31 октября
29 октября 2014 16521 1

Тайная сторона Дербента

Дербентские заметки: прогулки по ночному городу с тысячелетней историей

usahlkaro Олег Пономарев Автор статьи

Чтобы полностью понять душу города, надо прочувствовать его сущность в разных обстоятельствах и условиях. Один из таких способов – прогуляться по ночным улочкам, которые таят в себе много тайн и оттенков настроения, а иногда – жесткую истину. Какие-то улицы встретят тебя опасностью и грубостью, другие – романтической грустью и манящим за собой очарованием.

Дербент в этом отношении – удивительный город. Он не уступает в яркости краскам дня, дополняя их особой насыщенностью и бархатистостью. А еще это настоящий рай для охотников за фотографиями: каждый кадр (при наличии хорошей техники) здесь будет удачным в силу многих благоприятных причин. Одна из них – абсолютная, исторически сложившаяся гармония окружающих предметов.

Ночной Дербент лучше воспринимать именно так: через органы чувств, забыв на время о цифрах, фактах и датах. Древняя история проникает в твою душу через зрение, обоняние, слух, осязание настолько глубоко, что невольно сам становишься ее участником, подхваченным дыханием времени.

При застройке городской черты Дербента сознательно или интуитивно складывался единый стиль – желтовато-охристые крупные кирпичи зданий, толстые, часто неровные швы стен, порою узкие, геометрически неправильные улицы, очаровательные в своей шероховатости мостовые, арки, башенки, кованые решетки… Все это в комплексе, в сочетании с множеством исторических архитектурных объектов создает ощущение какой-то восточной сказки. Кажется, с соседней башни вдруг раздастся тягучее: «Спите, жители Дербента! В городе все спокойно…»

Причем сказанное касается не только старой части города. Такое можно встретить и на окраинах, разве что не в многоэтажных микрорайонах. Но мы решили прогуляться именно по древним, историческим кварталам. Там, где можно встретить то, что не встретишь больше нигде.

​На улицах и в домах Дербента много старинных вещей, которыми до сих пор пользуются люди

Общую цветовую гамму чернильно-густого южного неба и тепло-коричневых стен строений дополняет искусный свет фонарей и уличных светильников. Где-то он искусно обволакивает листву плодовых деревьев (преобладают хурма, инжир, абрикос), где-то высвечивает тусклое мерцание гладкого камня. Ажурные решетки, небольшие оконца – темные и наполненные лимонным светом.

Где-то вдруг мелькнет удивительной красоты кованая калитка древней мечети или арка уличного источника (наши предки, по определению, знали толк в строительстве!), где-то – современная неоновая вывеска. Одно другому не мешает, непостижимым образом сочетаясь в замысловатой дербентской симфонии.

Читаем встречающиеся по пути вывески: «Памятник архитектуры федерального значения Килиса-мечеть. XI век. Охраняется государством». Стало быть, тысячу лет назад кто-то стоял на моем месте и гладил ладонью эту шероховатую, теплую, приятную на ощупь стену?

А вот – современный плакат на старинной стене: «Хиджаб помогает дольше сохранить красоту». Подпись – «Имам Али».

Неподалеку из темноты показывается дивная по красоте резная дверь Джума-мечети. VIII век! Потрясающе. Это удивительное место мы посетим завтра.

Интересно обозначение улиц. Сначала – номер магала (по-дербентски – это нечто вроде «микрорайончика»), далее – номер квартала и наконец – номер дома. Выглядит это в целом так: «7 магал, квартал 127, №10».

Чем глубже в центр старого города – тем больше вывесок с символикой ЮНЕСКО: места для молитвы, бани… Много надписей, сделанных арабской вязью, преимущественно – очень древних. И нанесенных красками на стены, и в виде вывесок.

А вот и «плоды цивилизации» – переплетения телефонных проводов на столбах. Их так много, что похоже на паутину. Странно, но они почти не портят общую картину. Да и вообще, Дербент, видимо, трудно чем-то испортить.

Из темноты вдруг появляются и быстро исчезают в темноте, сверкая фарами,  автомобили. Почему-то много «приор». А о дербентском стиле вождения по ночному городу вообще можно слагать легенды. Как они умудряются не столкнуться в густой тьме и узости проездов – уму непостижимо! Разъезжаются спокойно и быстро, пользуясь какими-то неведомыми приезжему уму правилами и рефлексами. Да еще и приветствиями успевают обменяться:

- Ассаламуалейкум!

- Ваалейкумассалам, брат!

Странно и приятно, что даже при скоплении молодежи на перекрестках, освещенных желтыми фонарями, нет привычного гвалта и шума. Разговаривают живо, но спокойно, достаточно тихо, с достоинством. Даже смех какой-то уютный, совершенно не вызывающий раздражения у старшего поколения (к коему принадлежит и автор этих строк).

Не знаю, в каком еще южном городе вечером на улице можно услышать следующий диалог молодых людей (не так уж важна сама тема разговора), отрывок из которого теперь навсегда останется в журналистской коллекции. Беседа идет на русском языке:

- Возьми мою машину и поезжай!

