15 октября
31 января 2014 1962 0

Тайна следствия по-моздокски, или Как атаману не подбросили

Уголовное дело против Анатолия Сухова уже не представляет секрета
Фото: http://ic.pics.livejournal.com/
Фото: http://ic.pics.livejournal.com/

usahlkaro Рустам Джалилов Автор статьи

Статья на КАВПОЛИТе о том, что в Моздоке фабрикуется уголовное дело против православного активиста Анатолия Сухова, в которой было высказано мнение адвоката, а также людей, осведомленных о ходе данного дела, в том числе знающего его лично депутата североосетинского парламента Олега Хабалова и протоиерея Дмитрия Смирнова, вызвала негативную реакцию следователей.

Как заявил заместитель руководителя следственного отдела по Моздокскому району следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Республике Северная Осетия – Алания Доев, «сведения в отношении А.А. Сухова не соответствуют действительности».

В частности, представитель СК, признав, что Сухову были «предъявлены обвинения по ч. 2 ст. 214 УК РФ (вандализм, совершенный группой лиц), ч. 1 ст. 222 УК РФ (незаконный оборот боеприпасов) и избрана мера пресечения — подписка о невыезде и надлежащем поведении», отметил, что «по заявлению А.А. Сухова о незаконных методах ведения следствия была проведена доследственная проверка, по результатам которой в отношении сотрудников полиции ОМВД России по Моздокскому району принято законное и обоснованное решение об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием в их деянии состава преступления».

«В настоящее время с учетом задержания А.А. Сухова по подозрению в хранении наркотических средств следователями будут выполнены необходимые следственные действия, направленные на установление всех обстоятельств произошедшего. По заявлению А.А. Сухова о том, что в отношении него сотрудники полиции применили насилие и подкинули наркотики, проводится доследственная проверка, по результатам которой действиям должностных лиц будет дана правовая оценка. После этого с учетом собранных доказательств А.А. Сухову будет предъявлено окончательное обвинение в содеянном, и уголовное дело после ознакомления обвиняемого с материалами будет направлено в суд», — сообщил Доев.

Он полагает, что «статья Джалилова, в которой содержится непроверенная и недостоверная информация по уголовному делу, находящемуся в производстве следственных органов Следственного комитета, нарушает требования ст. 161 УПК РФ (недопустимость разглашения данных предварительного расследования) и направлена на введение общественности в заблуждение с целью возможного влияния на ход следствия, чтобы помочь А.А. Сухову избежать уголовную ответственность в инкриминируемых ему преступлениях».

В связи с этим КАВПОЛИТ обратился за комментарием к адвокату Алексею Белоконю, представляющему интересы Анатолия Сухова.

«В соответствии с ч. 2 ст. 161 УПК РФ следователь или дознаватель предупреждает участников уголовного судопроизводства о недопустимости разглашения без соответствующего разрешения ставших им известными данных предварительного расследования, о чем у них берется подписка с предупреждением об ответственности в соответствии со ст. 310 УК РФ, — пояснил адвокат. — В ходе предварительного следствия у Сухова и его защитников подписка о неразглашении данных предварительного расследования не бралась, об уголовной ответственности в соответствии со ст. 310 УК РФ они не предупреждались».

«Кроме того, в соответствии с ч. 1 ст. 217 УПК РФ после выполнения требования статьи 216настоящего Кодекса (ознакомление потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей с материалами уголовного дела) следователь предъявляет обвиняемому и его защитнику подшитые и пронумерованные материалы уголовного дела, за исключением случаев, предусмотренных частью девятой статьи 166 настоящего Кодекса. Для ознакомления предъявляются также вещественные доказательства и по просьбе обвиняемого или его защитника фотографии, материалы аудио — и (или) видеозаписи, киносъемки и иные приложения к протоколам следственных действий», — отметил Белоконь.

По его мнению, статья 217 УПК РФ была выполнена, и 06.05.2013 года уголовное дело с обвинительным заключением направлено в Моздокский районный суд РСО-Алания для рассмотрения по существу. То есть с тех пор никакой следственной тайны в уголовном деле не существует.

