19 июня
31 октября 2015 2822 1

Трудное дитя российского хозяйства

Почему в СКФО так мало примеров успешного развития бизнеса?
Участники V Форума крупнейших компаний СКФО «Сделано на Северном Кавказе: инструментарий для производителя». Фото: expertsouth.ru
Участники V Форума крупнейших компаний СКФО «Сделано на Северном Кавказе: инструментарий для производителя». Фото: expertsouth.ru

usahlkaro Филипп Громыко журналист


Основными темами V Форума крупнейших компаний Северного Кавказа, который на днях провел в Ставрополе журнал «Эксперт ЮГ», стали проблемы развития в СКФО импортозамещающих производств и плачевная ситуация в госкомпаниях-монополистах, накопивших громадные долги и убытки.

Ситуация с импортозамещением на Северном Кавказе в целом выглядит так: убедительные примеры этого процесса есть, но в силу специфики региона успешно развивать подобные проекты способны только единичные компании.

Что же касается монополистов, в частности, энергокомпаний, то единственный разумный способ избавиться от их долгов – это попросту их списать. Что, впрочем, вовсе не гарантирует, что ситуация не повторится, поскольку уже через несколько лет в СКФО ожидается существенное повышение энерготарифов.

Наша песня хороша – начинай сначала

Первый форум крупнейших компаний СКФО состоялся еще в 2011 году, на волне многообещающих заявлений руководства новообразованного федерального округа о желании помочь бизнесу Северного Кавказа.

Спустя четыре года подобных заявлений по-прежнему хватает, а чиновников и госструктур, призванных стимулировать экономическое развитие округа, стало только больше, но результаты следует признать микроскопическими.

О том, каким на деле оказался выхлоп от давних намерений государства помочь бизнесу СКФО в реализации новых проектов, свидетельствовали всего две цифры, которые привел заместитель генерального директора Корпорации развития Северного Кавказа (КРСК) Дмитрий Смиркин.

За пять лет существования корпорации она получила более 300 заявок на господдержку инвестпроектов, но удовлетворить смогла всего семь из них. Таким образом, отбор смогли пройти примерно 2,5% обращений.

​За пять лет существования КРСК получила более 300 заявок на господдержку инвестпроектов, но удовлетворила всего 7

Казалось бы, столь «впечатляющие» результаты должны были поумерить градус чиновничьей риторики, однако после начала конфронтации с Западом на повестке откуда ни возьмись появилась тема импортозамещения, которая уже второй год не сходит с языка государственных деятелей.

Для СКФО все это обернулось порцией новых обещаний помочь местному бизнесу.

Как сообщила на форуме представительница министерства по делам Северного Кавказа Ольга Дорошенко, одна из основных задач, стоящих сейчас перед субъектами СКФО, – наполнить инвестпроектами региональные подпрограммы федеральной программы по развитию Северного Кавказа до 2025 года.

Предполагается, что проекты, которые отберут регионы, получат господдержку, в том числе через КРСК. Как сообщил Дмитрий Смиркин, сейчас идет процесс докапитализации корпорации на сумму около 58 млрд рублей, включая 40 млрд на проект медицинского кластера на Кавминводах и 15 млрд на предоставление господдержки предприятиям СКФО.

Отдельно представитель КРСК уточнил, что проекты, которые получат эту поддержку, непременно должны быть эффективными и окупаемыми.

По мнению генерального директора аналитического центра «Московский регион» Алексея Чадаева, выступившего одним из главных спикеров форума, пока существующий подход к господдержке бизнеса на Северном Кавказе выявляет скорее зияющий разрыв между столичными представлениями об управлении экономическим развитием и местными экономическими реалиями.

«Ориентация исключительно на сверхкрупные, многомиллиардные истории вынужденная: экспертных и управленческих мощностей нет, а любой проект, что маленький, что большой, съедает их примерно одинаковое количество, – говорит Чадаев. – А между тем нынешний Кавказ – это и автопром, и стройматериалы, и цветная металлургия, и аэрозоли, и многое другое».

Импортозамещение в лабиринтах господдержки

Слова столичных гостей о том, что господдержка будет ориентирована в первую очередь на высокоэффективные проекты, вызвали определенное недоумение среди представителей северо-кавказского бизнеса, присутствовавших на форуме.

«Зачем государству вкладываться в высокоэффективные проекты? – поинтересовался Илья Пылаев, руководитель крупного завода «Кавказкабель» из города Прохладного (Кабардино-Балкария). – Государство должно инвестировать в заведомо неэффективные проекты, чтобы нести какую-то ответственность, а в высокоэффективные проекты мы сами вложимся».

