05 февраля 2014 8583 10

Советский суд Махачкалы - самый гуманный суд в мире

После нападения дагестанский сириец готов бежать прочь с родины предков, хоть в Африку
Фото: radikal.ru
Фото: radikal.ru

usahlkaro Рустам Джалилов Автор статьи

Уроженец Сирии Мусаб Яхъяевич Дагестани, став жертвой нападения в Махачкале, лишился не только часов стоимостью, эквивалентной 600 тысячам рублей, но и веры в возможность законного решения своих проблем на родине предков.

Родители Мусаба по происхождению дагестанцы. Еще в советское время, в 1982 году, они вновь перебрались на историческую родину и тогда же получили гражданство. Мусаб не очень хотел оставаться в Дагестане, еще 15 лет назад собирался уехать, однако родители, жена (уроженка Дагестана) и бизнес задержали его в Махачкале. Ранее вместе с семьей он проживал и в Сирии, и в Германии. В настоящее время из-за войны в Сирии вряд ли он сможет вернуться туда. Но в Европе, Америке или даже в Африке способного предпринимателя Мусаба ждут и сейчас.

Хищение в «Доме солнца»

Беда с шестидесятилетним Мусабом Дагестани случилась 17 октября 2012 года, когда в офис его компании «Дом солнца», торгующей на улице Гагарина в Махачкале солнечными батареями из Китая, вошел некий молодой человек в сопровождении «неустановленного лица». Как выяснилось позднее, молодого человека звали Арсен Лабазанов.

На фото Мусаб Дагестани

Как следует из материалов уголовного дела, Мусаб разговаривал по видеосвязи с  Еленой Егорычевой из города Волжский Волгоградской области. Двое незнакомых мужчин, зайдя, обратились к Дагестани с вопросом  об  аренде помещения. Тот, кто был установлен как Лабазанов, подошел к нему и встал таким образом, что  Егорычевой было его видно в ноутбук. Он схватил Мусаба за левую руку, на которой находились часы «Патек-Филип» стоимостью 600 тысяч рублей, затем, поняв, что Елена его увидела, сначала прикрыл  рукой веб-камеру, а  потом и полностью закрыл ноутбук.

Мусаб попытался сопротивляться. Но силы были неравны. Лабазанов, прижав  левую руку Мусаба к столу, насильно снял с его левой руки дорогие  часы и положил их к себе в карман. Затем Лабазанов заявил, что они «джамаатские», ничего плохого с Мусабом не сделают, и предложил» пройти с ним в другую комнату, чтобы «поговорить». Выходя, Мусаб увидел на полу белую веревку со скотчем. Что он мог подумать? Наверное то, что его хотят связать.

Тогда он оттолкнул Лабазанова рукой и решил убежать из помещения на улицу, однако стоявший у входа злоумышленник ударил его кулаком в лицо. Второй человек ударил Мусаба каким-то твердым предметом по затылку. От ударов тот упал на пол. Оба нападавших  стали кулаками и ногами бить по его лицу и голове, от чего у Мусаба пошла кровь из носа. После этого нападавшие скрылись.

Несколько минут Дагестани лежал без сознания. Придя в себя,  он обнаружил также пропажу сотового телефона «Нокиа Х-7» стоимостью 14 тысяч рублей. Кто из агрессоров его забрал, он не может сказать. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, в ходе нападения здоровью потерпевшего  был причинен вред легкой степени тяжести.

Как считает адвокат Дагестани Марьям Джаржисова, из обстоятельств дела видно, что преступники намеревались связать и оставить потерпевшего в беспомощном  состоянии, чтобы беспрепятственно закончить свое преступление и покинуть офис. Встретив его сопротивление, избили его. В этом, по ее словам, имеется «полный состав преступления, именуемого разбойным нападением».

Не совсем разбой

Между тем, согласно приговору Советского суда Махачкалы, действия Лабазанова были  переквалифицированы с ч. 3 ст. 162 Уголовного Кодекса РФ (Разбой) на  на п.п. «а», «г», «д» ч. 2 ст. 161 УК РФ (Грабеж с применением насилия не опасного для здоровья, совершенный группой лиц по предварительному сговору) и ч. 1 ст. 115 УК РФ (Умышленное причинение легкого вреда здоровью).

Как сказано в обосновании суда, «хищение, начатое, как грабеж, может в процессе совершения перерасти в разбой, если виновный с целью завладения имуществом или его удержания применяет насилие, опасное для жизни или здоровья, либо угрожает применением такого насилия». Однако, по мнению суда, «совершенное после грабежа Лабазановым насилие причинило легкий вред здоровью Дагестани и не являлось средством завладения или удержания чужого имущества».

