27 октября 2016 2779 1

«Сердца матерей» связаны одним горем

В Махачкале состоялась пресс-конференция матерей похищенных молодых людей

usahlkaro Тагир Мамедов Автор статьи

«Сердца матерей» против преступников - так звучала повестка дня на пресс-конференции матерей похищенных.

Собрание журналистов, родителей и общественных деятелей состоялось 26 октября в редакции газеты «Черновик».

В процессе мероприятия было озвучено много историй похищений молодых людей, а также оглашены факты и доказательства причастности силовых структур к данным событиям.

Безутешные женщины по-прежнему просят вернуть им детей. А если они причастны к каким-либо преступлениям — то судить их по российским законам.

Матери не намерены сдаваться и готовы бороться с теми, кто подписал приговор их сыновьям всеми возможными способами.

С этой целью в Дагестане начинает свою деятельность новое общественного движение «Сердца матерей».

Подробности — в репортаже корреспондента КАВПОЛИТа. 

Лишь закрытые двери

Начал пресс-конференцию приглашенный спикер, российский журналист Орхан Джемаль. Первым делом он заявил о том, что очевидность причастности силовых структур ко всем этим похищениям просто режет глаза.

«Мы здесь собрались в связи с тем, что в очень короткие сроки, с лета до октября, в Дагестане пропали около 15 человек.

Мы знаем, что эти люди были похищены. У нас есть не только свидетельства очевидцев, есть видео, на котором запечатлены похитители.

И поведение этих похитителей демонстрирует нам, что это не случайные люди. Мы предполагаем, что практически за всеми случаями похищения стоят сотрудники силовых структур.

Ко мне обратились люди с просьбой стать спикером от имени родственников похищенных, так как сами родственники опасаются, что если они будут говорить об этой проблеме, то могут оказаться под ударом», – начал Орхан Джемаль.

Ситуация с похищениями должна вызывать у властей Дагестана опасения за свое место

По мнению модератора собрания, ситуация с похищениями должна вызывать у властей Дагестана опасения за свое место.  

«Эти истории мне напомнили события 2009 года в Дагестане, когда решался вопрос транзита власти. То есть будут ли пролоббировать полномочия Муху Алиева — или его сменит другой глава региона.

И в очень короткие сроки произошли сначала ряд похищений, очень похожих на то, что происходит сейчас.

Мне нет никакого дела до властей, до всех структур мне нет дела, я хочу, чтобы вернули мне моего сына

В ответ на эти процессы взрывным образом активизировалось бандитское подполье, - продолжил журналист. – И ситуация закончилась тем, что полномочия Муху Алиева не были продлены, и на его смену пришел Магомедсалам Магомедов.

Достаточно очевидно, что террористическая активность и бессудные казни и похищения были связаны в тот момент с передачей власти и борьбой за власть в республике.

Я полагаю, что это один из поводов для нынешнего руководства республики задуматься над своей судьбой».

После вступительной части матери и родственники четверых похищенных молодых людей рассказали журналистам, при каких обстоятельствах пропали их дети.

Молодые мужчины исчезли в один день, все они были друзьями.

Пресс-коференция была залита горькими слезами матерей, которые обошли пороги всех чиновников и силовых структур. Но не увидели даже доли участия в их горе.

«Шамиль Джамалутдинов исчез 27 сентября 2016 года, вечером. Он занимался бизнесом отца, расфасовкой цемента.

Каждый день он контролировал работу и отчитывался отцу. Но в этот день он не появился пред отцом.

На учете он не состоял, ни к какой уголовной ответственности он не привлекался. Был хорошим парнем.

В тот день, как рассказал сторож, он загрузил последнюю "Газель" цемента и уехал.

Мы полагаем, что его похитили сотрудники МВД, так как по навигатору телефона мы выяснили, что с ночи и до 4 утра он находился по адресу: проспект Шамиля, 46а, это здание шестого отдела, то есть ЦП», – начала Гулизар Джамалутдинова, тетя пропавшего.