Главным препятствием для этого, по словам Ильи Пылаева, является невозможность получить заемное финансирование: «В коммерческих банках региона нам говорят одно и то же – нам нужен твердый залог, желательно в Москве».

​Сначала ВЭБ, потом МСП-Банк, потом банк-партнер – это, видимо, прозрачная система. А выдать кредит напрямую – непрозрачно

Получать финансирование через пресловутые «институты развития» – зачастую слишком долгий путь. «Нам говорят: вы непрозрачны, – продолжил руководитель «Кавказкабеля». – А финансирование через фонды – это прозрачно?

Сначала Внешэкономбанк, потом МСП-Банк, потом банк-партнер, потом непонятно кто – это, видимо, прозрачная система. А выдать кредит напрямую действующему бизнесу – непрозрачно. Очень странная позиция».

Реальную ситуацию с господдержкой импортозамещающих проектов продемонстрировала и другая история, которую рассказал Илья Пылаев:

«У нас есть перспективный проект по изготовлению греющего кабеля для газопроводов. Как-то Минкавказа собрало совещание в "Газпроме", и нам там было озвучено, что нужно заниматься импортозамещением. Все согласны, все отлично.

Но тут же уточнили: все вопросы – через министерство, напрямую разговаривать не будем. Выходим с совещания – на следующий день министерство не может найти ответственного за результаты этого заседания.

Две недели гоняли нас по управлениям, но мы так и не поняли, кто этим занимается, пошли сами в "Газпром"».

Подобная ситуация привела руководителя «Кавказкабеля» к предложению закрепить за каждым значимым проектом в СКФО куратора в федеральных министерствах – отраслевых и Минкавказа.

Кроме того, государство, по мнению Ильи Пылаева, должно более активно использовать систему гарантий для банков по кредитам на реализацию проектов.

Тут можно только вспомнить, что именно этот инструмент планировалось поставить на поток еще в момент образования СКФО, но с тех пор им смогли воспользоваться лишь единичные компании.

Отличник кластерного подхода

По контрасту с выступлением главы кабардино-балкарского предприятия прозвучала презентация вице-президента невинномысской группы компаний «Арнест» Владимира Гурьянова, который как раз показал, что успешное развитие импортозамещающих проектов на Северном Кавказе – это не просто декларация.

Собственно, именно «Арнест», крупнейший российский производитель аэрозольной продукции, вошел в число тех самых семи компаний, которым удалось-таки получить поддержку КРСК.

По словам Владимира Гурьянова, самое главное в успешном бизнесе – это правильно занять свою нишу, и здесь опыт «Арнеста» здесь может оказаться полезным для других компаний Северного Кавказа.

«Еще в девяностые годы мы сделали упор на развитие контрактного производства. Нас тогда не поняли многие коллеги в отрасли, они считали, что мы выращиваем себе конкурентов, но время показало, что это был абсолютно правильный путь развития», – рассказал вице-президент «Арнеста».

Сейчас невинномысская группа компаний занимает порядка 2% мирового рынка аэрозольной продукции, почти 6% европейского рынка и более 50% российского. Рост выручки за последние 15 лет – почти в 20 раз, что позволило холдингу занять девятое место в рейтинге крупнейших компаний СКФО по итогам 2014 года.

Основным источником роста для «Арнеста» оказалось именно то, что на российском рынке аэрозолей была значительная доля импорта, которую можно было заместить отечественной продукцией.

​Если в сеть вошло 100% энергии, а вышло 60% (как в ряде регионов СКФО случается регулярно), – это не потери, а воровство

«Поэтому, когда правительство стало активно заявлять о развитии импортозамещения, мы испытали эффект дежа-вю – ведь мы к этому времени уже давно этим занимались», – заметил Владимир Гурьянов.

Аналогичная история случилась, когда «Арнест» несколько лет назад начал проект Национального аэрозольного кластера. Чиновники сразу же стали интересоваться: как это вы решили развивать кластер, нас не спросясь?

Однако идея кластера была продиктована не теоретическими выкладками, а опять же потребностями импортозамещения, но на сей раз не конечной продукции, а комплектующих. Тем самым была выстроена цепочка местных поставщиков, которая позволила производить добавленную стоимость, платить налоги и создавать рабочие места на территории СКФО.

«Поняв, что наша зависимость от европейских поставщиков полуфабрикатов весьма значительна, около 60% комплектующих, которые закупались в евро, мы начали программу локализации производства, – пояснил Владимир Гурьянов. – Так у нас появились новые предприятия, которые стали производить аэрозольные баллоны и алюминиевые рондоли – полуфабрикаты для баллонов».

Последний проект как раз и был поддержан КРСК. Причем все эти проекты были реализованы с участием иностранных инвесторов.

