25 сентября
04 января 2016 4404 3

Терцы готовятся к резерву

В 2015 году на Тереке разрушились две вольные казачьи организации, тогда как реестр, напротив, окреп

usahlkaro Светлана Болотникова Автор статьи

Как бы ни посмеивались казаки над поверстанным атаманом Терского войскового казачьего общества Александром Журавским, избранным в 2015 году, но при поддержке властей края и округа он крепко держит атаманскую булаву и отдавать ее не собирается.

Объединить раздвоенные казачьи общества ему, правда, пока не удалось. Однако войско сохранилось – в отличие от фактически распавшихся в этом году Кавказской казачьей линии, чей предводитель попал за решетку, и Терского казачьего общества, расколовшегося из-за нового атамана.

Чисто ставропольская модель

Год назад никто не знал, кто возглавит реестровое Терское войсковое казачье общество после того, как два предыдущих атамана досрочно покинули свои должности. Кандидаты были на виду, но ни один из них не устраивал Кремль, а потому шансов на утверждение президентом, как положено по уставу, они не имели.

Атамана подбирали всю прошлую зиму и весну. Но этим занимались не казачьи общества, а чиновники. Остановились на кандидатуре потомственного военного Александра Журавского, который ранее возглавлял краевой казачий центр в Ставрополе.

Поначалу казалось, что он займет лишь место атамана Ставропольского округа, ставшее вакантным после отставки раскритикованного за раскол в казачестве Александра Фалько.

Однако вскоре выяснилось, что его прочат одновременно и на должность главы всего войска.

Это было странно, ведь ранее полпредство в СКФО предлагало Терскому войску перенять кубанскую модель – когда один из регионов, в которых расположено войско, становится базовым.

​Атамана подбирали всю прошлую зиму и весну. Но этим занимались не казачьи общества, а чиновники

Но на Кубани-то атаман войска никакой округ не возглавляет, а является вице-губернатором. На Ставрополье же Александру Журавскому в нагрузку к двум атаманским постам предложили лишь должность заместителя председателя комитета по делам национальностей и казачества, хотя общаться ему предстояло с главами республик, по которым протекает Терек – родная река терских казаков.

Накануне выборов у Александра Вячеславовича критиков было больше, чем сторонников. За пару дней до решающего общевойскового круга по казачьим станицам понеслась весть о том, что Александр Журавский передумал участвовать в выборах войскового атамана. Но это была то ли «утка», то ли минута слабости, и выборы 25 апреля все-таки состоялись.

Отставить критику

Лишь 75 казаков из 380 проголосовали против навязываемого сверху кандидата. Александра Журавского символически отхлестали нагайкой и вверили ему судьбу войска.

С этого момента казаки Центрального районного казачьего общества Ставропольского округа подчинились решению круга и от публичной критики в адрес «батьки» воздерживались. Разве что укорили за запрет праздничных бешметов, о которых писал еще Лев Толстой. Атаман счел их неуместными там, где терцы должны представлять реестровое войско.

В понимании Александра Журавского, казачьи общества должны стать мобилизационным резервом России, а потому форма, воинская дисциплина и вертикаль власти для них обязательны, хотя с юридической точки зрения это всего лишь общественные организации.

Его точка зрения, надо полагать, совпадает со взглядами на казачество тех, кто его поддержал «наверху», так как осенью полпред в СКФО Сергей Меликов произвел его в казачьи полковники, а президент России вскоре утвердил на должность атамана Терского войска.

В понимании Александра Журавского, казачьи общества должны стать мобилизационным резервом России

До этого знаменательного события пятигорские казаки, надеявшиеся провести в «батьки» своего кандидата, не пропускали ни одной атаманской оплошности. В социальных сетях высмеяли приказ о запрете на агитацию на местных выборах, а потом и приказ о создании группы информационного противодействия очернителям войска.

Виртуальные терцы активно заработали, и теперь в дискуссиях на всевозможных площадках всегда находится голос в защиту действий Александра Журавского

Объединяя, разъединил

Одной из главных задач, которую перед новым атаманом на совещании в селе Солдато-Александровском перед казаками поставил губернатор Ставрополья Владимир Владимиров, было объединение казачества. За последние годы во многих населенных пунктах оно расслоилось на две, а в Ставрополе даже на три реестровые организации, не говоря уже об общественных структурах.

Александр Журавский и Алексей Семёнов на выборном круге 25 мая 2015 года

Подобрать вольных казаков под реестр оказалось невозможно, поскольку они этого и не хотели. Но и те, кто тяготел к госслужбе, на условия Александра Журавского не пошли.

