12 августа
26 марта 2014 1474 0

Самоизоляция от России

Взгляд: Потеря членства в «Большой восьмерке» не может нанести Москве какой-либо урон
Фото: 24smi.org
Фото: 24smi.org

Решение «изгнать» Россию из G8 воспринимается в Европе не столь единодушно, как это стараются представить лидеры стран «семерки», намеренные не приглашать представителей Москвы в свой клуб. Впрочем, этот остракизм, равно как и другие санкции, которыми грозит «семерка», вряд ли скажется на экономических контактах с Европой. Источник: газета "Взгляд".

Нельзя сказать, что решение изгнать Россию из клуба сверхдержав вызвало единодушное одобрение среди ведущих западных политиков. Как стало известно в среду, экс-премьер Италии Сильвио Берлускони заявил: решение «семерки» об отказе от формата G8 с участием России является недалеким и неконструктивным.

«На экономических связях России потеря членства в «Большой восьмерке» не скажется, на экономических связях скажется прекращение переговоров России с ОЭСР»

Показательно, что во многом схожего мнения придерживаются и представители нынешнего правительства страны. В понедельник глава МИД Италии Федерика Могерини призвала сохранить формат G8. А накануне японский министр по вопросам восстановления экономики Акира Амари заметил: «Хотелось бы, чтобы она (Россия) восстановила свое участие в «восьмерке», разрешив проблемы, на которые указывает международное сообщество».

Нет единства и по вопросу введения санкций против России: вразрез с «генеральной линией» Евросоюза пошла Чешская Республика. В среду палата депутатов парламента Чехии не поддержала введение экономических санкций против России, сообщает РИА «Новости» со ссылкой на чешское информагентство ЧТК.

«Будем работать так, как все решили в свое время»

Как ранее сообщала газета ВЗГЛЯД, Москва считает контрпродуктивным отказ стран «Большой восьмерки» от сотрудничества с Россией и не намерена прекращать диалог с участниками альянса, которые готовы к взаимодействию – передал мнение президента Владимира Путина пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков.

Таким образом Москва отреагировала на целую серию гневных заявлений и угроз, на которые в последние дни не скупились лидеры «Большой семерки» – так, напомним, назывался элитный клуб развитых держав – Франции, США, Великобритании, Германии, Италии и Японии – до того, как туда с большими оговорками, поэтапно приняли Россию. Заметим, что этот существующий с 1975 года неформальный форум не включает в себя ни Китай, ни Индию, ни другие динамично развивающиеся экономики.

Глава МИД России Сергей Лавров заявил в понедельник, что Россия не цепляется за формат «Большой восьмерки» (G8), если он не нужен Западу, поскольку сегодня все основные мировые проблемы можно обсуждать в рамках «двадцатки» (G20) и других форумов.

Это заявление главы внешнеполитического ведомства, как и упомянутый выше комментарий Пескова, можно считать ответом на прошедшее внеочередное заседание руководителей и представителей стран «Группы семи» (G7).

Представители США, Германии, Франции, Великобритании, Италии, Японии и Канады заявили об отмене участия в сочинском саммите в июне и приостановке работы «Большой восьмерки» в прежнем формате. Вместо саммита G8 в Сочи пройдет саммит G7 в Брюсселе, заявил британский МИД.

«Мы приостановим наше участие в формате «восьмерки» до тех пор, пока Россия не сменит курс, а политический климат не вернется к тому состоянию, при котором «восьмерка» возможна», – говорится в совместном заявлении участников заседания. Страны G7 заявили о готовности активизировать согласованные санкции в случае эскалации ситуации на Украине.

В свою очередь, Австралия, которая должна стать страной-хозяйкой саммита «Большой двадцатки» – G20, который должен состояться в Брисбене в ноябре, пригрозила, что может не позвать представителей России.

«Изложена общая позиция: «двадцатку» создавала не Австралия, а все вместе. И работать в этом механизме мы будем так, как все решили в свое время», – ответил министр Лавров. «Общую позицию», о которой он говорил, выразили страны группы БРИКС, объединяющей Бразилию, Россию, Индию, Китай и ЮАР.

«Это вопрос престижа»

«Выведение России из G8 – это, в первую очередь, имиджевая потеря для нас, поскольку экономическая сфера взаимодействия перешла в G20», – отметил в беседе с газетой ВЗГЛЯД политолог, руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Алексей Арбатов.

В рамках обсуждения «Большой восьмерки», по словам эксперта, остались крупные международные проекты: например, обсуждение вопросов безопасности ядерных материалов, обеспечение безопасности ядерного топлива для морских реакторов (в которых зачастую используется обогащенный уран).

«В этом формате также обсуждается проведение переговоров с Ираном, химическое разоружение Сирии, вопросы взаимодействия с Северной Кореей, расширение экономической помощи развивающимся странам, отслеживание циркуляции опасных материалов и технологий (ООН приняла соответствующую резолюцию, но нужно ее обеспечивать на практике – нужны инспекции, нужен мониторинг)», – перечисляет Арбатов.

