10 февраля 2014 1446 1

Страдания братских могил

Жизни, отданные за свою Родину во время Великой Отечественной войны, теряют свою цену
Фото: region15.ru
Фото: region15.ru

usahlkaro Руслан Караев Автор статьи

В Северной Осетии находят старые захоронения и братские могилы времен Второй Мировой войны, нуждающиеся в восстановительных работах, экспертизах и установлении личностей погребенных в них воинов. Однако на деле новые находки не всем приносят одинаковую радость. Для некоторых культурно-наследные обнаружения совсем не на руку, а правовые несостыковки могут позволить навсегда распрощаться с теми, кто пожертвовал своей жизнью ради сохранения нашей свободы.

Забытые солдаты Великой Отечественной

Весной 2013 года в столице Северной Осетии сотрудниками полиции было обнаружено захоронение 40-х годов прошлого столетия. Братская могила была найдена на окраине города – на пересечении улиц Цоколаева и Хадарцева.

Будучи помощником начальника УМВД РФ по городу Владикавказ, Алексей Васьков дал тогда следующий комментарий: «Действительно, могила сохранилась, однако находится в ужасающем состоянии, заброшена. Видно, что десятки лет никто не прикасался. Прямо за могилой проходит ров, где и была линия обороны. Если посмотреть, то дальше находится братская могила, где захоронены пограничники. И еще на северной окраине Гизельского кладбища находится дот».

В 2013 году МВД проводило акцию «Помним и чтим». В ее рамках велась работа по реставрации памятников и захоронений времен Великой Отечественной войны. Как отмечали тогда в ведомстве, обнаруженная братская могила оказалась далеко не единственной, ведь именно в этой части города проходила линия обороны Владикавказа.

Управлением МВД было принято решение восстановить захоронение. Поспешно разрабатывался проект обелиска, который, как задумывалось, будет воздвигнут на братской могиле. Также, как утверждали сотрудники Министерства, велась работа и с военкоматами по установлению имен тех, кто похоронен в этом месте.

Но парадокс, как и принято в нашей стране, не заставил себя ждать. Вместе с госструктурами «подземной» находкой заинтересовались неравнодушные участники проекта «Потерянная Осетия». Выехав на объект культурного наследия, они обнаружили, что там ведутся строительные работы.

Поступило обращение в комитет по охране культурного наследия РСО-Алания с просьбой выехать на место и произвести его квалифицированный осмотр, а также вынести предупреждение строителям о невозможности работ на этом месте. Мгновенно отреагировав, сотрудники комитета прибыли на место в тот же день.

Пообщавшись со строителями, стало известно, что никаких работ по установлению памятников и обелисков здесь не планируется, зато есть разрешение для проведения строительных работ. Комитет по охране культурного наследия тут оказался бессильным, и строительство идет полным ходом.

Как же так?! С правовой точки зрения происходит следующее. Что касается проекта «Потерянная Осетия», то законодательство предписывает сообщать в госорганы любую информацию об обнаруженных объектах, которые несут хоть какой-то признак объекта культурного наследия. Этот механизм между проектом и комитетом вполне отлажен и чаще всего происходит на уровне электронной переписки и звонков.

То есть официальной бумагой заявляется о найденных объектах чаще всего скопом, а не о каждом в отдельности. А в рабочем порядке совершаются звонки или переписки в комитет по поводу того, что обнаружено то-то и то-то, вот информация, следует принять меры согласно законодательству.

Но ситуация с этим мемориалом осложнилась тем, что он ни в какие реестры ОКН (объектов культурного наследия) не входил и не входит, то есть для государства его как бы нет. И тот факт, что про него было сказано и комитет на просьбу отреагировал, не делает его даже выявленным ОКН.

Получается, пока объект не пройдет госрегистрацию с экспертизами и приказами, не будет признан выявленным, то хоть переверни все и разбросай, – за это ничего не будет. А чтобы пройти регистрацию, нужно провести экспертизу, а проводить экспертизу нечему – мемориала-то нет. И подтвержденных архивом данных о захоронении тоже нет, так что получается замкнутый круг.

