05 июня
05 октября 2014 4281 4

Ставропольский ополченец

Почему люди идут воевать? Герой этого материала — ради мести

usahlkaro Владимир Приходько Автор статьи

С Виктором Сорокиным корреспондент «Кавказской политики» познакомился при достаточно странных обстоятельствах в городе Новоалександровске Ставропольского края. В промозглый пасмурный день я отправился к главному городскому памятнику погибшим в годы Великой Отечественной войны (местные жители называют его «Три столба»).

Встреча у Трех столбов

Я хотел сфотографировать звезду, где с 1 сентября 2014 года по поручению президента РФ Владимира Путина должен гореть «вечный огонь». Не только здесь – по всей стране. Однако «пламени памяти» не было. Но в кадр попал молодой человек в военной форме неизвестного мне происхождения – камуфляж, черный жилет, берцы. На левом плече прикреплена георгиевская ленточка в форме латинской буквы V. Он стоял, преклонив колено, с непокрытой головой. В левой руке парень держал берет с красной звездой, а правая покоилась на холодном мраморе памятника.

Оказалось, передо мной – солдат Объединенной армии Юго-Востока Украины.  Разумеется, пройти мимо я не смог.

Больше всего я боялся, что диалога у нас не выйдет. Парень и правда поначалу упирался. Но потом охотно начал рассказывать о себе.

«Я не считаю Луганскую область чужой территорией. У меня там корни по отцовской линии. В Луганске у меня живут родственники, много друзей, моя невеста. Вот и приехал. Ну кто еще будет бить этих гадов? Никто, кроме нас», – ответил он на первый вопрос. Я попытался выяснить, каким образом ставрополец оказался в рядах ополчения.

​«Ну кто еще будет бить этих гадов? Никто, кроме нас» - Виктор Сорокин, ополченец

Виктору Сорокину 27 лет. Он – ополченец Луганской народной республики «ЛНР» из станицы Расшеватской Новоалександровского района. Еще в начале нынешнего года он и не думал о войне. Как и многие молодые люди из сельской глубинки, не смог остаться в станице: работы нет, а если и есть, то «зарплата чуть больше пособия по безработице». В российских Вооруженных силах Виктор не служил.

«Отбрили» меня из-за плоскостопия и плохого зрения», – не стал он вдаваться в подробности.

На фото Виктор Сорокин. Фото: odnoklassniki.ru

В общем, получив военный билет, уехал на заработки в Москву, где работал инкассатором. Зарабатывал, как утверждает, около 80 тысяч рублей. Так продолжалось вплоть до 20 июня нынешнего года. 

«Я не считаю Луганскую область чужой территорией» - ставропольский ополченец

В тот судьбоносный для Виктора день в Луганске погибли родители его невесты. «Их очень сильно пытали. Украинцы подозревали связь с ополченцами. И я решил мстить. Да, именно так», – неожиданно признается мой собеседник.

Уже через несколько дней он отправился на Украину. Попасть туда оказалось до ужаса просто. Добрался до Ростова-на-Дону, потом до украинской границы, которую пересек в КПП «Изварино», это в городе Донецке Ростовской области.

«С нашей стороны у меня только проверили документы и спросили, зачем еду. Я и ответил, что за ягодами, грибами, может быть, поохотиться. Пограничники все улыбались, но пропустили. Уже в Луганской области я нашел ополченцев, их военкомат, и записался. Таких, как я, там было человек семь. В военкомате мы провели два дня. Потом за нами приехали, вооружили. И отправили на семидневную подготовку: стрельбище, разборка-чистка оружия, рукопашный бой», – рассказывает Виктор о сверхускоренном курсе молодого бойца.

Мародерство и «груз 200»

Ставропольца определили в боевое охранение 122-мм гаубиц Д-30. Боевое крещение он прошел совсем скоро.

«Первого июля нас обстреляли. Наша колонна двигалась на Изварино, и в районе поселка Урало-Кавказ нас накрыли минометным огнем. Мы еле спаслись. В колонне был один «двухсотый» и один «трехсотый». Я получил свою первую контузию. С тех пор заикаюсь немного», – говорит Виктор.

Уже 9 июля он поучаствовал в первой крупномасштабной акции ополченцев – штурме аэропорта. Обо всех подробностях не рассказывает, но несколько ярких деталей врезались в память.  

На фото Виктор Сорокин. Фото: odnoklassniki.ru

После штурма в аэропорту Виктор нашел дневник одного из бойцов противника. Особенно запомнилась одна запись оттуда: «Мой товарищ отправил домой два ковра, музыкальный центр, три телефона и теплые вещи, отобранные у населения. А сегодня отправился домой сам – с маркировкой «груз 200».

«И действительно, я потом заметил, что они частенько занимаются мародерством, причем при полном попустительстве своих начальников. А в луганском ополчении за пьянство могут расстрелять, при мне уже четверых поставили к стенке. И подобный подход я одобряю», – говорит Сорокин.

​«В луганском ополчении за пьянство могут расстрелять, при мне уже четверых поставили к стенке» - Виктор Сорокин

Что еще его удивило — так это отношение противников из украинской армии к пленным, хотя он и не отрицает, что обе стороны с ними не церемонятся.

