22 сентября
04 июня 2828 1

Ставропольская фемида с широко закрытыми глазами

Общественная палата края крепко прикрывает произвол правоохранителей
Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости

usahlkaro Антон Чаблин политолог, журналист

Правозащитник Евгений Перкун уже более полугода ведет борьбу с правоохранительной системой Нефтекумского района, пытаясь доказать, что следователи уводят от заслуженного наказания убийцу фермера из аула Мухмуд-Мектеб. И на защиту силовиков неожиданно встала Общественная палата Ставропольского края. Как такое могло произойти, разбирался КАВПОЛИТ.

Война за землю. Жертвы. Один – убит, другой – инвалид

Ставропольский краевой суд 15 июня приступит к пересмотру уголовного дела в отношении Юсупа Гасанова и Рамазана Магдиева, которых обвиняют в преступлении, всколыхнувшем прошлой весной весь Нефтекумский район.

22 марта на собственном поле был зверски зарезан 45-летний фермер Абдулжапар Ахмедов из аула Махмуд-Мектеб – на его теле насчитали 17 ножевых ран. В драке пострадал и его друг, директор МУП «Исток» Абдулла Багандов: три ножевых ранений в левую ногу на всю жизнь оставили его хромым, инвалидом третьей группы.

Пока шел суд, независимое расследование преступления в Махмуд-Мектебе проводил бывший оперативник МВД Евгений Перкун
Журналистка КАВПОЛИТа Светлана Болотникова выяснила, что причиной поножовщины на поле был конфликт из-за земли: Магдиев беззастенчиво выпасал свою скотину на поле, принадлежащем Ахмедову. Багандов на следствии, а затем и на суде показал, что в убийстве Ахмедова принимали участие оба молодых человека – и Магдиев, и Гасанов.


Но с этой версией не согласились ни следствие, ни суд. Магдиеву вменили убийство (ч. 1 ст. 105 УК РФ), а обоим нападавшим – умышленное причинение вреда средней тяжести вреда здоровью, совершенное группой лиц (ч. 2 ст. 112 УК РФ). Рассмотрение дела началось в Нефтекумском районном суде под председательством судьи Игоря Гандембула в августе прошлого года и тянулось неимоверно долго – аж до нынешнего марта… То следователь на заседание не явится, то документы не представит.

Следствие было направлено на то, чтобы вывести из-под подозрений одного из напавших на Абдулжапара Ахмедова

В итоге Гандембул признал обоих обвиняемых виновными в инкриминируемых им деяниях. Магдиев был приговорен к 11 годам лишения свободы в колонии строгого режима, а Гасанов – к 2,5 года колонии-поселения.

Прокуратура Нефтекумска посчитала приговор законным и обоснованным и обжаловать его не стала. Апелляционную жалобу на приговор в краевой суд направила защита подсудимых, и первое заседание под председательством Юрия Юрасова назначено именно на 15 июня.

Верховный суд – далеко, тут царь и бог – районный судья

Пока шел суд, независимое расследование преступления в Махмуд-Мектебе проводил член краевой Общественной палаты, бывший оперативник МВД Евгений Перкун, к которому за помощью обратились вдова убитого фермера и Абдулла Багандов.

Осмотр места убийства почему-то проводился только ночью, однако прокурор района предпочел не заметить этого нарушения

Следствие было направлено на то, чтобы вывести из-под подозрений одного из напавших на Абдулжапара Ахмедова – Юсупа Гасанова. Согласно показаниям адвоката, он периодически живет в Дагестане, а оттуда уезжает на заработки в Москву. Где конкретно он работал, ни следствие, ни суд так и не выяснили. Следователь Игорь Шкодий даже не составил ориентировку о его задержании (в связи с подозрением в совершении преступления) и не направил ее в Москву. Между тем это азбука сыска, особенно при совершении тяжких преступлений, объясняет Евгений Перкун.

Жертва убийства – 45-летний фермер Абдулжапар Ахмедов из аула Махмуд-Мектеб

Вообще же следователь Шкодий опросил Гасанова в день совершения преступления… как свидетеля, а вот пострадавшего Абдуллу Багандова – лишь спустя 15 суток. Обращают на себя внимание и другие грубейшие процессуальные нарушения, допущенные следователем. Скажем, на разных листах уголовного дела указаны разные адреса проживания одних и тех же понятых, которые присутствовали при осмотре места преступления.

В протоколе осмотра не были указаны имена оперативников МВД, которые показали Шкодию место убийства. Его осмотр проводился ночью, а при свете дня этого почему-то сделано не было…
В судмедэкспертизу включены только раны, нанесенные одним ножом, хотя следы другого клинка заметны даже невооруженным глазом

В судебно-медицинскую экспертизу включены только те раны на теле Ахмедова, которые были нанесены одним ножом. Но даже при визуальном осмотре заметно, что есть и следы другого клинка. Зачем нужно было изъять из дела любые указания на наличие другого ножа, задается вопросом Евгений Перкун.