О последних действиях своего сына рассказала Умрейха Гасанова, мать второго пропавшего — Исмаила Магомедова:

«Мой сын 1988 года рождения, мой единственный ребенок. Пропал 28 сентября.

В последний раз он звонил мне в 23:30, сказал, чтобы я не переживала, и сообщил, что въехал в Махачкалу и через час будет дома.

После 12 часов ночи я стала звонить ему, но трубка была отключена.

У сына трое детей, жена. Они имели свой магазин живых цветов, строили дом.

И каждый день мне сын рассказывал, где он и с кем был. Никогда не было такого, чтобы он задерживался и не предупреждал.

Утром, когда он не появился, я начала бегать по городским отделам милиции и выяснять, где мой сын.

Они смеялись и говорили: "Может, с женой поссорился или с любовницей сейчас".
Настало время, когда гражданам уже нужно защищаться от самих сотрудников силовых структур

Но где бы мой сын ни был, он всегда предупреждал меня и говорил, где находится.

На следующий день, когда я приехала в Махачкалу к нему домой, то узнала, что невестка по навигации телефона выяснила, где находится сын.

29 сентября до 10 утра его телефон находился в здании ЦП.

Первое время неофициально сотрудники полиции нам подтверждали, что сын находится у них. Но потом от этих слов они отказывались.

С этого времени прошло 26 дней, но никто никакие меры не предпринимает, чтобы найти моего сына.

Мне нет никакого дела до властей, до всех структур мне нет дела, я хочу, чтобы вернули мне моего сына.

Мы обратились во все инстанции, но везде перед нами только двери закрывают». 

Дополнила историю похищения Аида Узданова, мама пропавшего Гашима Узданова.

«28 сентября вместе с Шамилем Джамалутдиновым и Исламом Магомедовым они выезжали с работы.

Они с этими ребятами были друзьями, а так как у Магомедова была стройка, он помог отвезти ему цемент. Вместе с собой они еще забрали Пахрудина Махаева.

Я говорила ему не выезжать поздно, такая обстановка в Дагестане, а он мне сказал: "Мама, что ты переживаешь, меня даже на учете нет".

Он с 14 лет работает, увлекался бильярдом, ездил на соревнования, выигрывал призы. Всегда помогал людям, был честным.

В одиннадцатом часу вечера он сообщил жене, что они перекусят и выедут.

Я писала ему в WhatsApp, и до 10 утра 29 сентября сообщения были просмотрены, а дальше уже телефон был выключен», – вспоминает безутешная мать.

Женщины не знают, чем не угодили их сыновья оперативникам. Они рыдают, прося вернуть их детей или хотя бы сообщить, где они находятся и за что задержаны.

Правда, материнские слезы не трогают черствые «кабинетные сердца». И вопросы остаются без ответов.

По мнению родственников, не стоит больше ждать помощи от полиции, настало время, когда гражданам уже нужно защищаться от самих сотрудников силовых структур.

Мой сын не сделал ничего плохого. Вина наших детей была лишь в том, что они поклонялись Всевышнему

«Мой сын Пахрудин Махаев, 1993 года рождения, был похищен в ночь с 28 по 29 сентября, по дороге из Каспийска в Махачкалу.

Куда только мы ни обращались — и в прокуратуру, и в Следственный комитет, и в МВД – везде одни отписки.

Он у меня был спортсменом, выступал за Азербайджан, за Москву. Но так как у него были проблемы с почками, то перестал выступать на соревнованиях.

Я постоянно была с ним на телефоне, так как контролировала, чтобы он вовремя принимал лекарства.

В тот день последнее мое сообщение в 00:17 он не прочитал, — поясняет обессиленная от эмоциональных переживаний мать пропавшего Бурлият Махаева. — В это же время отключились телефоны у всех троих его друзей.

Сейчас у нас такая ситуация, что мы вынуждены от правоохранительных органов защищаться, а не ждать от них помощи

Биллинг телефона показал, что они с 00:30 до 10 утра находились в здании ЦП.