Механизм раскола почти везде был одинаков. Новые общества создавались там, где не удавалось отправить в отставку неугодного вышестоящему «батьке» атамана. Тогда под тем же названием возникало новое общество, без ликвидации предыдущего.

В Ставрополе помимо двух Ставропольских городских казачьих обществ (СГКО) в 2014 году появилось третье – «Станица Казанская». Оно вошло в реестр, минуя войско. К нему потянулись те организации, которых отодвинули от госслужбы при создании параллельных структур.

Однако реестровая станица, фактически разросшаяся на полкрая, ни внимания краевых властей, ни государственной службы, ни финансирования из бюджета не получила и попросилась в ТВКО.

Объединению помешал устав реестрового войска, который помимо юридических неточностей содержал пункты, ставящие приказы вышестоящего атамана выше воли круга.

«Станица Казанская» предлагала оставить субординацию только для походной службы, сохранив демократию в станичной жизни, но руководство ТВКО менять устав по требованию пришедших в чужой монастырь не собиралось.

Более того, в процессе объединения казачества новый атаман чуть не расколол зеленокумскую общину, настаивая на смене ее главы, а под конец года пошел путем Александра Фалько и создал  параллельное реестровое общество в Туркменском районе Ставрополья.

Каковы атаманы, таковы и округа

Атаманов поменяли и в двух других округах реестрового Терского войска – Кизлярском в Дагестане и Терско-Сунженском в Чечне. В Дагестане бывший атаман Николай Спирин лично передал бразды правления своему преемнику Валентину Иванову, до этого возглавлявшему районное казачье общество.

За плечами нового атамана были подвиги 90-х годов, когда Кизлярщину атаковали бандиты из соседней республики, и служба на высоких постах в министерстве внутренних дел на Юге России.

Валентин Игоревич называл себя казаком задолго до того, как официально вступил в казачье общество, поскольку родился на терской земле и воспитывался в казачьем духе. Опасения, что он, будучи поддержан властями, оторвется от чаяний самих казаков, оказались напрасными.

Хотя у Кизлярского округа остаются нерешенными вопросы с управой и штатными единицами, деятельность ведется на общественных началах.

Нижне-терские казаки возили на молодежный форум «Машук-2015» предметы казачьего быта и культуры, развернув там большое казачье подворье. На въезде в Кизляр при содействии главы администрации города установили поклонный крест.

На встрече с вице-премьером России Александром Хлопониным предложили открыть в Кизляре казачий кадетский корпус. В Махачкале и Каспийске задумали создать казачьи общества, хотя кое-кому эта идея сильно не понравилась. А почему бы и нет, ведь есть же в Москве дагестанские землячества?

Атаманов поменяли в двух округах реестрового Терского войска – Кизлярском в Дагестане и Терско-Сунженском в Чечне

В Чечне же все сложилось не так удачно.

Бывший атаман Анатолий Черкашин на круг в Шелковской, где его переизбирали, даже не поехал. Туда свезли и казаков, и просто русских жителей русских районов, и они подняли руки за предложенного властями Дениса Дупенко.

Он, хотя и представлялся родовым казаком со Ставрополья, будучи зятем атамана общественной казачьей организации, отношения к казачеству до избрания не имел.

Казаки говорят, при Дупенко и стол на день наурской казачки был накрыт беднее, чем раньше, и конференция «От Терека до Дона» прошла без достойного представительства казаков.

Почему-то местные власти не подключили атамана Терско-Сунженского округа ТВКО к организации мероприятия. А сам он, похоже, считает что инициатива наказуема, тем более в мусульманской республике, поэтому никаких заявлений по укреплению позиций казачества в Чечне от него в 2015 году не было.

Период полураспада

Больше всего критики в адрес Терского войска звучало со стороны общественных казачьих организаций и вольных казаков. В минувшем году они притихли, но не потому, что реестру удалось вывести на чистую воду атаманов, которые занижают арендные ставки на находящуюся в их распоряжении землю или отбирают выращенные чужими руками урожаи. Просто самим критикам стало не до того.

Работа Кавказской казачьей линии оказалась парализованной, поскольку руководитель этого объединения Юрий Чуреков был задержан с контрабандным оружием. Он вез автоматы из Новороссии на Кавказ.

Вместо него во главе объединения общественных войск временно встал идеолог русского и казачьего движения Сергей Попов, незадолго до этого возведенный в казачьи генералы Виктором Ратиевым – атаманом Союза казачьих войск России и Зарубежья. «Батькой» казаки его не признали, и фактически линия распалась.