Итак, в наличии мемориал, которого нет, плюс неподтвержденная братская могила, которая по идее есть на этом месте, но только по слухам, так как документами это не подтверждено, а значит, ее все-таки нет. Если бы у нас было нормальное законодательство, то застройщик был бы обязан обратиться в комитет за разрешением на застройку данной территории и (или) проведение в данном месте археологических изысканий.

Но данная территория по генплану города является зоной свободной для застройки, то есть там нет априори археологии, а все, что выше, мало кого касается. Значит, разрешение от комитета не требуется. То есть строй – не хочу, ну а то, что там есть какие-то объекты, даже пусть с признаками ОКН, мэрия знать не обязана. А почему? Потому что их нет ни для мэрии, ни для комитета.

При этом в компетенцию комитета не входит выдача разрешений, а в компетенцию мэрии не входит знание об объектах ОКН. Итого в июле месяце строители с чистой совестью снесли все то, что оставалось от холма с обелиском, имея на то абсолютно законное разрешение.

В итоге полная законодательная неразбериха между несколькими ведомствами, которая привела, к сожалению, к таким печальным последствиям. Можно ли с этим что-нибудь сделать? – скорее всего нет. Даже если на этом месте и была братская могила, то она подчистую уничтожена строительной техникой, и найти какие-либо останки будет практически невозможно, даже если содрать асфальт со всей территории. Памятную табличку тоже вряд ли поставят. И нельзя привлечь за это к ответственности ни мэрию, ни комитет, ни строителей.

Госпитальное кладбище

В режиме ожидания своей участи находится и так называемое госпитальное кладбище Владикавказа, находящееся на улице Глинки. Его создали в позапрошлом веке, и закрыто оно уже 60 лет. Большинство захоронений практически невозможно опознать, могильные плиты разрушены. Сейчас трудно установить даже имена усопших. Согласно букве закона, если кладбище не действует больше 25 лет, муниципальные власти имеют право его ликвидировать.

Об этом уже говорили на городском общественном совете, однако многие жители Владикавказа считают это недопустимым. На территории кладбища находится братское захоронение солдат, погибших в Великой Отечественной войне. Данная братская могила использовалась несколькими госпиталями, дислоцировавшимися в период 1941-1945 годов на территории Владикавказа, однако основные захоронения были сделаны в период с сентября 1942 по ноябрь 1943.

В настоящее время захоронение представляет собой могильный холм протяженностью около 70 метров и шириной около 1,5 метров с двумя поперечными тропинками, отделяющими предположительно одиночные захоронения от общего рва. Могила находится в весьма неудовлетворительном состоянии и требует переноса либо на другое место, либо окультуривания.

Единственное свидетельство того, что госпитальное кладбище кто-то посещает – это редкие цветы на отдельных могилах. Поваленные памятники, заросшие могилы, отсутствие оград – сотни захоронений в запущенном состоянии. На многих из них стерлись надписи, на некоторых они и вовсе отсутствуют, поэтому определить, кто здесь погребен, практически невозможно.

По данным администрации города, последнее захоронение на госпитальном кладбище зарегистрировано в 1954 году. С тех пор оно и считается официально закрытым. Впрочем, здесь есть и более поздние захоронения.

Госпитальное, или как его еще называли, второе городское кладбище, – одно из старейших во Владикавказе. Оно было создано в конце 80-х годов XIX века. Здесь хоронили погибших в госпиталях военнослужащих, а позже и жителей города. Со временем кладбище расширялось. За годы Великой Отечественной войны в этой братской могиле похоронили почти 200 солдат.

Здесь же расположен уникальный фамильный склеп Ястремских. Такие гробницы на кладбищах строили помещики. Сегодня склеп известного купеческого рода – единственный, который сохранился в городе. «Ее построил купец Ястремский. Он был поляк. Там все в католическом стиле. Наверху как бы часовня, туда можно заходить, ставить свечки, а склеп был внизу. Вход был сбоку, внутри была комната. Она расписана, там изображения ангелов на стенах. Там стояли гробы», – поведал историк Феликс Киреев.

