23 октября
14 декабря 2016 4005 5

Сироты дагестанские: ни семьи, ни дома, ни справедливости

Сироты в Дагестане в буквальном смысле остались на улице: положенное жилье не выделили, они крутятся как могут
Фото: yuga.ru
Фото: yuga.ru

usahlkaro Фаина Качабекова Автор статьи

Выпускники из дома-интерната для умственно отсталых «Забота» вынуждены бродить по улицам в поиска пристанища и перебираться с одного  съемного жилья в другое. У них нет своего дома, которым государство обязано обеспечить сирот. И даже в очередь на жилье они не были поставлены.

Более того, у молодых людей нет даже сбережений, которые должны быть на их банковских счетах. А вся надежда найти сиротские деньги уплыла вместе со старым руководством приюта.

Но ребят обделили не только материально — их способности искусственно ограничили, по ошибке определив психически здоровых детей в приют для умственно отсталых. В результате молодые люди, которые могли стать полноценными членами общества, превратились в инвалидов.

Подробности этой болезненной истории — в репортаже корреспондента КАВПОЛИТа.

Война закончилась, слезы остались

Следы войны, как глубокие шрамы на теле, навсегда остаются в жизни тех, кого она коснулась. Так и в жизни трех сирот — Магомеда Абдуллаева, Александра Буретенко и Анжелы Терлоевой — война не позволяет забыть о своем присутствии.

В 1995 году из охваченного войной Грозного больных и раненых детей привезли в Дагестан. В соседскую, братскую, но, как оказалось, чужую республику, где не нашлось дома для сирот и по сей день.

Ребятам было тогда по два-три года, измученных малышей никуда не принимали. А всю дальнейшую их судьбу определил один на троих физический изъян — заячья губа.

Чуть ли не с самого начала их жизни на сиротах поставили крест. Приют для них стал средой, которая ограничила их возможности

Маленьких и беспомощных переселенцев отправили в дом-интернат для умственно отсталых детей «Забота».

Имена и фамилии им дали в приюте, так они и росли в чужой республике, с чужими именами и среди слабоумных детей.

Сейчас детям войны уже по 22-23 года, они выросли. Физический недостаток затрудняет им речь, но никак отражается на умственных способностях.
Фактически в Дагестане детей спасли, но практически лишили возможностей жить полной жизнью и использовать свои способности

Однако чуть ли не с самого начала их жизни на сиротах поставили крест. Приют для них стал средой, которая ограничила их возможности, ведь их даже не учили элементарной грамоте.

Фактически в Дагестане детей спасли, но практически лишили возможностей жить полной жизнью и использовать свои способности, знания для развития.

И здравомыслящие молодые люди сейчас не могут даже читать и писать, поэтому поступить в вуз, обрести профессию и обеспечивать себя самостоятельно для них невозможно.
В интернате нас ничему не учили, только работать заставляли всю жизнь

«Нас привезли сюда в болезненном состоянии, у меня губа была разорвана, и нас никуда не принимали, кроме как в “Заботу”.

В интернате нас ничему не учили, только работать заставляли всю жизнь. Меня приемная мама начала учить писать и читать, но я лишь немного умею, — рассказывает Магомед Абдуллаев. —  Я не имею психических отклонений, меня признали дееспособным.

А без образования я могу устроиться на работу только грузчиком или разнорабочим. До недавнего времени подрабатывал, где-то что-то грузил, копал. Но теперь спину надорвал и сижу дома».

Нас не учили ничему, кроме как работать, если и проводили какие-то занятия, то очень мало. Мы сами учились, как могли

Молодым людям неудобно сознаваться в том, что они не получили даже начальной образовательной базы.

«Мне стыдно, когда меня спрашивают, есть ли у меня образование. Я отвечаю, что нет, но мне так неловко, такая взрослая, но даже писать не умею.

Нас ведь не учили ничему, кроме как работать, если и проводили какие-то занятия, то очень мало. Мы сами учились, как могли.

Я могу прочитать надписи в городе, написать СМС, но вот сама писать не умею», — признается Анжела Терлоева.

Но в Дагестане сиротам не только не дали образования, но и практически оставили на улице. Когда они вышли из интерната, то социального жилья для них не нашлось.

Более того, бывшее руководство интерната даже не поставило сирот на очередь за квартирами.

Магомеда Абдуллаева приютила добрая женщина Айзанат Кулдуева, а вот его товарищам приходится справляться самостоятельно. Сейчас сироты вынуждены снимать в Махачкале квартиру и живут там по несколько человек.

Когда мы спрашивали, почему нам не дают квартиры, бывшая заведующая нам сказала: «Зачем вам жилье, вы ведь дебилы?»

Имея доход только от пенсии по инвалидности, молодые люди скидываются и оплачивают аренду. А на остальные деньги худо-бедно выживают.

«Меня приютила мама друга, она меня не выгоняет, дала комнатку, и я там живу. Но ведь я и мои друзья хотим иметь свой дом, жить как все люди, создать семью, а жилья нет.

