23 января 2014 2446 0

Сколько стоит нападение на полицейского

Несправедливый суд делегитимизирует власть
Фото: novayagazeta.ru
Фото: novayagazeta.ru

usahlkaro Петр Бринский Автор статьи

Магомед Расулов, ударивший полицейского на Матвеевском рынке, может сесть в тюрьму на 12 лет. Обвиненные в непреднамеренных убийствах спортсмен Расул Мирзаев и торговец арбузами Бахтияр Алиев отделались годом заключения. Для фигуранта «болотного дела»Ярослав Белоусов прокуратура требует наказания в виде 5-6 лет тюрьмы за то, что он кидался в полицейских лимонами. Таким образом, отдельные коррупционеры в полиции и суде способствуют делегитимизации власти.

Двадцать седьмого июля прошлого года московские оперативники проводили задержание подозреваемого в изнасиловании на рынке в районе Матвеевское. После того как предполагаемый преступник Магомед Магомедов был посажен в машину, вокруг полицейских столпились торговцы и другие работники рынка. Неожиданно женщины начали бить одного из полицейских, а потом в ситуацию вмешался Магомед Расулов. По версии следствия, он кастетом ударил полицейского Антона Кудряшова в лоб.

Оперативник был госпитализирован. Затеявшая драку с полицейским Халимат Расулова была арестована сразу, а ее муж Магомед был задержан через три дня при попытке выехать из Москвы на рейсовом автобусе.

Следствие и суд

Быстрее всего следователи разобрались с полицейскими, допустившими избиение коллеги. Уже в октябре Никулинский суд Москвы вынес приговор бывшим сотрудникам МВД Владимиру Черезову и Юрию Лунькову. По статье «халатность» им грозило до пяти лет лишения свободы, но суд решил обойтись одним годом заключения, при том что вину Черезов с Луньковым не признали. 16 декабря Мосгорсуд утвердил  приговор нижестоящей инстанции.

22 января началось рассмотрения дела по обвинению Магомеда Магомедова в изнасиловании 15-летней девочки. Как передает РИА «Новости», «Магомедов имеет лишь один класс образования, разведен и хотя регистрация у него дагестанская, длительное время проживает в Москве. В настоящее время он официально нигде не трудоустроен».

«Комсомольская правда» пишет, что отец вероятного насильника заявил о его умственной неполноценности. Впрочем, медицинская экспертиза признала его вменяемым. Также родственники утверждают, что Магомедов не может иметь связь с женщиной, в этом случае непонятно, зачем он тогда был ранее женат.

В любом случае, суд продолжается, максимальный срок, который грозит Магомедову – 20 лет лишения свободы.

И, наконец, передано в суд дело по обвинению Магомеда и Халимат Расуловой в покушении на жизнь сотрудника правоохранительных органов. Оба супруга проходят по одной статье, по которой минимальное наказание  — 12 лет лишения свободы, а максимальное – пожизненное заключение или смертная казнь, которая в России не применяется.

Адвокаты Халимат намерены добиваться пересмотра статьи на «Применение насилия в отношении представителей власти», которая предусматривает 5 лет лишения свободы за насилие, для жизни и здоровья неопасное, и 10 лет – за опасное.

С одной стороны, обвинению будет довольно трудно доказать, что действия Халимат Расуловой представляли опасность для жизни полицейского Кудряшова. С другой, вообще не очень ясна та грань, что отделяет «посягательство на жизнь» от «применения насилия, опасного для жизни или здоровья».

Закон и справедливость

В голове каждого человека есть своё представление о справедливости. Далеко не всегда оно совпадает с Уголовным кодексом. И довольно часто представления о справедливости у людей кардинальным образом расходятся.

Взять хотя бы случай с Pussy Riot. Кто-то полагал, что «кощуниц» надо если не сжечь на костре, то как минимум отправить в тюрьму всерьез и надолго. Кто-то всегда был уверен, что никакой уголовной компоненты в этом «акте чистого искусства» не было. Суд принял среднее решение – заключение, но на небольшой срок.

Но бывают случаи, когда в несправедливости принятого судом решения уверено большинство граждан. Взять хотя бы убийство, совершенное другим торговцем арбузами – азербайджанцем Бахтияром Алиевым. Поскольку умысла в его действиях суд не нашел, Алиев был приговорен к году заключении, который отбыл в ходе следствия.

Или можно вспомнить еще более нашумевшее убийство студента Ивана Агафонова, совершенное чемпионом мира по боевому самбо Расулом Мирзаевым. Обычно владение боевыми искусствами считается отягчающим обстоятельством при вынесении приговора. Но все равно суд принял решение, что между ударом Мирзаева и падением Агафонова нет прямой связи, и приговор составил два года ограничения свободы.

Таким образом, в обоих случаях суд решил, что преднамеренный удар  рукой по голове после которого через некоторое время пострадавший умер – это «причинение смерти по неосторожности». То есть человек, который поливал цветы, уронил лейку и убил прохожего, и человек, который намеренно применил насилие – они для суда ничем не отличаются друг от друга.

