26 января 2014 813 0

Сочи. Путевые заметки

О том, как выглядит сегодня Олимпийская столица
Фото: Bescker.ru
Фото: Bescker.ru

usahlkaro Ахмад Буро Автор статьи

В течение предновогодней недели мне довелось дважды побывать в Сочи. Сидящие рядом в самолете сочинцы, узнав, что я не местный, с гордостью начали рассказывать мне об олимпийских новостройках, в том числе о новом аэропорте. Однако, войдя в расхваленное здание по прилету и пройдя по стрелкам, мы наткнулись на закрытую дверь. Спросить не у кого – из сотрудников аэропорта никого не видно.

Несколько секунд суеты и непонимания, и толпа двинулась за двумя «смельчаками» куда-то направо по коридору. Я обратил внимание на двух «бывалых», которые с недоумением посмотрели на уходящую толпу и уверенно пошли вниз налево. Проследовав за ними, я нашел выход в город.

«А ведь это главная воздушная гавань Олимпиады. Здесь для всех гостей все должно быть интуитивно понятным и максимально дружелюбным. Здание вроде добротное, все красиво, чисто, а вот с организационной точки зрения подкачали», — отметил я про себя и пошел искать такси.

Таксист-парапсихолог

Из Адлера в Сочи ехать где-то полчаса.  За это время мы разговорились с моим таксистом, который оказался дипломированным парапсихологом, весьма образованным и начитанным человеком.  Мужчина лет 50, кавказской внешности, в классической мужской шляпе, с бархатным баритоном и манерой говорить спокойно, не спеша, он больше напоминал сицилийца из кинофильмов, чем привычного «таксиста».

За эти полчаса мы успели поговорить о межнациональных отношениях, сохранении культурной идентичности народов, межнациональных браках, реинкарнации, генетике, душе, о Боге и даже Олимпиаде. А начиналось все с того, какие красивые девушки в Сочи и Адлере. Мой визави отметил, что в этом плане вне конкуренции Ростов-на-Дону, с чем я с большим оживлением согласился. Просто я женат на ростовчанке, но ингушке по национальности.

Как выяснилось, его супруга тоже из города на Дону, но гречанка по происхождению. При этом по его признанию он единственный из 5 братьев женился не на армянке вопреки традициям. Развив эту тему, он пытался нивелировать значение национальности матери при воспитании детей в определенных культурных традициях, да и в принципе ставил под сомнение саму необходимость воспитания.

Начав с вопроса «Верю ли я в душу» и получив положительный ответ, он стал излагать тезис о том, что душа, вселяясь в человека при рождении, уже обладает определенным характером, который у нее сформировался при жизни в предыдущем человеке. Но тут я как верующий мусульманин внес поправку, сказав, что верю в существование души, но не в реинкарнацию.

Я предложил взглянуть на его тезис с точки зрения генетики. Человек может быть предрасположен к чему-то, в нем действительно могут быть какие-то задатки, но какие из них получат развитие в ребенке – зависит от окружающей среды, главным образом от родителей и их воспитания. Это как огранка драгоценного камня.

«Сицилиец» выразил несогласие, но изложить свои контраргументы не успел, так мы уже прибыли к пункту назначения.

«Английский» ночлег

На ночь я предпочел остановиться не в гламурном отеле, а в частной гостинице, так как мне всегда было интересно наблюдать, знакомиться и общаться с самыми разными людьми. В этом плане постояльцы последних представляются более интересными.

Я остановился в одном из таких заведений. В трёхэтажной частной гостинице помимо меня проживали итальянцы, французы, голландцы, англичане и немного россиян. А также вся большая армянская семья самого владельца гостиницы. Каждый из членов семьи, за исключением детей, был занят в семейном бизнесе. Выглядело это очень даже прилично, каждый знал свое дело.

Сервис был на высшем уровне и гармонично сочетался с кавказским гостеприимством, создавая какую-то необычную «домашнюю» обстановку. Именно это обстоятельство во многом и подкупало посетителей, которые побывав здесь однажды, становились постоянными клиентами этого заведения.

