02 декабря
25 апреля 2016 3727 3

Террористический избирательный округ

«В связи с участившимися эксцессами в Южном Дагестане, есть вероятность того, что бандгруппы внесут свой "вклад" в избирательные процессы»

usahlkaro Расул Кадиев юрист

В общей предвыборной картине по стране Дагестан не имеет ключевого значения, однако фактор террористической угрозы притягивает внимание к избирательной кампании в республике, заставляя пересматривать уже существующие риски.

О правилах игры

18 сентября 2016 года дагестанские избиратели получат три бюллетеня: по одномандатному округу и партийному списку в Госдуму и один бюллетень с партийным списком претендентов в Народное собрание. То есть в Госдуму избиратель дает два голоса.

В некоторых районах, например, в Акушинском, в этот день будут также проходить и выборы местных депутатов.

На ближайшей сессии НС РД будет рассматриваться законопроект о праве сельских и городских поселений выбирать порядок избрания главы, в том числе путем прямых выборов.

Но дагестанские власти сделают все, чтобы законопроект был принят только в мае, и муниципалитеты не смогли провести процедуру изменения уставов. Следовательно, не смогут переизбрать глав в единый день голосования одновременно с думскими выборами.

Общее правило выборов гласит, что чем ниже уровень выборов, тем выше уровень явки и тем выше уровень конфликтности.

Производная этого правила: чем выше уровень власти, тем меньше ее интересует нижний уровень выборов; делайте, что хотите на местных выборах, но дайте нам голоса избирателей на федеральных и республиканских выборах.

Уже сейчас чиновники открыто заявляют о тотальной поддержке какой-либо партии на своей территории, как это сделал недавно глава Ботлихского района.

В результате может сложиться ситуация, когда одна и та же партия на местном участке может проиграть выборы в Народное собрание, но выиграть в Государственную думу.

Кооперативная явка

Явка – главная особенность сочетания местных, республиканских и «госдумовских» выборов.

Статья 83 ФЗ «О выборах депутатов Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации» установила, «сумма голосов избирателей делится на 450 – число депутатских мандатов, распределяемых по федеральному избирательному округу.

Полученный результат есть первое избирательное частное, которое используется в процессе распределения депутатских мандатов между федеральными списками кандидатов».

В результате получается цена места – количество голосов избирателей на 1 мандат.

Например, на 1 января 2016 года по данным ЦИК РФ, в стране зарегистрировано 111 724 534 избирателя. На прошлых выборах в Государственную думу было учтено 64 615 252 бюллетеня.

Если это число повторится, то цена одного места в Государственной думе будет – 64 615 252 : 450 = 143 589 избирателей/мандат.

Государственная дума будет формироваться только на половину из партий – 225 мест. Остальные 225 мест займут победители выборов в одномандатных округах.

Например, 10-й одномандатный округ, в который входят все дагестанские северные территории, кроме Хасавюрта, плюс часть Махачкалы, состоит из 455 тысяч избирателей. Поэтому цена одномандатного округа может оказаться дороже партийного мандата.

Ведущие политические игроки на избирательном рынке, скорее всего, уже давно определились с ценой мандата

Казалось бы, уровень неопределенности зашкаливает, тем более пугает статья 82 ФЗ о выборах в ГД где указано, что ЦИК может считать все протоколы до 2 недель. А тут еще в Дагестане извечный вопрос, как разделить мандаты между национальностями и кланами.

Почти рынок, с неизвестными, где конкурируют региональные партийные списки, каждый из которых не знает, сколько надо обеспечить избирателей на участке, чтобы быть уверенным в получении мандатов. 

Но не стоит обвинять наших политических мыслителей в азартных играх. Мы имеем обыкновенную рыночную ситуацию кооперативных игр по типу ОПЕК, где договариваются об объемах добычи, чтобы цена была выгодной для всех или большинства.

Все эти «расклады» давно решены математическим путем в рамках теории игр известной киноманам по «Играм разума» о великом математике Дж.Нэше и его формуле равновесия.

Ведущие политические игроки на избирательном рынке, скорее всего, уже давно определились с ценой мандата с учетом явки избирателей. И здесь парадокс заключается в том, что ключевым игрокам, как утверждают критики системы, не очень выгодна высокая явка на федеральных выборах, так как погашенные бюллетени оставляют мало пространства для манипуляций.

Законы экономики никто еще не отменял. Картельный сговор на открытом рынке приводит всегда к некачественному товарам и услугам по завышенной цене.

Ставки на повышение

Первая угроза кооперативных игр в том, что стороны не соблюдают условия сговора. Число избирателей в Дагестане – всего лишь 1,6 миллиона человек.

