15 августа
04 июля 2015 10524 0

Семь тощих коров Северной Осетии

Сельское хозяйство республики уже несколько лет подряд серьезно страдает от ударов стихии

usahlkaro Заур Караев Автор статьи

Уже на протяжении многих лет в Северной Осетии не могут нормально собрать урожай даже с тех угодий, которые действительно засеиваются и засаживаются. Причин у этого несчастья много.

В первую очередь виною всему не очень склонная к плодородию почва, которая, несмотря на обильный полив и достаточное количества солнца, напрочь отказывается проявлять стабильность и зачастую выращивает посаженные в нее растения, как ей заблагорассудится, невзирая на старания и муки фермеров – и тем более не считаясь с чаяниями последних.

Во-вторых, сельское хозяйство в республике уверено можно отнести к бизнесу, браться за который предпринимателю можно только в том случае, если в своих карманах он имеет приличные суммы, значительно превосходящие те, которые требуются новичкам во многих прочих регионах нашей страны. Последнее, в свою очередь, связано с низким уровнем государственной поддержки и большим количеством бюрократической волокиты, которая сопутствует становлению на какую-нибудь государственную программу в субъекте.

В-третьих, будто сама природа ополчилась против местных аграриев и не дает им возможности хотя бы выпутаться из долгов: за последнее пятилетие не было и года, чтобы буйство какой-либо из стихий не причинило большого вреда сельхозсектору Северной Осетии. И нынешний год исключением не стал.

Миллионы, побитые градом

Недавно в Моздокском районе РСО-А прошел сильный ливень с градом. Ущерб имуществу частных лиц невелик: дома, квартиры, гаражи и прочее из данного разряда пострадало незначительно, а вот урожай – другое дело.
Одна из причин большого ущерба сельскому хозяйству от непогоды – низкое качество работы синоптиков

Пока нельзя точно сказать, какой ущерб в общей сложности нанесла непогода, но специальная комиссия, созданная по поручению высшего руководства республики и возглавляемая исполняющим обязанности министра сельского хозяйства и продовольствия Робертом Засеевым, работает над уточнением всех пунктов.


Роберт Засеев. Фото: ossetia.ru

Однако на основании сведений, передаваемых сотрудниками тех или иных сельскохозяйственных предприятий пострадавшего района, уже известно, что не менее 20% от общего числа всех выращиваемых здесь культур не смогли противостоять натиску осадков. Более всего пострадала пшеница, основным местом выращивания которой в республике, как известно, является именно Моздокский район.

Самое грустное в этой истории – что рассчитывать на материальную поддержку со стороны властей фермерам не приходится, ибо все претензии в данном случае упираются в тот факт, что застраховать пашни в свое время никто не взялся.

Последнее для стороннего наблюдателя может показаться несколько странным, потому как непогода разносит в пух и прах местные поля уже третий год подряд, да и до этого затишье было не особо продолжительным: в 2010-м и 2011-м годах спокойствием природным моздокчане (как, впрочем, и многие прочие жители Северной Осетии) обласканы не были – то ураган, то град…


Так почему же фермеры, осознавая климатическую нестабильность в здешних краях, не решились оградить себя от убытков при помощи страхования? Ответ прост: страховка  очень дорога. Страхуются территории, измеряемые гектарами, а их урожайность и плодоносность соответствующие инстанции совсем не интересуют.

В прошлом году было то же самое. Пострадала пшеница, пострадала кукуруза, пострадали сады – пострадало все, что только могло пострадать. В общей сложности сумма ущерба, нанесенного сельскому хозяйству, составляла около 180 миллионов рублей. И это только в обсуждаемом районе, а ведь убытки ощутили фермеры и из прочих частей РСО.

Рассчитывать на материальную поддержку со стороны властей фермерам не приходится: застраховать пашни никто не взялся

Например, десятков миллионов не досчитались землевладельцы Ардонского района. В этом году им вновь предстоит понести, как и коллегам из Моздока, серьезные убытки, потому как и их коснулась стихия: в ужасное состояние пришли значительные территории, засаженные картофелем и кукурузой, а вот «фактов гибели посевов не выявлено», как сообщается на сайте министерства сельского хозяйства и продовольствия республики. В этом районе фермеры не получат никаких компенсаций за уничтоженный урожай, так как и здесь страхование не особо жалуют.


Подумать только: а ведь совсем недавно в североосетинском министерстве сельского хозяйства подводили итоги, и уже упомянутый Роберт Засеев в качестве главы этого ведомства делал выговоры представителям некоторых районов за то, что они недостаточно быстро занимаются посадкой и не собираются бороться с грызунами, которые на начало июня казались аграриям главной угрозой будущему урожаю. Странное заблуждение – если учесть прошлогодний «стихийный» опыт.

