21 октября
23 июля 2015 15628 1

«Точку в Карабахе должны поставить президенты, дипломаты, а не военные»

С чем связана активизация дипломатов относительно карабахского конфликта?

usahlkaro Надана Фридрихсон международный обозреватель

После пристального внимания к украинскому театру действий и к переговорам «шестерки» с Ираном мировое сообщество вновь обращает внимание на карабахский конфликт, который, несмотря на перемирие, от мира как раз-таки далек. Обе стороны вновь заявляют о нарушении режима прекращения огня, обвиняя в этом друг друга.

Свой взгляд на развитие карабахского конфликта КАВПОЛИТу изложил главный редактор газеты New Baku Post Тофик Аббасов. Политолог, в частности, считает, что ввод российских миротворцев в зону конфликта способен сдвинуть ситуацию с мертвой точки.

В конце прошлой недели Сергей Лавров встретился с азербайджанским коллегой, а затем состоялся его телефонный разговор с главой МИД Армении. Было заявлено, что настал момент для интенсификации переговоров по урегулированию карабахской проблемы. Почему сейчас?

– Мне кажется, что побудительным мотивом для того заявления стал официальный прорыв между «шестеркой» и Ираном. В любом случае наличие конфликтов, нерешенных проблем, которые явно находятся в подвешенном состоянии, блокирует интеграционный потенциал и формирует череду вызовов.

В этом смысле Сергей Лавров как один из ведущих дипломатов иранской эпопеи решил, что при наличии настроя и политической воли можно вывести из стагнационного  состояния любой конфликт и любую проблему.

Думаю, Лавров хочет использовать оптимистичный настрой дипломатов от успеха на переговорах с Ираном для решения карабахского вопроса, которое действительно затянулось. Он привлекает дипломатический потенциал, но при этом ощутимых результатов пока нет.

У Лаврова есть конкретное предложение участникам конфликта?

– Эксперты предсказывают, что не исключен вариант размещения в регионе миротворческих сил. И судя по тому, как активно муссируется именно этот момент, мне кажется, не исключено, что у сторон, в том числе и у российской дипломатии, есть какой-то альтернативный пакет предложений по карабахской проблеме. 
Сергей Лавров может предложить Баку, Еревану и МГ ОБСЕ разместить в зоне карабахского конфликта российских миротворцев?

Процесс застыл в одной точке. Стороны не отходят от ранее заявленных позиций, а стало быть, получается патовая ситуация, которая ничего позитивного и прорывного не гарантирует. И ключевую роль может сыграть именно Москва. Дело в том, что из минской тройки Россия – наиболее предпочтительная сторона для урегулирования конфликта, поскольку непосредственно граничит с регионом.

Москва обладает большими рычагами воздействия. Кроме того, сегодня взгляды России, Азербайджана и Армении на многие проблемы совпадают.

Все-таки Армения – стратегический союзник и член ОДКБ, с Азербайджаном у России выстраиваются перспективные отношения в сфере экономики, и в контексте региональных схем также выводятся общие алгоритмы.

Так что по всему видно, что Россия – более предпочтительная сторона, которая, в принципе, может возобновить остановившийся на полпути трехсторонний формат, когда президенты России, Азербайджана и Армении встречались. 
Из «минской тройки» Россия предпочтительнее для урегулирования конфликта, т.к. непосредственно граничит с регионом
Оживить этот формат, думаю, возможно. Кроме того – почему я заговорил о миротворческих силах – недавно американский сопредседатель в МГ ОБСЕ Джеймс Уорлик обозначил ряд тезисов по карабахскому урегулированию. Он отметил, что территориальная целостность должна быть восстановлена, армянские вооруженные силы должны быть выведены из зоны конфликта. И также он заключил, что возможно привлечение миротворческих сил.

И сдается мне, что Москва, Париж и Вашингтон, возможно, на своем уровне обсудили этот вопрос, обменялись позициями. И не исключено, что в скором времени произойдет активизация вокруг карабахского урегулирования. Более того, нельзя исключать участие президентов при посредниках.

Из кого могут быть сформированы миротворческие силы? Это будут представители России, Франции, США?

– Учитывая, что российские миротворцы довольно-таки успешно работают в зоне приднестровского конфликта, а Россия все-таки ближе к зоне конфликта, да и речь все-таки идет о постсоветском пространстве, конечно же, у российских миротворческих сил больше шансов на то, чтобы представлять здесь МГ ОБСЕ.

Немаловажное значение имеет языковой вопрос. Так что наличие российского контингента может дать возможность достаточно быстро наладить контакт со сторонами конфликта.


В зоне карабахского конфликта. Фото: ridus.ru

Возможно, это будет еще и смешанная команда МГ ОБСЕ, но мне в это верится с трудом. У России все-таки больше мотивации взять на себя эту миссию, чтобы сдвинуть кризис с мертвой точки.

Азербайджан согласится на ввод российских миротворцев в зону конфликта?

– Я не вижу причин для того, чтобы Азербайджан отказался от этого. Но, во-первых, для того чтобы это реализовать, нужно согласие двух сторон конфликта – и Армении, и Азербайджана.

Разблокирование ситуации предусматривает осуществление таких мер, как вывод армянских сил с азербайджанской территории, затем разблокирование самих коммуникаций, постепенное возвращение на места постоянного проживания перемещенных людей и т.д.