«Чтобы таких проектов было больше, и российским, и зарубежным партнерам прежде всего надо дать ощущение стабильности, – полагает вице-президент «Арнеста». – Ситуация в СКФО с каждым годом стабилизируется, но это понимаем мы, люди, которые здесь живут, но не всегда коллеги из других регионов и тем более иностранные партнеры. Поэтому государству стоило бы подумать о создании специального страхового пакета для покрытия региональных политических рисков».

Долги монополистов: «понять и простить»

Главный антирекорд рейтинга крупнейших компаний СКФО по итогам 2014 года установили региональные подразделения компаний-монополистов – прежде всего кавказские «дочки» «Газпрома» и «Россетей».

Общий объем их убытков измеряется десятками миллиардов рублей, и внятного ответа на вопрос, как остановить катастрофическое наращивание их долгов и убытков, по-прежнему нет.

«Если отвечать на вопрос, что делать с долгами и убытками энергокомпаний СКФО, не совсем серьезно, то формулировка будет короткая – "понять и простить"», – заметил по этому поводу директор по взаимодействию с сетевыми организациями ГК «ТНС энерго» Владимир Федотов. По его словам, рост эффективности электроэнергетики на Северном Кавказе не происходит, поскольку энергопотери не снижаются из года в год.

«Давайте называть вещи своими именами: если в сеть вошло 100% энергии, а вышло 60% (а это в отдельных регионах СКФО регулярная ситуация), – это не потери, а воровство. Плюс присутствует недоплата за электроэнергию, – пояснил Владимир Федотов основные причины накопления убытков. – В конечном итоге, все это ведет к недоинвестированию в сетевую инфраструктуру, а это влияет на качество энергоснабжения, и чем дальше этот вопрос не будет решаться, тем острее будет стоять вопрос о качестве и надежности энергоснабжения в СКФО».

​Самое неприятное для СКФО – в том, что из-за долгов по электричеству государство может отменить льготные тарифы

Таким образом, полагает представитель «ТНС энерго», необходимо признать простую вещь: те обязательства, которые есть у ряда сетевых и сбытовых компаний СКФО по старым долгам, неисполнимы. Эти обязательства нужно простить и списать, но при этом требуется продекларировать, что с данного момента энергокомпании начинают деятельность эффективно.

Однако сделать это будет не так просто, поскольку, по мнению Владимира Федотова, гарантирующие поставщики электроэнергии сегодня готовы работать эффективно только в трех республиках Северного Кавказа – Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии и Северной Осетии.

В остальных трех республиках – Чечне, Дагестане и Ингушетии – гарантпоставщики пока от эффективности далеки.

Но самое неприятное для Северного Кавказа последствие огромных долгов за электроэнергию заключается в том, что из-за этого государство с высокой вероятностью может отменить льготные тарифы, установленные для республик в надежде на повышение платежной дисциплины.

По оценке Рустама Егожева, генерального директора Агентства национальных энергетических проектов, за счет низких тарифов потребители СКФО уже сэкономили порядка 43 млрд рублей.

Однако из-за хронических неплатежей в выступлениях представителей Минэнерго РФ неоднократно заявлялось, что льготное тарифообразование на Северном Кавказе необходимо отменять и приводить цены на электроэнергию к общероссийскому уровню.

​За счет низких тарифов на электроэнергию потребители СКФО уже сэкономили порядка 43 млрд рублей

«Льготные условия искусственно обеспечили преимущества в цене продукции, выпускаемой предприятиями СКФО, что, несомненно, повысило их конкурентоспособность, – заметил Рустам Егожев. – Однако уже со второго полугодия 2018 года начнется поэтапная ликвидация особых условий, которая завершится к 2023 году полностью, что неизбежно приведет к росту цен на электрическую энергию в СКФО».

По мнению эксперта, это может негативным образом сказаться на рынках сбыта продукции местной промышленности, поэтому уже сейчас предприятиям необходимо повышенное внимание уделять проблемам энергоаудита.

В подтверждение этого тезиса Рустам Егожев привел ряд примеров того, как правильный контроль за энергопотреблением может существенно – на миллионы рублей – снизить издержки предприятий СКФО, причем не только таких крупных, как «Кавказкабель» и «Кавказцемент», но даже индивидуальных предпринимателей. 

0 Распечатать

Рустам Егожев 31 октября 2015, 15:53

Абсолютно согласен с Пылаевым Ильей, который в своем выступлении обножил в очередной раз реальную ситуацию с коррупционными составляющими и явной дискриминацией местного производителя на своей же территории СКФО основными заказчиками со стороны застройщиков и госмонополий.

0

Оставить комментарий:

Наверх