Когда мы спрашивали, почему нам не дают квартиры, бывшая заведующая нам сказала: “Зачем вам жилье, вы ведь дебилы”. Она нас отправила в дом престарелых в Буйнакске, как больных. А потом меня оттуда забрала моя приемная мама», — вспоминает Абдуллаев.

Мальчики унаследовали болезнь матери, и им требуется операция. Но ничего, кроме отказов, от медиков их мать не получает

Корреспондент КАВПОЛИТа побывал в гостях у сирот, которых когда-то спасли от войны, а затем выбросили на улицу, как бездомных котят.

В однокомнатной квартире живет Анжела Терлоева с двумя девушками и малолетними детьми. Съемное жилье, конечно не в центре города, но в нем чисто и тепло.

В одной комнате телевизор, диван, раскладная софа, детская кроватка и шкаф, на котором лежит матрас. Помещение хозяевам служит и гостиной, и спальней, и детской.

С первых слов Анжелы Терлоевой понимаешь, что у девушки нет умственных отклонений, но ее речь затруднена из-за заячьей губы. Она вышла замуж, но семейная жизнь не сложилась, сейчас одна воспитывает сыновей-двойняшек.

Правда, мальчики унаследовали болезнь матери, и им требуется операция. Но ничего, кроме отказов, от медиков их мать не получает. Если врачи не обратят внимание на мать-одиночку и ее просьбы помочь сыновьям, то ее малыши так и вырастут с изъяном.

Анжела Терлоева еле сводит концы с концами – вместе с детьми ей необходимо прожить на 14 тысяч рублей в месяц, такова ее пенсия

И хотя женщина необразованная, она прекрасно понимает, что на бесплатную операцию для малышей, тем более в Дагестане, ей не стоит надеяться. А денег у нее нет.

Сейчас Анжела Терлоева еле сводит концы с концами – вместе с детьми ей необходимо прожить на 14 тысяч рублей в месяц, такова ее пенсия, а также заплатить за съемную квартиру.

В этой же квартире живет Муминат Алиева, она попала в интернат «Забота» в три года. Мать и отец у девушки есть, правда, только в личном деле. Муминат не смогла найти своих родителей и не знает, почему попала именно в интернат для слабоумных.

В 15 лет нас распределили по группам, и мы заботились о лежачих детях. Больных детей было много, мы меняли им пеленки, кормили

В казенном доме маленькая девочка не получала заботу, а счастливых дней там она вспомнить не может. Зато помнит, как работала, убирала, где ей скажут, выполняла все, что велит директор.

«В 15 лет нас распределили по группам, и мы заботились о лежачих детях. Больных детей было много, мы меняли им пеленки, кормили. Это была наша обязанность, нам за это не платили. Было тяжело, но мы никогда не оставляли детей мокрыми, иначе ведь они не заснут», — вспоминает Муминат Алиева.

Когда Муминат исполнилось 19 лет, ее отправили в дом престарелых в Буйнакске. Там она провела два года, а выйти оттуда смогла только после того, как разгорелся скандал, связанный с интернатом. Директор не стал удерживать девушку, когда та попросилась на волю.

Не найдя поддержки в Дагестане, молодые люди поехали в Чечню, искали там родню и помощь. Но оказалось, что для них все двери закрыты

Скромная, кроткая, но совсем не глупая Муминат хотела жить своей жизнью. Теперь обитает в съемной квартире и работает в кафе посудомойщицей. Другой работы без начального образования не найти. Но эта жизнь ей нравится больше, чем та, что она видела в приюте и доме престарелых.

В Чечне нет сирот…  чеченские сироты в Дагестане

Еще один ребенок войны — Александр Буретенко, он снимает вместе с женой Анной Соновой маленькую квартирку. Его супруга тоже из интерната «Забота».

Александр не любит свое имя, хотя и понимает, что оно у него не настоящее. Недавно он отыскал свою троюродную тетю, но родителей не нашел.
Когда сироты обретут свой кров, никто не знает, ведь в Махачкале социального жилья практически нет

Не найдя поддержки в Дагестане, молодые люди поехали в Чечню, искали там родню и помощь. Но оказалось, что для них все двери закрыты.

Но молодые люди надеются, что все-таки их крик о помощи услышат земляки и справедливый Рамзан Кадыров.

Благодаря уполномоченному по правам человека Умумпазиль Омаровой молодые люди недавно встали в очередь за квартирами. Выпускники дома-интерната все очень благодарны омбудсмену, ведь она одна из немногих, кто не прошел мимо их беды.

Правда, когда сироты обретут свой кров, никто не знает, ведь в Махачкале социального жилья практически нет.

КАВПОЛИТ пытался связаться с управлением по жилищной политике города Махачкалы, но работников застать на местах невозможно

Чтобы узнать, как долго людям ждать положенных квартир, корреспондент КАВПОЛИТа пытался связаться с управлением по жилищной политике города Махачкалы, но работников застать на местах невозможно. Как пояснил секретарь, все заняты на выездах, а разговаривать с прессой им некогда.