Мы думали, что ребятам что-то предъявят, озвучат, в чем они виноваты. Если даже они что-то сделали, то ведь есть какой-то закон, мы ведь живем в цивилизованном государстве.

Мой муж написал заявление в прокуратуру, что сына насильственно удерживают там.

На днях нам пришел ответ: материалами дела не установлено, что следственные органы причастны к пропаже наших сыновей.

Мы же знаем, что наши дети у них, единственное, что нужно произвести, это биллинг телефона — и сразу выяснится, что они находятся там.

Сейчас у нас такая ситуация, что мы вынуждены от правоохранительных органов защищаться, а не ждать от них помощи».

Виновны в поклонении Всевышнему

Похожая история — еще у четверых пропавших недавно молодых людей.

Их родители истощены от переживаний. Каждый день они бьются за малейшее известие о своих детях, но вновь во всех структурах власти встречают лишь горы безразличия.

«Мой сын Гусейнов Гусейн был похищен 4 октября 2016 года вместе со своими друзьями, со станции техобслуживания в Хасавюрте. Там они ремонтировали машину товарища – Клыча Клычева.

Репрессиями сотрудники полиции преследуют определенную цель – спровоцировать молодежь Дагестана на участие в терроризме и экстремизме

Во время похищения я разговаривала с сыном. Последнее, что я услышала это его крик со словами: "Клыч, Клыч!" — вспоминает Сапият Шарапудинова, мать молодого мужчины. — Время на тот момент было 15:48, а после я уже не смогла дозвониться до него.

По словам очевидцев, на скорости подъехал бронированный черный джип "Ленд Крузер 100".

Оттуда выскочили вооруженные люди в гражданской одежде и масках.

Сначала они схватили моего сына и его товарища Камиля Джамалутдинова, но когда их не смогли запихнуть в машину, то опутали скотчем. А потом схватили Клыча».

«Машину, на которой увозили наших детей, сопровождала машина "Урал" и оперативная "Газель".

С тех пор мы обращались ко всем, куда только можно было, и в правоохранительные органы, и к чиновникам, — дополняет мать похищенного Камиля Джамалутдинова. — Но никто ничего нам не отвечает.

Когда был митинг матерей похищенных 28 октября на площади, то Рамазан Джафаров вызвал матерей и сказал, что у него есть сводки за 4 октября, кто числится задержанными в МВД, среди них были и наши сыновья. Но теперь Джафаров отрицает, что называл их фамилии».

Заливаясь слезами и не зная, в какую дверь стучаться, мать третьего пропавшего парня Людмила Клычева умоляла откликнуться всех, кто может помочь им найти детей.

«Мой сын Клычев Клыч, 1991 года рождения, женат, имеет дочь и сына. Занимался продажей машин.

4 октября во время похищения я звонила ему, но он не поднял трубку. Я начала переживать, а потом в 20:15 пришел парень и сообщил мне, что мой сын задержан.

Мы пытались выяснить, где сын находится в отделениях полиции, но там их не оказалось. Сын пропал вместе с машиной и друзьями Камилем Джамалутдиновым и Гусейном Гусейновым.

Мы не понимаем, почему их схватили, если дети в чем-то виноваты, то предъявите им обвинения.

Если нет террора, то не с кем бороться. То есть это та сила, благодаря которой спецслужбы и существуют

Мы, матери, просим, умоляем: помогите нам. Я воспитала сына одна, его отец умер, и он даже не помнит его лица.

Я не хочу, чтобы мои внуки тоже выросли без папы и забыли лицо моего сына. Я вас прошу, помогите нам найти детей.

Мой сын не сделал ничего плохого. Вина наших детей была лишь в том, что они поклонялись Всевышнему», – говорит, горько рыдая, Людмила Клычева.

Еще один без вести пропавший молодой мужчина — это Шамиль Джамалутдинов, двоюродный брат Камиля Джамалутдинова.

Он был схвачен чуть позже, в другой части города и отдельно от троих друзей.

