07 марта
16 ноября 2016 11501 1

Как заявление Москальковой скажется на «деле Саида Амирова» и других тяжелобольных заключенных?

Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова в Госдуме заявила о необходимости принять закон об освобождении тяжелобольных заключенных. Что это означает?

usahlkaro Владимир Постанюк Адвокат экс-мэра Махачкалы Саида Амирова

Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова 16 ноября заявила о необходимости принять закон об освобождении тяжелобольных заключенных. По ее словам, суды и сейчас имеют на это право, но это должно стать их обязанностью.

Инвалид-колясочник с инсулиновой заависимостью и травматическим заболеванием спинного мозга Саид Амиров в августе 2015 года приговорен к пожизненному заключению.

Его адвокаты неоднократно требовали перевести осужденного в медучреждение. Они дошли до Европейского суда по правам человека, признавшего, что независимая медицинская экспертиза состояния здоровья Амирова проведена не была. Истцу была присуждена материальная компенсация в размере 15 850 евро, однако российские суды это проигнорировали. 

Адвокат Амирова Владимир Постанюк прокомментировал заявление Москальковой и поделился мнением по ситуации с тяжело больными заключенными в России.

Саид Амиров. Фото: "Ъ"

Заявление Москальковой — это политика, оно приятно избирателям и интересно журналистам.

Допускаю, что можно совершенствовать закон, расширять список заболеваний, говорить об улучшении условий содержания под стражей.

Защищая человека от преступления, мы должны также защищать того, кто совершил преступление

Но на самом деле нормы, которые обязывают суды отправлять домой тяжело больных у нас и так есть — как в уголовно-процессуальном и уголовном кодексах, так и в постановлении правительства от 2004 года, в котором перечислен перечень заболеваний, препятствующих отбыванию наказаний.

Если человек болен, осужден, неважно, за какое преступление, он должен быть освобожден. При хороших или плохих характеристиках, альтернатив нет.

Перечень достаточно обширен. Госпоже Москальковой, как и остальным должностным лицам, нужно добиваться того, чтобы закон, который есть, исполнялся.

Замечательно, если Татьяна Москалькова предпримет меры для совершенствования нормативной базы

Права человека первичны. Защищая человека от преступления, мы должны также защищать того, кто совершил преступление, чтобы изоляция не была издевательством.

Если он нуждается в лечении, ему это нужно обеспечить. В передовых странах это так. И у нас этотоже так — но только на бумаге!

Саид Амиров был тяжело болен еще на момент его задержания. Человек действительно болен. Все, кто хоть каким-то образом видел, могут это подтвердить. Здоровье его с тех пор только ухудшается.

Даже если человек оступился, и его изолировали от общества, это не значит, что над ним нужно глумиться

Замечательно, если Татьяна Москалькова предпримет меры для совершенствования нормативной базы.

Надеюсь, что она сделает все возможное, чтобы человек, который является инвалидом, был сначала излечен и только потом направлен в места лишения свободы.

Речь не только о Саиде Амирове, но и многих других заключенных, страдающих тяжелыми недугами. 

Даже если человек оступился, и его изолировали от общества, это не значит, что над ним нужно глумиться.

Для этого система наказания людей должна быть открытой.

В деле Ильдара Дадина вопрос не в том, били его или не били. А в том, чтобы система исполнения наказания была открыта для людей

Например, в деле Ильдара Дадина вопрос не в том, били его или не били. А в том, чтобы система исполнения наказания была открыта для людей. Чтобы любой правозащитник мог в любое время зайти и посмотреть видеозапись из СИЗО.

Такая открытость не позволит совершать противоправные действия по отношению к заключенным.

Во многих случаях мы не можем гарантировать человеку, который попал в неволю, соблюдение его прав

Но пока, к великому сожалению, во многих случаях мы не можем гарантировать человеку, который попал в неволю, соблюдение его прав.

Саид Амиров, безусловно, выйдет на свободу, учитывая, что уже решение Европейского суда давно вступило в законную силу. Его лишь нужно исполнить.

А пока мы продолжаем обращаться во все инстанции, которые имеют хоть какое-то отношение к исправительным, надзорным и судебным органам.

В первую очередь мы говорим, что по российскому закону, равно как и в силу решения Европейского суда, он должен быть дома. 

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции "Кавполита"

0 Распечатать

Т. Тааев 18 ноября 2016, 17:48

Было бы интересно, Владимир, получить комментарии Саида Джапаровича, или оценку, действиям руководителей города Махачкала.

-1

Оставить комментарий:

Наверх