Глобальные проблемы могут обсуждаться и на других форумах, но, по мнению эксперта, это будет трудно делать, «поскольку сам факт замораживания участия в «восьмерке» говорит о том, что диалог прерван».

«Трудно ожидать того, что он будет возобновлен на какой-то другой площадке», – отмечает Арбатов, еще раз подчеркивая, что членство в G8 относится к вопросам «престижа и мирового статуса».

«На экономических связях России потеря членства в «Большой восьмерке» не скажется», – подчеркивает эксперт, но добавляет: «На экономических связях скажется прекращение переговоров России с Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) – клубом экономически развитых стран, которые ведут активную инвестиционную политику».

Инвестиции в российскую экономику не являются темой непосредственного обсуждения в формате «Большой восьмерки». Но поскольку и там, и в ОЭСР присутствуют одни и те же экономически развитые державы, то демарш «семерки» повлечет за собой негативные последствия экономического порядка, полагает Арбатов.

Положение России в мире определялось и определяется ее присутствием в ряде формальных и неформальных форумов, отмечает политолог.

Проще будет «отодвинуть» Совбез

«Прежде всего это Совет Безопасности ООН, – поясняет Арбатов. – Оттуда нас никто исключить не может, но «отодвинуть» Совбез ООН, принимать решение помимо Совбеза, поскольку там вновь наступила эпоха непримиримых противоречий, которые приводят к тупику, – это выглядит возможным».

Собеседник напоминает о том, что целый ряд силовых акций в прошлом проводился помимо СБ ООН – это и бомбежки Югославии, и вторжение в Ирак.

«Барак Обама решил прекратить эту практику и решать все через Совет Безопасности ООН, и даже если там не принимались те решения, которые хотели бы видеть США, Обама продолжал их продавливать через СБ, а не делать это в одностороннем порядке, как делали, например, Билл Клинтон и Джордж Буш-младший», – отмечает Арбатов.

Сейчас, когда мы вступили в серьезное противостояние в Совбезе ООН – в частности, это продемонстрировала резолюция по Украине, этот международный орган утратил свою эффективность, считает эксперт. «Членство России в Совете Безопасности остается нашим неотъемлемым атрибутом, но если решения будут приниматься помимо Совбеза, то повлиять на них Россия не сможет», – полагает Арбатов.

Членство в G8 было статусным знаком для России, вновь подчеркивает собеседник – «недаром туда так стремился попасть Борис Ельцин – требовалось доказать, что Россия оказалась в клубе не просто передовых экономик мира (в Китае тоже передовая экономика), но и передовых экономик и демократических государств». «Это важно для статуса и сказывается на наших экономических и политических связях, поэтому негативный эффект будет все равно», – резюмировал Арбатов.

Не изоляция России, а самоизоляция от России

Заведующий кафедрой общей политологии Высшей школы экономики Леонид Поляков полагает, что от остракизма, которому хотят подвергнуть Россию партнеры по G8, проиграет, скорее, сам Запад.

«То, что клуб, называемый себя G8, решил самораспуститься, судя по одному из пунктов Гаагской декларации, означает только то, что Россия не будет больше участвовать в ритуальных встречах с партнерами, которые входят в этот клуб, – отметил Поляков в беседе с газетой ВЗГЛЯД. – Сами же они будут продолжать встречаться – собственно говоря, это их дело».

Предполагается, что санкция должна быть направлена на дипломатическую и политическую изоляцию России, отмечает эксперт, но, по его мнению, это, скорее, «самоизоляция от России».

«Россия – это очень влиятельный актор на мировой арене, – подчеркивает Поляков. – Принимать значимые решения по очень многим вопросам – например, об иранской ядерной программе, о ситуации в Сирии, шире – о региональной безопасности на Ближнем Востоке, или, например, по очень актуальному вопросу Арктического шельфа и т.д., без России просто бессмысленно».

По мнению политолога, западные партнеры «никуда от России не денутся – просто придется решать вопросы в другом формате». «Наш президент просто получит больше времени для того, чтобы сосредотачиваться на других вопросах, а не заниматься тем, что принято в этом клубе», – отмечает собеседник.

Что же касается влияния международных санкций на российскую экономику – это отдельный вопрос, подчеркивает Поляков: «Вопрос о санкциях все время поднимается, но пока не очень ясно, кто первый решится».

«Понятно, что американцы все время подталкивают Европу, изо всех сил, –- отмечает политолог. – Но европейцы – люди трезвые и практичные, и они не самоубийцы – они учитывают, что торговый оборот Евросоюза и России как-никак в 11 раз больше, чем товарооборот России и США – 335 млрд долларов против 40 млрд долларов».

Риторика, конечно, набирает обороты, но прекращение дел с Россией было бы самоубийственным, заключил Поляков.

Михаил Мошкин

0 Распечатать

Наверх