Или еще более вопиющий случай. В нем нет национальной подоплеки, поэтому шума было меньше. В Иркутской области Тулунский городской суд вынес приговор бывшему вице-мэру Тулуна Геннадию Жигареву, который с особой жестокостью зарезал журналиста Александр Ходзинского.  Экс-чиновник приговорен к одному году и десяти месяцам ограничения свободы. Суд решил, что имело место убийство в состоянии аффекта. А сторона защиты вообще настаивала на том, что это была необходимая самооборона. При том, что свидетели однозначно заявляли о том, что это было явное и спланированное убийство.

Во всем мире убийцы журналистов, как общественных деятелей, приговариваются к максимальным срокам лишения свободы. Так что решение Тулунского суда, наверное, может быть внесено в Книгу рекордов Гиннеса. Делом уже заинтересовался омбудсмен Иркутской области, поэтому есть шанс на то, что это вопиющее против справедливости решение будет пересмотрено.

Или еще пример – уже не мягкости, а наоборот. Прокуратура требует приговорить не попавших под амнистию фигурантов «болотного дела» к реальным срокам заключения.

«Лента.ру» публикует репортаж из зала суда, в котором говорится о том, в чем обвиняют молодых людей. Артем Савелов нанес вред здоровью омоновца Александра Гоголева, дернув того за рукав (видеозапись эпизода в материалах дела отсутствует). Ярослав Белоусов бросил «в полицию неустановленный предмет желтого цвета с соответствующим выражением лица» (какой именно предмет и какое выражение лица имели в виду обвинители, не уточнялось). Денис Луцкевич трижды бросал камни в неустановленных сотрудников полиции и «вырывал из рук шлем у бойца ОМОН Алексея Троерина».

Сам Троерин на первом допросе утверждал, что не помнит точно, кто срывал с него шлем. Андрея Барабанова обвинили не только в том, что он нанес удар ногой по бронежилету омоновца Ивана Круглова, но и в том, что он «нецензурно и грубо выражался». Вина Алексея Полиховича, «выдергивавшего задержанных из рук якобы избивавших митингующих омоновцев», подтверждалась словами бойца ОМОНа Игоря Тарасова ― тот через несколько месяцев после задержания Полиховича вспомнил, что именно Полихович «нанес ему слабый удар по кисти руки».

Всех их прокуратура требует приговорить к 5-6 годам лишения свободы. Судя по предыдущим приговорам по «болотному делу», суд вполне может удовлетворить требования прокуроров.

Халимат Расулова (это подтверждается видеозаписью) преднамеренно била полицейского. Если ее статья будет переквалифицирована на «применение неопасного для жизни насилия», то у нее есть все шансы получить меньший срок, чем у дернувшего омоновца за рукав Савелова или бросившего в полицию лимон «с соответствующим выражением лица» Белоусова. Будет ли это справедливо? И будет ли справедливо, если сядет на 12 лет ее ударивший полицейского муж, при том, что непреднамеренно убившие своих визави Мирзаев и Алиев отделались годом заключения?

Почему Россия — не Европа

Сторонники ужесточения наказания за сопротивление полиции любят приводить в пример западный опыт – мол, там полицейские сперва стреляют, а потом разбираются.

Во-первых, в Европе такого нет, там драки молодежи с полицией – привычная деталь уличного пейзажа. Во-вторых, в США, где у полицейских на самом деле весьма широкие полномочия, граждане практически поголовно вооружены. Поэтому право полицейских открывать стрельбу при первом подозрении, что задержанный лезет за оружием – это насущная необходимость.

Ну и главное отличие полиции США и большинства западных стран от России – в том, что граждане доверяют полиции. Напавшие на Кудряшова Расуловы вряд ли видели в своей жизни много некоррумпированных полицейских. Зато наверняка много раз «давали на лапу» различным проверяющим и безвозмездно «угощали» их арбузами.

Сейчас, на фоне украинского противостояния, опять активизировались комментаторы на тему «Россия – не Европа», которые пишут о том, что у нас, мол, власть, сакральна, а в Европе она – служанка народа. Кто-то пишет об этом с гордостью, кто-то с сожалением.

Но при том, что власть в Европе может быть и служанка (с многочисленными оговорками), отношение к суду и полиции там вполне сакральное. А у нас?

Коррумпированные полицейские дают повод относиться ко всем сотрудникам МВД не как к «служителям закона», а как к легальной организованной преступной группировке. Когда твоего родственника (Магомедов – двоюродный брат Халимат Расуловой) пытаются увезти те, кого ты считаешь преступниками – что остается делать, если не сопротивляться?

То же самое касается судов. Когда за жестокое убийство дают меньше двух лет ограничения свободы, а за дерганье за рукав или кидание лимона – 5-6 лет лишения свободы – никакая вера в сакральность власти невозможна.

Таким образом, отдельные коррупционеры в полиции и суде способствуют делегитимизации власти в целом, всех её ветвей и уровней.

И никакое усиление наказания за экстремизм предотвратить этого не в силах.

0 Распечатать

Наверх