Однако всех этих нарушений заместитель прокурора Нефтекумского района Алексей Криштопа предпочел не замечать. Хотя обвинительное заключение, составленное следователем Шкодием в отношении Магдиева и Гасанова, он все же отправил на доработку. На том основании, что «не указан номер паспорта, дважды повторяется дата выдачи паспорта». Других претензий у Криштопы не оказалось!

Протаскивание в приговоры умозаключений служителя фемиды нарушает конституционный принцип судопроизводства – самостоятельность судей

Когда вдова убитого Разият Магомедова (она признана потерпевшей по делу) попыталась получить в суде заверенные ксерокопии некоторых листов из уголовного дела, судья Игорь Гандембул наотрез отказал, сославшись на некую инструкцию по делопроизводству, которая полностью противоречит УПК России.

Вдова убитого Разият Магомедова и адвокат Артур Погосян

В приговор Гандембула практически дословно перекочевало все обвинительное заключение, составленное Шкодием и утвержденное Криштопой. Однако, как утверждает Евгений Перкун, это противоречит позиции пленума Верховного суда (ноябрь 2016 года): «протаскивание» в приговоры целых страниц из обвинительного заключения в виде не закавыченных цитат, а якобы умозаключений и выводов служителя фемиды нарушает базовый конституционный принцип судопроизводства – самостоятельность судей. Кроме того, тот же самый пленум категорически запрещает судье ограничиваться только изучением обвинительного заключения, не вникая во все детали материалов уголовного дела. В реальности этого не было, заверяет Перкун.

Общественник?! Сиди и молчи!

С начала марта Перкун направил массу обращений, перечислив в них конкретные факты нарушений, допущенных следствием и прокуратурой, на имя начальника управления ФСБ края Сергея Кменного, прокурора края Анатолия Богданчикова, депутата Госдумы по Георгиевскому одномандатному округу Елены Бондаренко и даже полпреда президента в СКФО Олега Белавенцева.

По убеждению Николая Кашурина, общественность на Ставрополье нужна, чтобы неизменно голосовать за спускаемые сверху решения

В каждом письме правозащитник указывал: земельные конфликты на востоке Ставрополья – это болевая точка всего Северного Кавказа. И если местные правоохранители не расследуют преступления, связанные с такими конфликтами, они «раскачивают» политическую ситуацию в регионе. Но, увы, все адресаты обращений Евгения Перкуна остались глухи к его словам: он получил лишь отписки, подписанные низовыми клерками прокуратуры, аппарата полпреда и УФСБ.

Два месяца назад Перкун обратился к председателю Общественной палаты края Николаю Кашурину с просьбой разрешить провести комиссионную общественную экспертизу для оценки деятельности правоохранительных органов Нефтекумска. Такие права Общественной палате дает Федеральный закон №212-ФЗ «Об основах общественного контроля», принятый еще три года назад.

Суды, следствие, прокуратура, спецслужбы, исполнение наказаний – все это, по мнению Кашурина, не подлежит общественному контролю

В краевой Общественной палаты есть кому доверить такую работу: среди ее членов – и действующие юристы, и бывшие правоохранители. Однако Кашурин тянул с ответом на обращение полтора месяца.

12 мая состоялось внеочередное заседание совета краевой Общественной палаты, посвященное вопросам патриотического воспитания. Среди прочих обсуждалось и обращение Перкуна (самого его на заседание не пригласили).

Председатель Общественной палаты Ставропольского края Николай Кашурин. Фото: opsk26.ru

Как заявил председатель палаты Николай Кашурин, Перкун вышел за пределы своей компетенции: мол, федеральный закон «Об основах общественного контроля» не распространяется на людей в погонах. Суды, следствие, прокуратура, спецслужбы, исполнение наказаний – все это, по мнению Кашурина, не подлежит общественному контролю.

Членам Общественной палаты разослали подробное уведомление о «пределах» их компетенции – чтобы не донимали чиновников неудобными вопросами

И это было не просто устное заявление: всем членам Общественной палаты по итогам совещания разослали подробное уведомление за подписью Кашурина о «пределах» их компетенции. Этакое предостережение, чтобы не терзали «начальство» просьбами провести какую-нибудь проверку или экспертизу.

То есть, по убеждению Николая Кашурина, общественность на Ставрополье нужна не для того, чтобы донимать чиновников и правоохранителей «неудобными» вопросами, а чтобы неизменно голосовать за спускаемые сверху решения. 

0 Распечатать

Сафар 08 июня 2017, 20:31

А как общественной палате стать независимым, если власть везде:- впереди- сзади, сверху- снизу, справа и слева. Везде власти и везде и всюду свои "ориентировки."
Самая большая проблема нашей власти, что она беспредельна высока и как мрачная тень и не пробиваемый "щит, чин и мундир"- зависает над законом.

0

Оставить комментарий:

Наверх