Ссылаясь на п.3 Постановления Пленума Верховного суда СССР от 5 сентября 1986 года №11 («О судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности»), в котором говорится, что «если виновный применяет насилие с целью избежать задержания, то содеянное не образует разбоя», Советский суд и решил переквалифицировать преступление.

25 декабря 2013 года Лабазанов Арсен Магомедович был приговорен к полутора годам лишения свободы и штрафу. При этом он оставлен под домашним арестом до времени вступления приговора в силу.

По мнению защитника потерпевшего, судом необоснованно применен  уголовный закон о значительно более мягком преступлении и при этом назначено исключительно мягкое наказание, несмотря на то, что фактические обстоятельства, установленные предварительным и судебным следствием, являются доказательством вины подсудимого в совершении разбойного нападения с причинением крупного ущерба потерпевшему.

По словам Джаржисовой, подсудимый практически избежал наказания, не находился под стражей, а всего лишь формально -  под домашним арестом, который по сроку равнозначен наказанию к лишению свободы, не взят под стражу при вынесении обвинительного приговора.

Кроме того, подсудимым не возмещен причиненный потерпевшему материальный ущерб, при неоспоримых доказательствах вину он не признал.

Мягче мягкого

«Вынесение подобного рода приговора, безусловно, является противозаконным и несправедливым, но, к с сожалению, не единичным в практике нашего судопроизводства. Данное уголовное дело содержит пару нюансов, которые, как говорится, «решают все», – утверждает адвокат. – Первый нюанс заключается в том, что совершив грабеж, то есть, сняв с потерпевшего часы, виновные лица вывели его в соседнюю комнату с целью связать, а увидев, что потерпевший быть связанным не желает, избили его.

Напрашивается вопрос – зачем связывать и препятствовать выходу потерпевшему из комнаты, если преступный умысел на открытое хищение часов доведен до конца и у виновных была возможность покинуть место преступления? То есть, избивая потерпевшего, виновные лица собирались изъять (или изъяли) у него и иные ценности, либо с целью «временной нейтрализации» потерпевшего, направленной на беспрепятственное скрытие с места преступления. В данном случае действия виновных бесспорно образуют состав разбойного нападения».

«Основным же при вынесении данного приговора является второй нюанс, касающийся времени совершения преступления. Суд, квалифицируя данное деяние, исказил один из важнейших факультативных признаков преступления – время его совершения, которое является одним из определяющих факторов, влияющих на квалификации совершенного деяния, – продолжает она. – Суд в обоснование своей позиции по данному делу сослался на п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986 года №11 «О судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности».

Было указано также, что обязательным условием самостоятельной квалификации данного преступления является факт окончания кражи (грабежа).Что касается момента окончания таких преступлений как кража или грабеж, то закон, а именно п. 6 Постановления Пленума ВС РФ от 27.12.2002 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» гласит: «Кража и грабеж считаются оконченными, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность им пользоваться или распоряжаться по своему усмотрению».

Как видно из материалов уголовного дела, виновные лица на момент нанесения телесных повреждений потерпевшему не имели возможности воспользоваться похищенным имуществом, так как фактически еще не покинули место совершения преступления.

В итоге мы имеем факт того, что суд, исказив имеющий важное значение по данному делу признак преступления, как время его совершения, признал грабеж оконченным до того момента, как у виновного лица возникла возможность покинуть место совершения преступления и воспользоваться похищенным имуществом, и соответственно квалифицировал действия виновного по двум отдельным статья УК РФ.

«Хотелось бы отметить еще несколько важных обстоятельства по данному уголовному делу. Во-первых, избрание предварительным следствием меры пресечения виновному в разбойном нападении лицу в виде подписки о невыезде, когда по данной категории преступлений при аналогичных обстоятельствах в 99.9% случаев  подозреваемому (обвиняемому) избирается более строгая санкция – заключение под стражу.

Во-вторых, вынесение судом излишне мягкого приговора виновному лицу – 1,5 года лишения свободы по ч. 2 ст. 161 УК РФ, предусматривающего максимальное наказание в виде 7 лет лишения свободы. При этом в качестве смягчающих обстоятельств фигурируют: отсутствие судимости, положительная характеристика с места жительства виновного (которая практически никогда не бывает отрицательной) и наличие малолетнего ребенка на иждивении. Причем осужденный не признал своей вины, не раскаялся и не загладил причиненный ущерб.

