08 октября 2013 608 0

Сижу за решёткой в темнице сырой

Фото автора
Фото автора

usahlkaro Тимур Куашев Автор статьи

На заседании 30 сентября речь по эпизоду нападения на здание МВД продолжила адвокат Марина Ахметова. Она заявила, что представленные стороной обвинения в суде видеозаписи («маджлис Кабардино-Балкарского сектора кавказского фронта» и прочие обращения) не имеют доказательственной силы, так как не исследованы на предмет достоверности, не известен источник, а также не проведена лингвистическая и криминалистическая экспертиза.

Ахметова зачитала отрывок из протокола судебного следствия.

«Дагиров С.А., сотрудник Центра «Т», на момент событий оперуполномоченный.

Адвокат Абубакаров М.С.: Что вы можете пояснить, учитывая то, что вы работали на тот период оперативным работником Центра «Т», по поводу учета лиц, исповедующих ислам? По документам они проходят как лица-приверженцы радикального течения «ваххабизм», это также и по вашим документам. Что это за учет, как велся, для чего?

Свидетель Дагиров С.А: Я не знаю, я не занимался учетами.

Адвокат Абубакаров М.С: А вам вообще известно, что ваши коллеги этим занимались?

Свидетель Дагиров С.А: Коллеги может и занимались, но это секретная информация, они не говорили. У меня другое подразделение.

Адвокат Абубакаров М.С: А в вашем другом подразделении какой род деятельности?

Свидетель Дагиров С.А: Я не могу вам сказать этого.

Председательствующий: Потерпевший, направление вашей деятельности как-то обозначьте.

Свидетель Дагиров С.А: Я могу пройти и судье сказать.

Адвокат Абубакаров М.С: Если этот вопрос не снимается, я просил бы потерпевшего ответить на него.

Свидетель Дагиров С.А: Я не могу сказать.

Председательствующий: Уточните, потерпевший, мы правильно поняли, вы занимались какими-то техническими мероприятиями, вопросами техники?

Свидетель Дагиров С.А: Да.

Адвокат Абубакаров М.С.: Ваша деятельность включает в себя какую-то гостайну, почему вы не можете о ней сказать?

Председательствующий: Уточните, потерпевший, это секретная информация?

Свидетель Дагиров С.А: Да.

Адвокат Абубакаров М.С.: А известно вам о закрытиях мечетей в республике и в городе до событий 13 октября и причинах закрытий?

Свидетель Дагиров С.А: Известно. Бывший министр МВД Шогенов закрывал мечети, плохо относился к этому течению. Это я знаю, ребята говорили. В связи с этим были списки. Это оперативники с МВД КБР, знакомые ребята говорили.

Адвокат Абубакаров М.С: Это его личное отношение было к этому течению?

Свидетель Дагиров С.А: Да, его личное отношение было. Я по слухам от ребят слышал.

Адвокат Абубакаров М.С: И поэтому такое преследование было по отношению к ребятам?

Свидетель Дагиров С.А: Да, вроде так.

Адвокат Абубакаров М.С: Вам известно, в связи с чем у экс-министра внутренних дел Шогенова было неприязненное отношение к лицам, исповедующим ислам? Вы сказали, что это его личное отношение. Вам известно, с чем оно было связано?

Председательствующий: Уточните, потерпевший, мы правильно поняли ваши показания, вы сказали, что министр внутренних дел плохо относился к течению «ваххабизм»?

Свидетель Дагиров С.А: Нет, вы неправильно поняли. Я сказал, что не плохо относился, а по своей службе… Я хотел так сказать. Я сказал не то, что мне лично известно. Со слухов. Просто я так выразился, первый раз в судебном заседании.

Председательствующий: Тогда уточните, что вы имели ввиду?

Свидетель Дагиров С.А: По слухам оперативных работников  МВД КБР слышал, что есть такое «ваххабитское» течение, преследуется…»

Таким образом, ни один сотрудник правоохранительных органов не смог пояснить происхождение этих списков, обосновать законность постановки на оперативный учёт, указать авторов этих списков. Фактически это списки лиц, преследуемых по религиозным мотивам, что запрещено Конституцией РФ.

Спецслужбы обладали информацией о том, что ОПС готовит нападение на стратегические объекты заблаговременно. Из оглашённых протоколов допросов подозреваемых Жангуразова и Амшукова следует, что до событий 13 октября задерживались люди, у которых были сведения о том, что готовится теракт в аэропорту Нальчика.

Далее с речью выступил подсудимый Мурат Мидов. Сообщил, что амнистированные амиры Нальчика знали больше о нападении, чем подсудимые. И даже несмотря на то, что они признали членство в ОПС, им удалось избежать ответственности за преступления, совершённые этой ОПС.

Адвокат Неля Мурачаева, защитник Алима Таова. Подзащитного обманом заманили на квартиру по улице Кирова в Нальчике вечером 12 октября. Утром увидел оружие, при первой возможности сбежал.

Из Библии. В Евангелии от Матфея (гл. 7, ст. 1-2) сказано: «Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить».

Адвокат Олег Келеметов, защитник Ануара Гоова. В случившемся виновата в первую очередь власть, правоохранительная система. Фактов терроризма и попыток изменения конституционного строя не было. Не было выдвинуто никаких требований, не было целенаправленного захвата заложников. Нападение на здание МВД КБР было постановочным и мнимым. Подробности нападения знали узкий круг лиц. Руководство МВД КБР было осведомлено о нападении.

У Ануара Гоова развилась позвоночная грыжа, ему крайне затруднительно находится в СИЗО, он нуждается в квалифицированной медицинской помощи. У подсудимого Залима Улимбашева состояние здоровья гораздо лучше.

Я собираюсь жить в этой Республике, хочу жить в свободном правовом социуме. Мне не нравятся вооружённые люди на улицах, кем бы они ни были. Отсутствие справедливости способствует рекрутированию в ряды НВФ.

Обвинение в прениях повторно зачитало обвинительное заключение и порекомендовало суду критически отнестись ко всему, что происходило во время пятилетнего судебного следствия. А это отказ подсудимых и свидетелей от показаний, данных на предварительном следствии. Заявления подсудимых о пытках и давлении.

Ануар Гоов о нападении не знал, в нём не участвовал, добровольно отказался от совершения преступления. Явился с повинной, выдал гранату правоохранителям.

Адвокат Галина Ланевская, защитник Анзора Ашева. Добровольно отказался от совершения преступления, явился с повинной, выдал оружие. На момент нападения был не совершеннолетним, активно сотрудничал со следствием.

На заседании 1 октября слово взяла адвокат Люся Шорова, защитник Ислама Тухужева.Подсудимый добровольно отказался от совершения преступлений, подробностей не знал, явился с повинной, оружие выдал.

Адвокат Мурат Озрокова, защитник Руслана Амшокова. Вечером 12 октября обманом заманили на квартиру по улице Кирова в Нальчике, обстоятельств нападения не знал. Утром 13 октября при первой возможности сбежал, в нападении не участвовал, затем явился с повинной и выдал гранату.

После обеда адвокат Марина Ахметова почувствовала недомогание и была госпитализирована. Председательствующая объявила перерыв до понедельника 14 октября.

Близится восьмая годовщина нападения.

С наступающим Праздником Жертвоприношения нас.

0 Распечатать

Наверх