Градобойные донкихоты

В общем-то, ситуация ясная: в Северной Осетии сложные климатические условия, которые никоим образом не зависят от местных жителей, следовательно, никто не повинен в том, что так часто вспоминаемое импортозамещение в республике еще долго будет считать некой «бестелесной» субстанцией, живущей лишь в речах высокопоставленных чиновников.

Но логика и замечательное слово «государственность» мешают в данном случае согласиться с вышеприведенным тезисом. Именно благодаря существованию государственности можно сказать, что становящейся уже традиционной сельхозкатастрофы достаточно легко можно было избежать. Каким же образом?

Для начала надо обратить внимание на чуть более северные регионы на карте Юга России. Возьмем тот же Ставропольский край или тот же Краснодарский край. В каждом из названных субъектов сельское хозяйство развито значительнее, чем в РСО, причем дело не только в плодородности, но и в количестве используемых под сельхозугодия земель.
Сумма ущерба, нанесенного градом сельскому хозяйству Моздокского района, составляла около 180 млн рублей

С капризами стихий краснодарские и ставропольские фермеры знакомы не меньше, но вот что-то не припоминается, чтобы на Кубани или на Ставрополье большая часть местного урожая, изначально предназначавшегося для потребления человеком, пошла на корм скоту только из-за града. Здесь, как и во многих других частях земного шара, умеют справляться с этим видом осадков, ведь средство изобретено давным-давно.


С градом борются при помощи градобойных установок. Это орудие выпускает в облако небольших размеров ракету, которое является градовым или градоопасным. Снаряд содержит взрывчатые вещества и кристаллизующий реагент.

В советское время выпуск подобных устройств был налажен массово, и они использовались повсеместно – в том числе и в Северной Осетии. Есть они там и сейчас – но вот в Моздокском районе ни одной, как сообщил одному из владикавказских изданий глава республиканской градобойной службы Олег Дзапаров. По его словам, только моздокчане не заключили договор о размещении градобоев с подконтрольным ему ведомством.


Олег Дзапаров (слева). Фото: 15.mchs.gov.ru

Данное обстоятельство не осталась незамеченным для врио министра сельского хозяйства и продовольствия Роберта Засеева: он заявил, что лично приложит руку к тому, чтоб в ближайшее время разместить на территории Моздокского района несколько таких вот устройств. «Здесь нужно устанавливать градобойные точки. Пара точек в Моздокском районе обязательно нужна. Мы будем вопрос ставить перед руководством республики, чтобы они нам в этом помогли», – говорит чиновник.

Если это свершится, будет очень хорошо, однако есть еще одно «но». В Ардонском районе градобойные установки есть, а ущерб от воздействия стихий там едва ли можно назвать менее значительным. В чем же дело? В том, что когда потенциально опасные для урожая тучи заволокли небо, у людей, контролировавших работу установок, просто-напросто не оказалось ракет с реагентами. Так же было и в прошлом году.

Оказывается, тот незначительный запас снарядов, что имелся, иссяк, а новых поступлений не было. Один заряд для градобойной установки стоит от 10 тыс. рублей, а для предотвращения града необходимо энное количество снарядов в зависимости от размеров надвигающихся градоопасных туч.


Но если использовать градобой с умом и всякий раз, когда нужно, затраты будут окупаться за счет тех фермеров, чей урожай удалось спасти. В общем, содержание подобных установок очень даже выгодно, что доказывает их массовое использование в наиболее развитых сельхозрегионах страны.
В Ардонском районе градобойные установки есть, но не используются: кончились снаряды с реагентами

В РСО же всё как-то неверно. Вроде установки есть и  даже залпы пускают, но град уничтожает десятки, а порой и сотни миллионов рублей, что можно назвать серьезным ударом для маленькой республики. Получается, что нет никакого смысла в содержании градобойной службы, раз уж она существует только для того, чтобы растрачивать выделяемые средства: ракеты взрываются, а урожай все равно пропадает.


Вторым немаловажным дополнением ко всей этой картине можно назвать низкий уровень работы синоптических служб. Росгидромет, конечно, в Северной Осетии есть, но от него что-то давно не было слышно никаких вестей.

Прогнозировать град – весьма нелегкая задача, тем более когда все синоптики располагаются во Владикавказе и не желают поддерживать связь с внешним миром, даже с синоптиками из соседних субъектов. Но за счет кропотливой работы и совместных наблюдений можно определять потенциально опасные облака. Примерно таким же образом можно бороться и с иными видами непогоды, если таковые грозят уничтожением урожаю.

В общем, в первую очередь руководству республики необходимо сделать эффективной работу синоптиков, а уже потом увеличивать финансирование градобойных и других подобных служб. В противном случае Северной Осетии куда логичнее вообще отказаться от сельского хозяйства, потому что сейчас от него одни только убытки.
0 Распечатать

Наверх