21 октября
27 июля 2014 3319 0

Ткуарчал: Работы нет, зато будет бассейн

Как расходуются средства в центре самого депрессивого района Абхазии

usahlkaro Антон Кривенюк Журналист

В последние годы основным реальным содержанием  сотрудничества России и Абхазии был Комплексный план содействия социально-экономическому развитию. Он определял приоритеты в расходовании финансовой помощи, которая поступала из России. Чтобы разобраться, как все это работало, мы поехали в Ткуарчал, центр самого депрессивного района Абхазии, которому больше других нужна материальная поддержка для преодоления поствоенной разрухи.

Данная публикация продолжает серию материалов об Абхазии – стране, находящейся на пороге серьезных перемен. Эксперт по вопросам российско-абхазских отношений Антон Кривенюк рассматривает вопросы экономического, политического и социального развития страны. Специально для «Кавказской политики».    

Ткуарчал мало меняется со временем. На пустынном шоссе удобно разместилось стадо коз. На такой же пустынной центральной улице, возле будки, на пластиковых стульях часами сидят посетители. Идти им особо некуда. В одном из магазинов на центральной площади застолье. Ткуарчал – город, в котором даже в центре звенящая тишина. Но он очень нуждается в инвестициях, хотя бы для того, чтобы не пополнить список мертвых городов. Хотя все идет к тому. Из некогда 35 тысяч жителей осталось пять тысяч. В многоквартирных домах нетрудно обнаружить пустыми целые подъезды.

Прежде Ткуарчал был индустриальным, шахтерским городом. Теперь в разрушенных горняцких поселках, многоэтажные дома заросли лесом. В послевоенные годы уголь добывали, но отрасль в катастрофическом кризисе. Сейчас есть некоторые надежды на возобновление добычи с приходом компании из Индии. Правда, и тут все не слава богу. Оборудование инвестор должен был доставить из Донецка, но сейчас там идет война. 

​Из некогда 35 тысяч жителей осталось пять тысяч. В многоквартирных домах нетрудно обнаружить пустыми целые подъезды

Аида Чачхалиа, депутат Ткуарчальского районного собрания, а сейчас активист местного предвыборного штаба Рауля Хаджимба, показала нам документ, состоящий из не менее чем трех десятков листов. Это Комплексный план содействия развитию Ткуарчальского района до 2015 года. В нем чего только нет. Если, предположим, в следующем году было бы построено все, что там указано, то в этом разбитом и депрессивном регионе возник бы настоящий инфраструктурный рай. Полноценный ремонт большинства сельских дорог, в том числе весьма протяженных, длиной свыше 30 километров. Замена коммуникаций, работы по благоустройству глухих сел, где в последний раз уличное освещение меняли четверть века назад. Массовая замена крыш.

На практике все не так. 2015 год уже завтра. Та самая 30-километровая, жизненно важная для региона дорога, соединяющая села с райцентром, засыпана гравием, причем, как говорят, не за счет средств Комплексного плана, ее ровняют местные жители. Коммунальные проекты не работают. Единственное — полупустые многоэтажные дома в массовом порядке перекрыли крышами.

«Я не понимаю, зачем покрыли новыми крышами и те дома, которые абсолютно пустые, в которых никто не живет», — говорит Аида Чачхалия.

«Насколько нам известно, при прежней власти было построено предприятие, которое и производило материал для этих крыш. Власть продавала эти крыши сама себе», – говорит еще один молодой активист одного из предвыборных штабов.

На так называемой нижней площадке города ведется самая большая за последние двадцать лет стройка в Ткуарчале. Из средств Комплексного плана строится спортивный комплекс, в котором предусмотрены бассейн, залы для тренировок, соревнований и т.д. На строительной площадке группа рабочих, что удивило сопровождавших нас местных жителей. По их словам, работы здесь ведутся с длительными перерывами, и в последнее время стройка была практически заморожена. Строится здание из шлакоблоков, что не очень хорошо для объекта, в котором будет бассейн. Шлакоблок впитывает влагу значительно сильнее, чем другие строительные материалы. Но это все нюансы.


«А кто будет ходить в этот бассейн? Сколько в нашем городе людей, которые смогут себе это позволить», – задается вопросами Аида Чачхалия. В городе, как мы уже сказали, живет около пяти тысяч человек. Средние зарплаты у тех, кто работает – 4-6 тысяч рублей в месяц. Десять тысяч считается очень хорошей зарплатой.  Большая часть населения не работает вообще, рынка труда как такового нет. Возвращаясь к спортивному комплексу, непонятно, кто будет туда ходить, если в городе практически нет людей, у которых были бы регулярные доходы. 

​Большая часть населения не работает вообще, рынка труда как такового нет

Непонятно также, за счет чего содержать подобные социальные объекты. Бюджет такого района, как Ткуарчальский в принципе никогда не потянет обслуживание современного спортивного комплекса с бассейном. Во-первых, потому что это специальная инфраструктура и специально обученный персонал. Это огромные расходы на обслуживание. Можно провести аналогии с российской программой «Газпром-детям», в рамках которой по регионам страны строятся подобного уровня спортивные объекты. Достаточно сказать, что даже в несопоставимо более богатой России такие проекты ведет «Газпром».

И все-таки главный вопрос, что важнее для жителей глубоко депрессивного, умирающего города – объекты социальной инфраструктуры или возможность заработать себе на хлеб?

«Прежний президент приезжал сюда к нам, ему задавали вопрос об этом. Да, детские садики, это хорошо. Но, мамы, отправив своих детей в сад, хотят пойти на работу. Но у них нет никакой работы. Почему нельзя было хотя бы часть этих средств потратить на то, чтобы помочь малому бизнесу, создать какие-нибудь рабочие места?», – говорит Аида Чачхалиа. 

​Этим людям очень нужна работа или кредиты на развитие своего дела. И меньше всего на данном этапе своей жизни они нуждаются в бассейне. 

Алеша Ильинов живет со своей семьей, на «поселке», живописной окраине Ткуарчала. У него трое маленьких детей и дом, который надо ремонтировать. Живет натуральным хозяйством, никакой оплачиваемой работы у него нет, хотя есть земля и миллион идей о том, что на ней можно сделать.

«Было предложение о работе, но только в Сухуме. Сейчас не уверен, что хотел бы с семьей туда перебираться. А здесь работы нет», – говорит Алеша.

Здесь много семей с детьми, много многодетных семей. Этим людям очень нужна работа или кредиты на развитие своего дела. И меньше всего на данном этапе своей жизни они нуждаются в бассейне.

Это действительно странная идея, в разрушенном городе, в котором нет работы, вместо создания рабочих мест строить социальную инфраструктуру, которой большинство населения не сможет пользоваться ввиду отсутствия материальных средств. В принципе, логика понятна. Масштабный строительный процесс создает невероятно глубокую нишу для всяческого освоения бесконечного денежного потока. И в общем, не важно, что ты строишь, бассейн или сарай, главное, чтобы была стройка. Тогда будут деньги. Но в таком случае должна быть уверенность в том, что денежный дождь, обеспечивающий это строительство ради строительства, будет бесконечным. Также, неплохо бы понимать, за счет каких средств потом все построенное содержать. Вероятно, предполагалось, что содержаться бассейн в Ткуарчале также будет за счет средств российской финансовой помощи. 

0 Распечатать

Наверх