А пока в жизни ребят нет определенности, они съезжают с одной квартиры на другую, зарабатывают на жизнь, выполняя различную тяжелую работу.

И зачастую, пытаясь добыть себе кусок хлеба, сталкиваются с подлостью окружающих: молодых людей то и дело обманывают, заплатив за их труд копейки или вообще ничего.

Но они все друг за друга горой, ведь в этом мире больше никому бедные сироты не нужны. Поэтому выпускники приюта помогают своим, когда нет еды, обязательно поделятся последним.

​Скандал вокруг приюта сделал бедных сирот врагами многих влиятельных людей

В трудной ситуации друзья не оставили и Арсена Алиева, который тоже ушел из дома престарелых. Парню некуда было деваться. Как и его товарищи, он остался без жилья. И со своими пожитками бродил по городу, пока Магомед Абдуллаев и Александр Буретенко его не приютили.

По словам воспитанников приюта, на окраине Махачкалы живут еще двое выпускников интерната — Альберт Адамов и Ирина Мухина, которые в том же положении, что и они.

Как говорят ребята, скандал вокруг приюта сделал бедных сирот врагами многих влиятельных людей. Да и руководству республики не хотелось выносить грязное белье на обозрение всей страны.

Сироты дома-интерната очень обижены тем, что их начали поливать грязью и пытались скомпрометировать утверждениями, будто бы они выполняют чей-то заказ, поднимая этот шум.

Даже неграмотные приютские дети понимают, что если бы они действовали по указке «заказчика», то вряд ли бы сейчас нуждались в жилье.
Когда я ушел из приюта, у меня должна была быть сберкнижка с деньгами, но ее не было

«На передаче Малахов спрашивал, откуда это у меня "айфон", мол, откуда у меня деньги. Но это я сам себе купил на свои деньги. Эти деньги я отсудил у бывшего директора интерната.

Ведь когда ребенок находится в приюте, то 75% его пенсии идет государству, а 25% на сберкнижку. То есть когда я ушел из приюта, у меня должна была быть сберкнижка с деньгами, но ее не было.

Забрать эти деньги мне помогла Умупазиль Омарова. Я получил 90 тысяч, на них купил айфон и кое-какую мебель в квартиру», - объясняет Александр Буретенко.  

Несмотря на все трудности, которые сироты видели в жизни, они продолжают надеяться на чудо и людское милосердие. Да и кроме надежды, у детей без семьи и поддержки ничего никогда и не было.

0 Распечатать

zurab musaev 14 декабря 2016, 19:25

у меня комментировать слов нету....я могу предоставит свой дом для любого из них...я простой дагестанец...буду рад поделится чем богат...редакция кавполита поможете узнать что да как можно сделать....?

3
Галина Коновалова 19 декабря 2016, 09:23

Зураб, спасибо Вам за Ваше доброе сердце, за то что Вы предложили помощь этим несчастным детям, Вы настоящий мужчина!!!

2
Tarlan 14 декабря 2016, 20:19

Каждому Руководителю республики, каждому виде премьеру, министрам и главам городов и районов взять к себе на полное обеспечение по одной сироте и проблема будет решена. Делать это до тех пор, пока проблема сиротствах и их содержания и обеспечения работой и жильём не будет решена окончательно.
Раз чиновники нами говорят, что они строят социальное государство, пусть покажут пример своей социальной и Справедливой идентификации...
Тоже самое касается и всех руководителей всех религиозных объединений.
Раз от имени Аллаха призывают других к милосердию и милостыне, пусть хоть раз покажут личный пример своей готовности к социальной жертвенности, к совершению добродеяний исключительно ради Аллаха...

4
Муслим Гасан-Гусейнов 15 декабря 2016, 09:07

я знаю магомеда он был у меня в гостях.
он хороший и очень БОГОБОЯЗНЕННЫЙ парень который не будет врать.
страшно красть у сирот подлецы позорные.
нужно помочь им всем миром.
на яхъ намус чиновников не приходится расчитывать, они во власть идут не для того чтобы людям помогать.

3
Yusupoff 16 декабря 2016, 08:36

В этом случае государство по стандарту сделало для них все,что можно сделать,все.что положено(пенсии ,отчисления и т.д). Многие из них вывезены были тогда с полыхающего войной Чечни. А вот эти наши махачкалинские крохоборы решили построить счастье на беде сирот..
Одна из них та директор,пришедшая на ток-шоу со своим сыном "быковашийся" на всех. И органы опеки и республиканская власть, действительно обидевшаяся на сирот после разоблачения в СМИ..
В таких случаях говорят-бога на вас нет. Если не на этой земле,но в другой, вы ненасытные и безбожные гиены ответите за каждую слезинку сироты

2

Оставить комментарий:

Наверх