«13.06.2013 года уголовное дело возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом на основании постановления Моздокского районного суда РСО-Алания, вступившего в законную силу 27.08.2013 года. Следствие по уголовному делу возобновлено 18.09.2013 г. Но в настоящее время по уголовному делу в отношении Сухова по ч. 2 ст. 214, ч. 1 ст. 222 УК РФ никакие следственные действия не проводятся», — подытожил адвокат.

Наряду с этим, факты использования подбросов запрещенных к хранению гражданами предметов со стороны полицейских для «скорейшего разрешения» каких-нибудь коммерческих или иных споров в районе подтвердил в беседе с нашим изданием атаман казачьей общины станицы Терская Моздокского района РСО-Алания Сергей Мартынов.

Атаман на собственном примере испытал давление и угрозу быть привлеченным к уголовной ответственности за подкинутые вещи.

«Около двух лет назад ко мне нагрянули полицейские. Причем в постановлении об осмотре жилища было указано, что правоохранители подозревают меня, бывшего сотрудника милиции, в возможном хранении целого ряда запрещенных к свободному обороту предметов: от боеприпасов до тех же наркотиков. И все это на основании некой «секретной информации», — сообщил Мартынов. — И что это за информация? Если я скажу, что у моего соседа атомная бомба дома, то сразу без предварительной проверки надо являться с обыском? Я сам боролся с наркомафией. Такое ощущение, что подозрением в хранении наркотиков меня хотели просто оскорбить».

Атаман полагает, что истинная причина этих действий против него — земельный спор, в котором станичники отстаивали свое право распоряжаться и пользоваться местным озером.

«Возможно кто-то из «оппонентов», имея какие-то связи в полиции, «капнул» и решил устроить мне неприятности», — считает он.

«Девять сотрудников с собакой приехали производить обыск и привезли с собой «своих» понятых… Я, однако, настоял на том, чтобы в качестве понятых присутствовали казаки общины. Между прочим, станичники заметили, что привезенные понятые стояли с оттопыренными карманами, а один из полицейских сказал в разговоре, что «обыск провели не так, как хотелось». Что я мог подумать, кроме как, предположить, что и мне желали что-нибудь подкинуть?» – утверждает Мартынов.

Вскоре, по всей станице у казаков было проведено еще около 20 обысков. Но на каждое такое действо собиралось по 20-30 человек со станицы, которые зорко следили за тем, чтобы не было подбросов. Одному из станичников – Юрию Кучерявенко, который является военнослужащим, все-таки подкинули гранату. Но адвокат его дело благополучно «развалил». Военная прокуратура разобралась правильно.

«Если бы не собирались вместе, то сотрудники могли бы многим подкинуть такие «подарки», — подчеркнул атаман.

По его словам, аналогичные обыски происходили и в соседней станице Троцкой, где атаманом является Петр Салощенко.

Мартынов пытался обжаловать постановление об обыске. Однако Моздокскиий районный суд не «выпустил» жалобу дальше, решив, что-де обжаловать постановление об обыске вообще нельзя, хотя это противоречит УПК.

«Я думаю, что если бы моя жалоба дошла до Верховного суда, то «полетели» бы в первую очередь местный судья, который выписал постановление, вместе с начальником полиции», — говорит атаман.

Кстати, Анатолия Сухова Мартынов знает как человека верующего и порядочного. Познакомились они при совершении общего благородного дела: вместе собирали подписи под петицией в Москву с просьбой о финансовой помощи в восстановлении исторического православного храма в Моздоке, который был варварски взорван в 1956 году, хотя пережил до этого Великую отечественную войну.

«Под обращением с призывом профинансировать строительство заново храма подписались несколько тысяч человек. Только с нашей станицы я собрал подписи 400 человек. Кстати, среди подписантов были не только православные, но и люди других конфессий. К сожалению, в данный момент дело воздвижения нового храма на месте исторического никак не продвигается», — сетует атаман Мартынов.

0 Распечатать

Наверх