Мадина Джамалутдинова рассказывает:

«Вечером нам сообщили, что похитили Камиля Джамалутдинова.

В 20:17 мой сын написал мне, что все хорошо, он в городе. А в 20:30 уже сообщили и мне, что Шамиля тоже похитили.

Есть свидетели, которые видели, как его забрали вооруженные люди в масках, тоже на джипе, сопровождала их машина "Приора"».

На пресс-конференции выступили и родственники много лет назад исчезнувших парней. Они до сих пор ищут своих родных — и ранее рассказывали истории этих похищений КАВПОЛИТу.

«Если нет террора, то не с кем бороться»

Подвел итоги собрания Орхан Джемаль, отметив, что своими репрессиями сотрудники полиции преследуют определенную цель – спровоцировать молодежь Дагестана на участие в терроризме и экстремизме.

«К сожалению, антитеррор и терроризм, с которым борются правоохранительные органы, — вещи взаимосвязанные. Если нет террора, то не с кем бороться.

То есть это та сила, благодаря которой спецслужбы и существуют. А при отсутствии этого сами же ее и создают, — резюмирует спикер. — Лучший из примеров, которые можно привести в данном случае, это Кабардино- Балкария.

Силовики вынуждены делать все, чтобы обосновать свое дальнейшее присутствие в республике и сохранить выделяемые средства

В свое время Шамиль Басаев называл ее "спящая красавица" за неучастие ни в чем.

Республику раскачивали пять лет — и силами МВД спровоцировали абсолютно мирный салафитский джамаат на острые действия, которые закончились мятежом 2005 года. Таким вещам нужно противостоять».

В конце пресс-конференции был зачитан пресс-релиз мероприятия, согласно которому создается новое общественное движение «Сердце матери». Женщин объединило общее горе.

Сегодня их цель — это борьба с бесчинствами и беззаконием, процветающими в республике.

«Мы, женщины Дагестана, матери похищенных, заявляем о создании общественного движения "Сердце матери".

Возникает конфликт интересов, когда силовики становятся заинтересованными в наличии бандподполья

Причины и обстоятельства, подтолкнувшие нас этому, таковы.

Мы прямо заявляем, что сегодня в Дагестане на фоне исчезновения бандподполья силовики активизировались для выдавливания молодежи в лес.

Это осуществляется путем похищений, бессудных казней, пыток и оказания разнообразного давления.

Очевидно, что различные структуры, имеющие в Дагестане раздутый штат, получают от государства на свою деятельность огромные бюджетные деньги.

И все это при том, что "лес" в Дагестане сегодня практически сошел на нет.

Однако ни для кого не секрет, что в российских силовых структурах действует так называемая палочная система, и поэтому начальство продолжает требовать отчеты об успешно проведенных операциях независимо от того, есть ли фактически люди в "лесу" или нет.
Различные структуры, имеющие в Дагестане раздутый штат, получают от государства на свою деятельность огромные бюджетные деньги

И в ином случае оперативники не могут обосновать необходимость дальнейшего выделения им бюджетов на борьбу с различными НВФ. То есть бюджеты и штат оказываются под угрозой сокращения.

Вследствие чего возникает конфликт интересов, когда силовики становятся заинтересованными в наличии бандподполья и в продолжении постоянных боев и столкновений.

Именно этим и объясняются происходящие в последние месяцы всплески похищений молодых дагестанцев в городах.

Даже имеется факт убийства пастухов в селе Гоор-Хиндах Шамильского района.

Этих пример является показательным, так как силовики убили молодых пастухов, а затем переодели их в камуфлированную форму и выдали за боевиков, якобы убитых в ходе спецоперации.

Таким образом, силовики вынуждены делать все, чтобы обосновать свое дальнейшее присутствие в республике и сохранить выделяемые средства.
Наши сыновья мирные мусульмане, однако это никак не совпадает с планами силовых структур

Наши сыновья мирные мусульмане, однако это никак не совпадает с планами силовых структур.