Если Россия займет адекватную позицию, то, мне кажется, азербайджанская и армянская стороны могут дать согласие на то, чтобы российские войска разместились в зоне конфликта – чтобы прекратить ставшие сейчас очень частыми вспышки активности на линии соприкосновения, активизировать взаимоотношения конфликтующих сторон, а также взаимоотношения гражданского населения в зоне конфликта и на местах, эффективно работать над тем, чтобы вызовы и потенциальные риски были в итоге сведены к минимуму.

И в таком случае, наверное, будет найден такой более-менее объективный и оптимальный механизм разрешения этого кризиса.

Разве США и ЕС дадут согласие на то, чтобы российские миротворцы были в зоне карабахского конфликта?

– Мне кажется, что и азербайджанская, и армянская политическая элита вне зависимости от того, какую позицию занимают внутри этих стран прозападные силы, все-таки отдадут голоса за прагматичное решение проблемы.

И в данном случае, я повторюсь, российское миротворческое участие при наличии согласия других сторон (и Соединенных Штатов Америки, и Франции) может, конечно же, дать результат.

Мне кажется, что после иранской партии глава МИД РФ Сергей Ларов и госсекретарь США Джон Керри в конце переговоров все-таки оказались по одну сторону баррикад, и это может стать побудительным мотивом для США довериться России, которая говорит со сторонами конфликта на одном языке.


Думаете, США не будут против российского миротворческого контингента, учитывая, что риторика Вашингтона в отношении Москвы, несмотря на Иран, достаточно жесткая?

– Я сужу по последним высказываниям Джеймса Уорлика, который в начале своей деятельности занимал странную позицию. Но в последнее время его высказывания стали более осмотрительными, более прагматичными и, самое главное, более здоровыми по внутренней составляющей.

И в этом плане мне кажется, что все-таки за кулисами идут дебаты, хотя мы говорим, что на карабахском направлении царит бездыханное состояние, но это не совсем так. 

Джеймс Уорлик заявил в интервью «Ведомостям», что есть риск разморозки карабахского конфликта. Вы согласны с его опасениями?

–  Ничего исключать нельзя. В августе 2014 года была эскалация напряженности, в этом году наблюдаются вспышки агрессивности. Я далек от мысли говорить, кто в этом  виноват, и не хочу, потому что в условиях противостояния каждая из сторон всегда защищает себя и сваливает ответственность на противную сторону.

Но как факт мы имеем вспышки военной активности. И очень жаль, что погибают и с той, и с другой стороны и военные, и гражданские лица. Потому что на передовой все-таки люди все время сидят, как бы держа палец на курке. И в какой-то момент у кого-то в конечном счете могут сдать нервы… Подводит психологическая подготовка. У одного сдали нервы – и пошло-поехало, как говорится. Но подводят нервы не только военнослужащих, но и политиков тоже.

Есть временное перемирие, которое очень грубо и очень часто в последнее время нарушается. Доходило до того, что диверсионные группы проникали на территорию противника, проводили там операции, а уходя забирали с собой живую силу противника и тому подобное. Эти явления имели место и в последнее время участились.

Война еще не окончена, точки в этой истории нет. Точку должны поставить президенты, дипломаты, а не военные.

И дипломаты пока вынашивают свои планы и рассматривают различные сценарии развития событий. Ведь в случае неудачи они могут подвести не только себя, но и народы. 
Война еще не окончена, конечной точки в этой истории нет. Точку должны поставить президенты, дипломаты, а не военные

Конечно, не хотелось бы, чтобы эта перспектива оказалась более реальной. Но, думаю, раз такой влиятельный дипломат, как Сергей Лавров, говорит о том, что настало время найти решение карабахской проблемы, значит, на то есть какие-то мотивы, о которых пока мы можем лишь догадываться.

«Исламское государство» может спровоцировать в Карабахе обострение ситуации?

– ИГИЛ, мне кажется, все-таки тоже инструмент влиянии. Это такое квазигосударство, которое преследует свои цели в геополитических партиях…

И Южный Кавказ им интересен…

– Бесспорно, интересен. Но ИГИЛ интересен не только Кавказ, но и Центральная Азия, российское Поволжье, сама Россия с ее огромными возможностями, Северный Кавказ…

И мы неоднократно становились свидетелями того, насколько, будем говорить, главари этого непризнанного государства объявляли цели, в числе которых есть и так называемый Северокавказский Имарат. Недавно вот закрытая (точнее, нелегальная) организация «Ичкерия» присягнула на верность «Исламскому государству», объявила Чечню одним из вариантов для нового халифата.

Нельзя недооценивать то обстоятельство, что на грузино-турецкой границе сложилась очень непростая ситуация: по сути, граница демократично-либеральная, я бы сказал. И не стоит забывать про ситуацию в Панкисском ущелье.

Учитывая эти факторы риска – да, есть географическая возможность того, что силы ИГИЛ в той или иной степени могли бы создать головную боль и для Азербайджана, и для Армении, и для карабахской зоны в целом.

Тем не менее граница Азербайджана с Грузией и граница Армении с Грузией контролируются соответствующими станциями. Это и миграционная служба, и погранвойска, и спецслужбы этих стран, чьи взоры наблюдают за перемещениями вдоль всех этих граничных линий. Так что это маловероятно. Но, конечно, риски есть везде. 0 Распечатать

Александр Фоменков 28 июля 2015, 17:16

Правильно. Но при безоговорочном, строгом и принципиальном при этом подходе Вооружённых Сил Азербайджана. Что не так, - сразу в зубы.

0

Оставить комментарий:

Наверх