Наконец, в-третьих, продление домашнего ареста лицу до момента вступления приговора в силу, тогда как согласно общей практике и правилам внутрикорпоративных правил вынесения приговоров о назначении реального лишения свободы, «наручники надеваются» осужденному лицу непосредственно после оглашения приговора.

Но видимо, данный осужденный обладает чрезмерно положительной характеристикой, что суд решил предоставить ему возможность насладиться свободой еще некоторое время. А учитывая тот факт, что с момента задержания подозреваемого и по сей день прошло почти полтора года, на протяжении которых он находится под домашним арестом, срок которого также засчитывается в общий срок отбытия наказания, то пока приговор вступит в законную силу, и «садиться» осужденному может вовсе и не придется.

В целом, для того, чтобы делать выводы по указанным обстоятельствам, не требуется юридических познаний, хватает лишь логики», – резюмирует адвокат Марьям Джаржисова.

По ее словам, одним из мотивов безнаказанности преступников она видит в том, что нападавшие посчитали, что у Мусаба Дагестани нет достаточной защиты и поддержки в виде семьи или клана. 

Закона не существует

Сам пострадавший сиро-дагестанец крайне расстроен произошедшим и думает о том, чтобы уехать прочь из Дагестана и России.

«Закона здесь не существует. Такое ощущение, что все «куплено» – и полиция, и суд. В современном Дагестане защитой могут служить лишь деньги, много денег», – сетует он в беседе с КАВПОЛИТом.

«Я никогда раньше не был знаком с напавшим на меня Лабазановым, хотя мы с ним оба даргинцы. Поэтому никогда и никаких проблем в отношениях с ним не могло возникнуть. Да и сейчас у меня ни с кем нет проблем. Я человек неконфликтный. Он сказал, что из «джамаата», но объявил ли он об этом просто так или реально состоит где-то, я не имею понятия. Я вообще к людям отношусь в зависимости от их человеческих качеств, а не по какому-то внешнему признаку», – сказал Дагестани.

Если рассматривать ситуацию не только с точки зрения действующей в нынешней России, в том числе и в Дагестане юридической системы, но с позиций ислама, имеющего важное влияние на общественные устои в республике, то, несомненно, агрессивные действия против человека с целью отобрать у него имущество, какими бы идейными основаниями ни руководствоваться в данном случае, являются недопустимыми.

«Безусловно, я не могу давать оценку приговору суда и действиям фигурантов. Но, исходя из информации об обстоятельствах данного дела, уверен, что ничто не может оправдать покушение на человека, посягательство на его имущество, здоровье, честь. Это с точки зрения законов ислама запрещенные деяния», – подчеркивает выпускник религиозного университета «Аз-Захра» в Дамаске Расул Шахов.

Предоставляем нашим читателям оценить право самим суть и последствия описанного инцидента.

PDF : Приговор Лабазанову

4 Распечатать

Murad 05 февраля 2014, 22:59

Вопиюще. Не менее удивительны,в современном Дагестане, и часы за 600 тыс.на запястье продавца китайскими батарейками,да хоть и солнечными.

-1
Брат Большой 05 февраля 2014, 23:39

Ничего удивительного, все в пределах "стабильности"...

1
ля ля 06 февраля 2014, 08:07

Судья выбирают золотую середину ))

1
Шамхалов Шамхал 06 февраля 2014, 23:12

Как следует из материалов уголовного дела, Мусаб разговаривал по видеосвязи с Еленой Егорычевой,отсюда вопрос: есть ли видео, которое доказывает состав преступления или опять же все на уровне пустых разговоров? статья полная чушь, так же как и сама история, придуманная потерпевшим...

-2
Шамхалов Шамхал 07 февраля 2014, 01:39

ай да молодцы, ай да красавцы, надо же как все перевернули, и это говорят люди, у которых нет даже отпечатков палец подсудимого, отсюда вывод: Нет негодяя, который был бы настолько глуп, что не нашел бы ни одного довода для оправдания своей подлости

-3
Большой Брат 07 февраля 2014, 11:55

В самом деле, какой негодяй этот потерпевший, придумал историю с разбоем, оговорил честного человека, еще и покалечив себя для убедительности... Какой подлец слюшай да...

2
Большой Брат 07 февраля 2014, 11:56

А видео по скайпу не пишется на диск, если че...

2
Шамхалов Шамхал 08 февраля 2014, 16:21

братец, почему ты говоришь это с сарказмом?

-3
Большой Брат 07 февраля 2014, 11:58

Мы знаем что Рафик невиноувен!!!!

2
Саид 09 февраля 2014, 23:39

понять и простить..)

-1

Оставить комментарий:

Наверх