Реализуется план по методичному уничтожению и провоцированию молодых дагестанцев в мечетях. Их подвергают унизительным процедурам, которые не имеют ничего общего с российским законодательством.

По сути с легкой руки руководителя силового блока в Дагестане создана правовая среда, абсолютно отличная от российской, где граждане не имеют никаких прав, а полномочия силовиков не имеют границ.

То есть, по сути им выдана лицензия на убийства. Молодых ребят откровенно пытают на допросах и просто не дают мирно жить, постоянно запугивают, оскорбляют. Используют профучет как инструмент давления и издевательств.

Дагестанцев прямо провоцируют взяться за оружие, внушая, что иной путь для устранения несправедливости просто отсутствует.

В Дагестане создана правовая среда, где граждане не имеют никаких прав, а полномочия силовиков не имеют границ

Все эти преступления обеспечивают силовикам получение новых званий, премий, наград, боевых, а также высокие показатели в отчетности.

Это целая индустрия, построенная на крови сыновей и слезах матерей Дагестана.

По оценкам правозащитников, около 100 тысяч дагестанцев находятся на профучете, и каждый из них в любой момент может быть похищен или убит.

В связи с вышесказанным мы создали общественное движение "Сердце матери", цель работы которого звучит следующим образом: формирование в Дагестане широкого общественного фронта, направленного на прекращение реализуемой силовиками преступной практики под предлогом борьбы с НВФ.

Дагестанцев прямо провоцируют взяться за оружие, внушая, что иной путь для устранения несправедливости просто отсутствует

Мы ставим перед собой задачи формирования эффективной структуры общественного контроля за деятельностью силовых структур, привлечения внимания общества как в республике, так и за ее пределами к проблеме похищения, бессудных казней и пыток в Дагестане.

Создание общественного резонанса по поводу каждого отдельного случая.

Обеспечение родственников жертв похищений, казней и пыток квалифицированной юридической и психологической помощью.

Организация регулярных политических и общественных акций, направленных на достижение целей и задач движения.

Отсутствие гарантий безопасности оргкомитета нашего движения вынудило нас скрыть его состав.

По оценкам правозащитников, около 100 тысяч дагестанцев находятся на профучете, и каждый из них в любой момент может быть похищен или убит

В связи с этим от нашего имени на пресс-конференции выступает сторонний независимый спикер.

А официальные релизы мероприятий нашего движения будут публиковаться на официальной странице движения.

Наше движение является независимой организацией. За нами не стоят чьи-либо политические или финансовые интересы.

Также мы не являемся инструментом никакой политической силы.

Мы призываем всех женщин Дагестана сплотиться против этой проблемы. И не позволять построить бизнес на наших страданиях».

5 Распечатать

Yusupoff 28 октября 2016, 22:10

Ни одной матери ,родителям не желаю пережить своих детей.
Ещё больше огорчает то,что дагестанских сыновей сделали пушечным мясом в чьих то руках..
Страдают матери...
Даже в таком горе находятся те,кто пытаются на этом заработать -кто полит .дивиденды, кто реальные деньги.
Вот кто то пытался утешить поддержать тех матерей,чьи сыновья ценою своей жизни противостоял мировому терроризму,которая как явная явь стучится в наши двери. Многие так всеми ненавистные вдруг сейчас так называемые силовики были убиты такими же молодыми дагестанцами просто из за того что носили форму милиционера. Ни за что. Я сам лично потерял двоюродного брата ,которого убили просто так,увидев сидящего на заднем сидении парня в форме. А он по службе никогда не занимался оперативной работой,был простым милиционером вневедомственной службы.Кто утешит его мать,мою тетю,нас братьев?? Сердце ведь у матерей одинаковые. А их, таких матерей в Дагестане уже сотни.
Матери Дагестана, очнитесь, не дайте вовлечь себя в авантюры негодяев, берегите своих детей, вразумите им,что мы все дети одной земли и никто кроме Всевышнего,не имеет права лишать жизни другого

0

Оставить комментарий:

Наверх