«Но мы возвращаем плененных украинцев в нормальном состоянии, то бишь не избитыми, не покалеченными, более-менее ухоженными, кормим-поим. Все как положено. А они передают наших избитыми и покалеченными. Многие из них не могут встать обратно в строй из-за перебитых рук и ног», – негодует мой собеседник.

Наша беседа плавно перетекла в материальное русло. Все ли, кто воюет, делают это бесплатно? Или у каждого, как у Виктора, есть мотивы?

​«Бойцы АТО частенько занимаются мародерством, причем при полном попустительстве своих начальников» - ополченец

«Я лично ничего не зарабатываю и не получаю. И таких, как я, немало. Но у меня есть подозрение, что ребята из Чеченской Республики воюют за деньги», – не стал отрицать луганский ополченец.  

По словам Виктора, ребят из Чечни в воинском подразделении всего человек двадцать. В их задачи входит зачистка территории после артподготовки и другие опасные дела.

«Ребята они отважные и отчаянные. Сами рвутся в бой. Но среди нас есть не только кавказцы, есть и казаки, кубанские и терские. Их легко отличить по головным уборам и обмундированию. А вообще, здесь целый интернационал. Много ставропольцев, краснодарцев, москвичей. Даже из Калмыкии бойцы есть. А кто из каких побуждений воюет, обсуждать не принято», – говорит Сорокин.  

Отпуск как награда

Я слушал Виктора и представлял себе, как луганские ополченцы перебиваются с хлеба на воду и прячутся в лесах. Но оказалось, все совсем не так. Живут они в достаточно комфортных условиях – на базах какого-то контрабандиста по кличке «Аптекарь», сбежавшего за кордон.

Ополченцы неплохо вооружены. В их распоряжении достаточно много единиц техники, отобранной, как утверждает наш герой, у украинской армии – танки, БТРы.

«Сейчас мы не ополченцы, а бойцы Объединенной армии Юго-Востока Украины. Среди командиров многие — с боевым опытом. Кто-то воевал в Афганистане, кто-то в Чечне. Дисциплина на уровне. Продовольствием помогает Россия. Третью часть пайка мы в обязательном порядке отдаем в детский дом», – делится Виктор некоторыми подробностями.

​«Среди наших командиров – многие с боевым опытом. Кто-то воевал в Афганистане, кто-то в Чечне» - Виктор Сорокин

Еще я поинтересовался, как относятся к боевым действиям мирные жители.

«Большая часть населения нас поддерживает: особенно пожилые люди, ветераны, которые считают, что бойцы украинской армии – фашисты. Ну а кто еще, кроме них, будет нашивать на форму свастику, носить каску с двумя нарисованными на ней молниями, как у эсэсовцев. Я после штурма аэропорта таких много видел», – объясняет Сорокин.

Приходилось ли нашему герою убивать? Естественно, обойти этот вопрос стороной было невозможно. На несколько секунд повисла тишина. Виктор словно взвешивал все «за» и «против».

«Случалось. Это война», – ответ прозвучал коротко, как выстрел. И жестом показывает — давай дальше. 

В станицу Расшеватскую Виктор приехал к матери. Командование наградило за то, что он во время одной из зачисток взял в плен украинского офицера.

«В подвале какого-то дома он прятался. И не оказывал никакого сопротивления. А вообще трусливые у них солдаты. Не знают, за что воюют, цели у них нет. Вот поэтому они с нами и не сладят никак», – в голосе ополченца, когда он говорит о противнике, проскальзывают нотки ненависти.

Сильно ли изменила война молодого человека? Стала ли она для него неким барьером, который делит жизнь на «до» и «после»?

«Я стал смотреть на мир другими глазами. Раньше я общался со всякой швалью типа готов и панков. Их идеология заключалась, прежде всего, в том, чтобы бухать с утра до вечера, не просыхая. Жил сегодняшним днем, – вспоминает Виктор. – Война, конечно, все изменила. Вот, например, я сделал своей девушке предложение, она согласилась. Даст Бог, следующим летом поженимся».

А пока Виктор Сорокин снова отправился в зону боевых действий. И, возможно, уже завтра будет нажимать на курок. Когда отправится в разведку, куда его перевели за то, что хорошо воюет.

Комментировать услышанное мне не хочется. Оправдывать или осуждать моего случайного знакомого — тоже.

0 Распечатать

Шилов Владимир 05 октября 2014, 17:46

Храни Господь Русских Солдат!...

1
Lada Jovovich 05 октября 2014, 21:45

"Любишь бегать с калашом, люби и в рефрижераторе кататься".. Куда смотрит прокуратура СК? Наёмничество, участие в незаконных банд-формированиях.

0
Мартин Dagens 06 октября 2014, 23:47

Мародер и дегенерат, надеюсь его уже отправили на тот свет.

0
S S. 07 октября 2014, 00:06

Доброволец и герой! Тут к награде надо представлять! Хороший парень сразу видно, против фашистских тварей сражается!

0

Оставить комментарий:

Наверх