25 января
09 июля 2015 2862 0

С чего начинается гражданское общество

Развитие доступа к интернету первоначально рассматривалось как способ решения проблемы связи граждан в труднодоступных местах. Но в последнее время гражданская активность сместилась из реальной жизни в виртуальную, что снижает количество реальных дел. Некоторые считают гражданский долг выполненным, если проблема обсуждена в соцсетях.

usahlkaro Расул Кадиев юрист

​К сожалению, в силу своих адвокатских обязанностей перед органами правосудия, лично не смогу принять участие во II гражданском форуме «Архыз XXI». Однако, если позволите, изложу кратко мысли, которые мною готовились для форума в рамках доверенной мне организаторами темы доклада «СМИ и НКО» .

Без развития гражданского общества невозможно надеяться на подъем экономики и решение вопросов безопасности Северо-Кавказского региона. За 5 лет с момента создания СКФО власти предпринимали огромные усилия, направленные на стабилизацию обстановки в регионе.

Основными акцентами в работе с обществом была борьба с идеологией экстремизма и крайней формой ее проявления – терроризмом, а также молодежная политика.

Признаком того, что мы вышли из острой фазы массовых социальных конфликтов, является то, что на страницах СМИ северокавказское гражданское общество уже не представляется только правозащитными и гуманитарными организациями. Появилось огромное количество молодежных, благотворительных, волонтерских организаций и даже есть экспертные группы: гражданское общество начинает отходить от конфликтного состояния, приступая к решению мирных задач.

Соответственно, перед властями и гражданским обществом на Северном Кавказе стоит вопрос о ревизии направлений с учетом ограниченных ресурсов власти и опыта взаимодействия последних пяти лет.

В связи с этим предлагаю обратить внимание на следующие слабые стороны взаимодействия власти и представителей гражданского общества.
Экономическую и политическую основу деятельности многих НПО составляет помощь органов власти

​Вызывает настороженность, что в силу вышеуказанных причин экономическую и политическую основу деятельности многих НПО составляет помощь органов власти. Исключениями являются многочисленные благотворительные фонды, имеющие в основном религиозное начало. Соответственно, возможные экономические проблемы могут ослабить активность северокавказских НКО.

Также обращает внимание, что наиболее активные НКО, которые чаще всего упоминаются в СМИ, либо монополизируют определенное направление деятельности, либо разрастаются в большие ассоциации, связанные с властями, и в силу законов логики коллективных действий становятся препятствием в развитии, образуя признаки «социального склероза».

В анализе взаимоотношений представителей гражданского общества и власти мы чаще всего используем неверное понятие НКО, подразумевая только зарегистрированные юридические лица.

Тогда как в науке и практике признак официальной регистрации НКО или НПО ушел на задний план (см. недавно вышедшие рекомендации УВКПЧ ООН). Неформальных объединений граждан всегда больше, чем официальных, тем более на Кавказе, где в труднодоступных местностях не думают о регистрации организаций. Мы практически не замечаем реальные эффективные малые группы по 5-7 человек (родительские комитеты, общины, и т.д.).

В силу описанных выше обстоятельств основным направлением поощрения деятельности НКО стали воспитание молодежи и противодействие терроризму. В итоге у нас образовался провал в других направлениях – в частности, в развитии местного самоуправления, которое является опорой страны.
Некоторые считают гражданский долг выполненным, если проблема обсуждена в соцсетях

При анализе северокавказского гражданского общества в паре «СМИ и НКО», скорее всего, придется отказаться и от термина «СМИ». Информация необходима для координации действий, а ее получают не только из СМИ, но из любой сети, в том числе и в малых сетях, создаваемых в интернете.

Для коммуникаций используют не только открытые или закрытые группы в привычных нам сетях «ВКонтакте», Facebook или «Одноклассники», но и мобильные системы («Телеграм», WhatsApp и др.). На мой взгляд, корректнее говорить о деятельности гражданских объединений в информационном поле.

Развитие доступа к интернету первоначально рассматривалось как способ решения проблемы связи граждан в труднодоступных местах. Но в последнее время гражданская активность сместилась из реальной жизни в виртуальную, что снижает количество реальных дел. Некоторые считают гражданский долг выполненным, если проблема обсуждена в соцсетях.

Гражданское общество характеризуется тем, что его активные члены и их объединения имеют права и обязанности, выступая от своего имени. В этой связи вызывает озабоченность сохранение тенденции к анонимности в информационном поле. ООН признало анонимную форму выражения мнения как право, но при этом гражданское общество не может состоять из анонимов: это превращает его в безответственное собрание анонимов.

Анонимность – это признак страха, и сохранение этой тенденции в информационном поле на Северном Кавказе свидетельствует о латентных и открытых угрозах членам гражданского общества.

Главными словами в информационной войне, куда втягивалось и гражданское общество, стали «противодействие» и «борьба»

Развитие информационного поля на Северном Кавказе шло с развертыванием борьбы с экстремизмом и терроризмом. Главными словами в информационной войне, в которую втягивалось и гражданское общество, стали «противодействие» и «борьба».

Однако уже сейчас эксперты в этой области (в том числе и в правоохранительных органах) обращают внимание, что тактика противодействия путем закрытия экстремистских материалов в интернете отнимает огромное количество ресурсов и не приводит к окончательной победе. В связи с этим возникает необходимость в пересмотре тактики.

На мой взгляд, в открытом информационном пространстве наилучшей тактикой является развитие конкурентоспособной защищенной среды обмена мнениями членов гражданского общества.

Создание конкурентоспособных правил и механизмов их реализации не только в виртуальном, но прежде всего в реальном пространстве требует новых методов и технологий – таких, как институциональное планирование.

На мой взгляд, для решения перечисленных проблем государственные и местные власти в СКФО должны уточнить тактику взаимоотношения с объединениями граждан и акцентировать внимание на малые и средние группы. Для этого предлагаю стимулировать субъектов информационного поля на освещение деятельности гражданских активистов, малых и средних групп, созданных на время или для одной акции, с главным признаком – решение общей задачи.

Такой подход позволит вывести из тени многие реальные группы гражданского общества, стимулирует их на повышение активности и даст уверенность в том, что тактика малых дел является основой больших изменений. Не с больших и громких заседаний крупных ассоциаций начинается развитие гражданского общества, а с малых – таких, как родительский комитет или общество велосипедистов, территориальные организации местного самоуправления или собрание граждан для защиты детских площадок от незаконного строительства.

Подобная тактика позволит получить информацию о реальных объединениях граждан и направлении их деятельности.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции "Кавполита"

0 Распечатать

Наверх