- Да ладно, я на своей.

- Пожалуйста, давай сейчас не будем рассматривать альтернативные варианты наших совместных действий, которые только отнимают наше общее время!..

Аплодисменты.

Проходя по узким улочкам, вдруг видим чей-то бронзовый профиль на стене. Мемориальная доска, дом-музей Бестужева-Марлинского – поэта-декабриста, сосланного сюда в ссылку за свои декабристские дела. Тоже ведь ходил по ночным улицам, наслаждался вечерней прохладой, отдаленным шумом Каспия, запахом цветущего граната и хурмы… Неплохие в то время бывали ссылки!

Пара-тройка улочек – вообще узких, здесь не проедет не только приора, но и повозка. У стены дома – неведомый каменный горшок. На вид – лет 800. Предназначение неясно: то ли для мусора, то ли для сбора дождевой воды. Но внутри пусто. Наверняка, любой музей с удовольствием использовал бы подобный раритет в качестве экспоната. А здесь вон – стоит, служит еще людям.

Этим также интересен Дербент: он живой. Здесь мало экспонатов, здесь все используется.

Поддаемся соблазну и, рискуя показаться беспардонными, напрашиваемся в гости в первый из попавшихся домов – посмотреть, что там внутри. На удивление, невежами не посчитали, а гостеприимно пустили внутрь. Сквозь арочный проход во внутренний двор домовладения нас ведет Абузар – хозяин дома.

Внутри небольшого дворика бегает множество детей. Их так много, что посчитать не удается (или слишком быстро бегают?). Звучит смех, веселая детская возня. Блестят любопытством глаза из темных проемов.

Внутренний двор представляет собой замкнутый пятиугольник, посредине которого растет огромная айва. Вверху – переливающееся звездами небо. По периметру – двухэтажное жилье с окошками и дверьми разных калибров и цветов. На второй этаж ведет пара лестниц.

- Было 14 комнат, теперь меньше, – говорит Абузар, – Сделали из двух одну. Детям надо… Это все мое, одна семья, я – хозяин. Все здесь так, как было раньше – сто, двести лет назад. Стараемся не трогать, не менять.​

​«Все здесь так, как было сто, двести лет назад. Стараемся не трогать» - житель Дербента

Он приветливо показывает достопримечательности своего необычного дома: старинные лестницы, очаги, витражи, ступеньки, точеные балясины, пестрые коврики… История старинного быта – на каждом квадратном метре. Потрясающе красиво. И этим всем пользуются, здесь реально живут люди!

Благодаря радушного хозяина, покидаем гостеприимный дом и выходим наружу. На небольшой площадке – скопление людей, звон какой-то посуды. Почему-то именно вечером люди идут сюда охотнее: здесь родник. Можно набрать чистейшей, фантастически вкусной воды, заодно поделившись друг с другом новостями ушедшего дня.

Вернее, сам источник находится достаточно далеко отсюда, а вода поступает по керамическим трубам, установленным под землей сотни лет назад. Вкусовые качества от такого «транзита» ничуть не теряются.

Плиты на мостовой тут чуть крупнее. Оно и понятно – площадь. Раньше за водой сюда и на повозках, наверное, приезжали.

Люди любопытствуют: а что, мол, вы здесь фотографируете? Без раздражения, без тревоги, просто с интересом. Узнав о журналистских намерениях, предлагают помощь, но без излишнего рвения: привыкли за много лет. 

Выходим из старого города через огромные ворота крепостной стены. К юбилею здесь многое ремонтируется, поэтому сооружение окутано строительными лесами. Любуемся видом уже отремонтированного участка, проходим дальше. В проходе, наверху, виднеются зубцы и башни огромной на фоне звездного неба Нарын-Калы. Ночью туда нельзя – круто, опасно.

Величественными силуэтами, украшающими уже новый город, высятся дербентские храмы – православный русский, армянский, синагога. Грамотная подсветка, мягкие пастельные тона…

Вот уже и одна из площадей с видом на море. Каспий восхитителен и днем, и ночью. Не зря его называют «седым»: морские волны накатываются друг на друга, сверкая белыми, серебристыми барашками. Шум прибоя, шорох перекатывающихся в воде ракушек, легкий теплый ветерок.

Уже давно пора отходить ко сну, но город не отпускает: радует то вдруг вынырнувшим из тьмы, заплетенным изумрудной зеленью балкончиком с ажурной решеткой, то хвойной веткой, тянущейся из-за кованого забора, то огнями какого-то увеселительного заведения, из гостеприимно распахнутых дверей которого доносится тягучая восточная музыка. Манят и запахи – сладкой выпечки, плодов, соленой волны, хвои, цветов, хлеба…

Доброй ночи, Дербент! И ночь тебе к лицу…

7 Распечатать

Белик Скофилд 30 ноября 2014, 17:42

Скоро у Дербента будет официальный гимн.

0

Оставить комментарий:

Наверх