Изучением истории госпитального кладбища участники проектов «Потерянная Осетия» и «След войны» занимаются почти год. За это время им удалось установить личности более 280 в нем погребенных. Эта работа до сих пор активно продолжается. Руководителем двух проектов – Алиной Акоефф – были предприняты попытки добиться эксгумации братской могилы, чтобы исследовать ее, но было принято решение не тревожить усопших.

Комментируя положительные результаты проделанной работы, Алина Акоефф не скрывает своей тревоги по поводу этого захоронения: «В конце января Совет общественности постановил сделать это кладбище мемориальным, то есть провести здесь какие-то генеральные уборки, восстановление обелисков. Я очень рада этому решению, с одной стороны.

С другой стороны, я очень опасаюсь, что оно так и останется на бумаге. Потому что состояние кладбища такое, что сюда надо вложить очень много средств, чтобы сделать его полноценным мемориалом. Хотя, безусловно, оно не просто этого заслуживает. Наш долг сохранить это кладбище».

Опасения эти совсем не напрасны. Секретарем Общественного совета Тамарой Кайтуковой было озвучено другое мнение – сохранять кладбище смысла нет: во-первых, из-за его месторасположения в промышленной зоне, во-вторых, из-за отсутствия финансов. Скорее всего, судьба кладбища решится согласно букве закона. Но предварительно общественники позаботятся о том, чтобы воздать усопшим все почести.

Что будет на месте кладбища, пока неизвестно. Окончательное решение о его ликвидации тоже пока не принято. Сейчас Общественный совет готовит соответствующий документ на рассмотрение главе города.

Хорошие новости

Инициативной группой «След войны» подготовлены первые паспорта на братские захоронения во Владикавказе.

Сейчас подготовленный пакет документов находится на стадии окончательного уточнения и утверждения представителями властных структур, после чего будет отправлен в министерство обороны. По словам госпожи Акоефф, в республике существует более 80 братских захоронений, часть из них учтена военным ведомством.

Во Владикавказе на сегодняшний день официально числится одна братская могила, которая расположена у Вечного огня на пр. Коста. По паспорту, прилагаемому к захоронению, в нем похоронено 1109 человек, чьи имена известны и должны были прилагаться к данному документу, но списка не оказалось. Другое братское захоронение – на госпитальном кладбище – официально не зарегистрировано.

По данным, собранным группой «След войны», подготовлены паспорта на 1187 человек, захороненных в обеих могилах. «Не знаю, сколько мы успеем сделать паспортов за этот год. Работа очень сложная. Даже на составление этих документов у нас ушло почти 9 месяцев. Дело в том, что нет списков захороненных. Мы составляли их заново», — говорит Алина Акоефф.

Составленные паспорта позволят внести братские могилы Владикавказа и списки похороненных в них людей в электронную базу министерства обороны. Люди, которые ищут своих родственников, погибших в Северной Осетии, смогут найти их в этой базе.

1 Распечатать

Tarlan Asharov 11 февраля 2014, 02:10

У кого нет памяти, не бережёт останки своих и чужих воинов, предаёт память своих павших воинах, нет будущего. Такие народы могут в будущем не смогут опазнать своих врагов по их чёрному следу на своей земле и могилам - павших за свободу Отечества в прошлых войнах. Хуже того, наступает момент истории, когда некогда побежденный враг, всегда стремится к реваншу,"возвращается" в иных "доспехах" через каждые 50-70-100 лет, но уже в новом "образе освободителя и цивилизатора". Племя младое- беспамятное порой воспринимает вражеские деяния на своей родной земле, не как агрессию, а как "осводительный" поход против тиранов и диктатуры своей прошлой истории. К сожалению в России, ни живые, ни павшие воины не в Почёте. Зато есть спасительная мифическая формула; "Никто не забыт, ничто не забыто. Вечная Слава Героям". Подобными речетативами Россия пудрить мозги и себе и другим. Дух же павших бродят не покаенные и и их прах и останки разбросаны по всей нашей многострадальной земле. Не может быть мира там, где прах воинов не нашли свой последний приют и не получили то, что заслужили своими жизнями- ПОКОЙ. Когда нет ПОКОЯ для душ ПАВШИХ- нет покоя для душ живых. Дух воинов продолжают сражаться....

1

Оставить комментарий:

Наверх