Утром я стал свидетелем сцены крайне теплого и трогательного прощания отъезжающих итальянцев с администратором Сюзанной. Наблюдая за этой картиной, я отметил для себя, на каком превосходном английском она отвечает иностранцам, неимоверно коверкающим этот язык и по содержанию, и по произношению.

Не успели они уехать, как приехали голландцы. После того как они оформились и стали расплачиваться, оказалось, что у Сюзанны нет сдачи. Сидевший недалеко от меня таксист, ожидавший кого-то из постояльцев, подошел к стойке рядом с администратором и на отличном английском предложил им свою помощь. Он разменял им деньги, затем они обменялись любезностями и те удалились.

Я был впечатлен увиденным. Если в случае с Сюзанной знание иностранного языка можно как-то списать на молодость и хорошую успеваемость в школе,  вузе, то в случае с 55-летним таксистом это выглядит очень любопытно.

Олимпийский оптимизм

Главный вопрос, который мне задавали мои местные собеседники, был «Как думаете, успеем?». При этом выяснялось, что независимо от моего ответа и аргументов, у них есть свое оптимистическое мнение на этот счет. И ничто не могло его изменить.

Примечательно, что это было характерно как людям, связанным со строительством и подготовкой Олимпиады, и соответственно обладающим какой-то информацией, так и людям «со стороны», кто вообще никак не связан напрямую с этим праздником спорта.

А у меня, увидев объемы работ, которые еще нужно успеть до Олимпиады, и степень организованности, дисциплины и координации непосредственно на объектах, оптимизма не прибавилось. Хотя я уверен, что ценной невероятных усилий все сделают. Насколько качественно, это другой вопрос.

Вообще можно сказать, что хотя спортивные состязания еще не начались, мы в очередной раз подтвердили свое чемпионство по решению сложнейших проблем, которые «придумываем» себе сами же.

С другой стороны, уже построенных объектов так много, что невольно задаешься вопросом «А что со всем этим делать после Олимпиады?».

«Как что? Продать! - удивился моему вопросу Бадри, прораб на одном из объектов. – Наши, местные купят».

На вопрос, зачем им это, он с еще большим удивлением, вероятно моей «наивностью»,  ответил «Сдавать!». При этом он слегка приподнял брови и снисходительно улыбнулся.

Я улыбнулся в ответ и не стал его разочаровывать, прибегнув к экономической теории и элементарным расчетам. Однако я не удержался и спросил, откуда взять столько клиентов для купленных объектов, ведь многие россияне предпочитают отдыхать заграницей, а не на курортах Краснодарского края, и тому есть серьезные причины. На что мой оппонент выразил уверенность, что об этом позаботится власть.

Волгоградское эхо

Наблюдая за мерами предосторожности, предпринятыми в городе после волгоградских терактов, я интересовался у сочинцев, не опасаются ли они подобных событий у себя во время Олимпийских игр. Каково же было мое удивление, когда некоторые люди вообще не слышали о Северо-Кавказском вооруженном подполье и их угрозах в связи с Олимпиадой.

Когда я уезжал обратно в Москву, заметил, что некоторые подъезды к зданию аэропорта перекрыты грузовиками — коммунальными машинами. На двух подъездах стояло семь машин полиции. Такси и общественный транспорт были оттеснены от здания уже и со второй транспортной «полосы» - раньше «в буферную» зону входила только первая «полоса».

Даже аккредитованные такси подвергались полному досмотру автомобиля и проверке документов каждые час или два. Правоохранители действовали основательно, без формализма, но при этом крайне корректно. С пониманием относились водители и их пассажиры. Никакого напряжения и нервозности в Сочи я не увидел.

Наряду с правоохранителями на службе можно было часто увидеть казаков. Обычно они держались рядом и не проявляли особой инициативы. По всему их внешнему виду складывалось впечатление, что они просто отбывают «дежурство» и не переоценивают свою роль и полномочия. Я, как и многие из гостей Сочи, отнесся к ним как к местному колориту, своеобразной олимпийской «экзотике», предназначенной в первую очередь для иностранных гостей.

-1 Распечатать

Наверх