Это несущественно в федеральных масштабах. Если региональное отделение начнет играть на повышение явки, чтобы добиться большего количества мандатов, то это не приведет к общему росту цены мандата по стране. Однако нарушит политические диспропорции.

Кто может сыграть на повышение? Те, кто окажется на 4-х и ниже позициях в главной партии и на ведущих позициях в «оппозиционных».

На повышение явки очень сильно могут сыграть непарламентские партии, которые приобрели бренды федеральных партий и активно играют на местном уровне. 

На республиканском форуме НКО председатель Избиркома Дагестана еще раз обратил внимание, что очень часто люди продолжают голосовать не за партии, а за личности. Поэтому наши чиновники применили такую хитрость: они ставят три первые фамилии по списку партии для ознакомления прямо в бюллетени.  

Игрой на повышение невольно могут заняться одномандатники. Например, в том же северном избирательном округе в качестве одномандатника идет координатор ОНФ депутат ГД Умаханов Умахан, которому важно получить простое большинство над соперниками, чтобы стать депутатом.

Если по этому же округу зарегистрируется амбициозный депутат ГД РФ, заместитель комитета по конституционному законодательству Ризван Курбанов, то борьба будет не просто интересной. Они оба начнут приводить избирателей на участки, которые могут проголосовать и по партийному списку.

Причем после шума, который поднял на встрече с ОНФ дагестанский журналист Алик Абдулгамидов, руководство республиканского ОНФ могут заподозрить в несогласованной игре. Тем более, что этот же журналист возглавляет пресс-службу в морском порту, где директор – брат депутата ГД РФ и кандидата по общему списку ЕР Гаджиева Магомеда.

Например, на явку очень сильно может повлиять партия «Народ против коррупции», интерес к которой в республиканских СМИ очень высокий.

Тут и религиозный фактор, и национальный.

Это привело к тому, что Рамазан Абдулатипов на форуме СМИ сначала публично высказался против участия кандидата от этой партии в политике: «Если я начну заниматься религиозными вопросами, для шейха Магомедрасула это будет выглядеть смешно и неубедительно. А когда шейх Магомедрасул начинает заниматься политикой, для меня это не очень убедительно».

Но затем скорректировал свою позицию: «Я хотел бы, чтобы от наших религиозных деятелей хотя б пару человек было бы в Народном собрании… Я думаю мы еще с муфтием будем говорить и корректировать какие-то вопросы при подходе уже к выборам».

Конечно, список зарегистрированных в Дагестане партий вызывает пока больше улыбок, что тоже не плохо.

На примере партии «Народ против коррупции» другие «малые» парти могут начать работу на местах с тем, чтобы добиться отступных в виде своих экономических либо политических интересов малого значения.

Криминальный фактор

Что касается террористической угрозы, то следует обратить внимание на следующее. Во-первых, статистика продолжает показывать рост преступлений террористической направленности – на 44% больше, чем в прошлом году.

Во-вторых, начинается «зеленка», позволяющая скрываться бандргруппам в лесах.

При анализе ситуации часто путают террористические группировки с бандами, которые работают для решения корыстных или политических целей. Банда нужна, чтобы запугать население и власти, а на выборах с помощью этого инструмента возможны угрозы срыва процедуры.

Махачкала. Вид с горы Тарки-Тау, с окопа, подготовленного спецназом для прикрытия города / Фото: Расул Кадиев

Ситуация в Дагестане не настолько критическая, чтобы говорить о влиянии бандгрупп на федеральные или даже региональные выборы по региону. Однако в связи с участившимися эксцессами в Южном Дагестане, есть вероятность, что бандгруппы внесут свой «вклад» в избирательные процессы.

Нельзя также забывать об угрозе подкупа избирателей. При расчете цены голоса за 2 тысячи рублей избирательная кампания в Дагестане может привлечь в оборот 3,3 миллиарда рублей. 

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции "Кавполита"

7 Распечатать

Tarlan 28 апреля 2016, 11:06

Расул в тех округах, где участвуют власти и рекомендованные им едросы террористам делать нечего. У тех и других цели совпадают, могут и договориться, кто и как будет "работать", чтобы достигнуть единой цели в борьбе за власть...

3
Agiev Fagiz 28 апреля 2016, 22:54

Название статьи некорректное, можно охарактеризовать как В огороде бузина в Киеве дядька

-1
Dag Blated 01 мая 2016, 23:30

То есть, в бахче хурма, в Дербенте бабай.

0

Оставить комментарий:

Наверх