Другую общественную казачью организацию – межрегиональное общественное движение терских казаков «Терское казачье войско» – также в этом году настигли неприятности. Еще до ареста Юрия Чурекова при его содействии там переизбрали атамана.

Государству казаки нужнее не как народ, а как «фактор патриотического воспитания молодежи»

15 лет возглавлявшему организацию Михаилу Инкавцову пришлось уйти. Булаву принял владикавказский казак Анатолий Маковкин, который должен был, по замыслу избиравших его людей, «работать в команде».

Однако неожиданно для всех новый атаман ополчился на тех, кто хранил верность Инкавцову: все, кто его поддерживал, оказались в опале. От должностей были отстранены первый товарищ атамана Георгий Кириченко и атаман Владикавказского округа Валерий Храбрых. В ответ они собрали Совет стариков, который рекомендовал отстранить самого Анатолия Маковкина.

К концу года атаман был отчислен из городской Владикавказской общины, и старики войска поручили Георгию Кириченко собрать Большой круг для избрания нового атамана. Сам Анатолий Маковкин заявлял, что имеет более широкую поддержку, в том числе среди стариков за пределами Владикавказа.

Понятно, что Терскому общественному войску в период внутривойсковых передряг некогда было не только судить о ситуации в реестровом войске, но и решать свои проблемы.

Ну а общественное Ставропольское войско Союза казаков России от интриг всегда держалось в стороне. Оно мирно отметило 25-летие со дня основания, просто зафиксировав тот факт, что возрождение казачества состоялось, и казаки вернулись в повседневность. А уж какие они должны быть – родовые или поверстанные, вольные или служивые – история рассудит.

Государству, судя по тому, что оно поддерживает преимущественно реестр, в который может вступить любой гражданин России от 18 до 60 лет, казаки нужнее не как народ, а как «фактор патриотического воспитания молодежи» – именно такое определение казачества недавно прозвучало с трибуны на одной из казачьих конференций и выразило суть всей современной российской политики в отношении казачества, включая терское.

0 Распечатать

Владимир Николенко 05 января 2016, 11:46

Федеральный закон от 28.03.1998 N 53-ФЗ (ред. от 05.10.2015) "О воинской обязанности и военной службе" предусматривает порядок пребывания граждан Российской Федерации в мобилизационном людском резерве путем заключения контракта. Ни в одном нормативно-правовом документе ничего не сказано о казаках, о казачьих обществах, которые якобы должны стать мобрезервом России. Необходимо разбираться со своими проблемами, приводить войсковой устав с учётом изменений и дополнений в федеральные законы. В действующем Уставе ТВКО даже не предусмотрено задач, которые надо решать войску. Нужно не грезить мобрезервом, а заниматься ближайшими и последующими задачами войска, создавать и развивать экономическую базу. Надо идти на компромиссы с общественными обединениями, кропотливо и настойчиво находить пути взаимодействия со всеми казачьими организациями. Нас объединяют казачьи обычаи и традиции, образ жизни, наша история, наши цели и задачи. Мы должны быть просто КАЗАКАМИ и без всяких приставок реестровый, вольный или общественный, мы должны гордиться своей потомственной и родовой казачьей историей.
России нужно сильное казачество, способное к самоуправлению, экономическому развитию, способное отстаивать интересы России, как на ближнем, так и на дальнем зарубежье.

-1
Александр Якушев 07 января 2016, 20:29

Интересно, кто же собирается отбирать атаманскую булаву у Журавского? Что-то таких я не знаю. А насчет мобрезерва, так это точно, все идет на уровне военно-патриотического воспитания и подготовки к армии благодаря энтузиазму атаманов. Тоже дело нужное. Только вот под идею мобрезерва вводится принцип единоначалия в руководстве казачьими обществами. Круг уже не является высшим органом управления казачьей общиной. Да и в казаки уже пытаются целыми ротами солдат принимать, общим списком. Уже и не знаешь, кто у кого в резерве.

0
Сергей Матвеев 20 февраля 2016, 16:21

Светлана приводит неверную информацию. Казачье общество - это не общественная организация. Это один из видов некоммерческих организаций (смотри закон РФ "О НКО"). Общественная организация - это тоже один из видов НКО, но все же другой и с другим юридическим статусом. Поэтому объединить ОО и КО это все равно что утку с курицей скрещивать. Можно, но что из этого получится?

0

Оставить комментарий:

Наверх