01 декабря
22 сентября 2015 11854 1

Россияне переселяются в Европу

Мигранты с российского Кавказа бегут через Белоруссию в ЕС
Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС
Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Белоруссия, непосредственно граничащая сразу с тремя государствами Евросоюза, стала транзитной страной, через которую мигранты все активнее пытаются попасть в Западную Европу. Речь при этом идет в основном о жителях России, прежде всего Северного Кавказа, а также азиатских стран СНГ.

Мигранты с российского Кавказа и из азиатских стран СНГ в нынешнем году все более активно используют территорию Белоруссии в качестве перевалочного пункта по дороге в государства Евросоюза. Попутно чеченцы, дагестанцы и азербайджанцы оседают в Белоруссии, создавая собственную инфраструктуру по переправке на Запад как соотечественников, так и беженцев из других стран.

Для пытающихся эмигрировать через статус беженца жителей Кавказа Белоруссия — транзитный пункт на пути в Польшу или Литву. Кому повезет — попадают в польские лагеря для беженцев, где дожидаются решения вопроса о предоставлении им вида на жительство и статуса. Но большинство из них в результате депортируют обратно.

В мае 2013 года в белорусских сводках появилась забавная новость: на белорусско-литовской границе в пункте пропуска «Гудогай-1» из поезда «Москва — Вильнюс» на перрон вышли 22 гражданина России — семеро взрослых и 15 детей. Все — пять родственных семей — жители Чечни. Не сообразив, где они находятся, чеченцы приняли белорусского пограничника за литовского и прямо на перроне стали просить убежища в Литве. Однако поняв, что они все еще в Белоруссии и просить убежища здесь бесполезно, чеченцы решили продолжить путь в направлении Литвы. Вечером они сели на следующий поезд до Вильнюса. Но уже несколько часов спустя из 22 человек 16 были возвращены литовцами обратно. Чеченцы даже не стали скрывать от белорусских пограничников, что далее попытаются попасть в ЕС через Брест — то есть попробуют получить статус беженца уже в Польше.

Сейчас эти новости уже никого не забавляют — попытки жителей кавказских республик и азиатских стран СНГ перебраться в ЕС через Белоруссию стали привычным делом.

По данным Европейского совета по делам беженцев и изгнанников (ECRE — общеевропейская сеть неправительственных организаций, предоставляющих помощь беженцам), начиная с 1995 года в Европе (в основном в Германии, Польше, Чехии, Австрии, Дании, Норвегии и Бельгии) получили убежище от 200 тыс. до 250 тыс. чеченцев. В основном это беженцы, перебравшиеся туда в ходе первой и второй чеченских войн. Но с каждым годом власти европейских стран все меньше хотят видеть у себя чеченцев. Так, в прошлом году в Польше смогли получить статус беженцев менее 2% чеченцев и дагестанцев, попросивших убежища. Десятилетие назад цифры были на порядок выше.

Белорусское телевидение, как и российское, каждый вечер крутит душераздирающие кадры с арабскими и африканскими беженцами, штурмующими границы на юге Европы. Однако в белорусских городах, включая приграничные Брест, Гродно, Ошмяны, ничего подобного не наблюдается. Чтобы увидеть поток мигрантов, нужно как минимум прийти на вокзал, а еще лучше — сесть в поезд до Варшавы, Белостока или Вильнюса.

Однако отсутствие «картинки» на белорусских улицах совсем не говорит о том, что проблемы мигрантов нет. Она есть, и стоит достаточно остро: сегодня тысячи людей пытаются попасть через Белоруссию в Польшу или Литву (в Латвию — очень редко), чтобы или осесть там, или продолжить путь дальше — в Германию или Великобританию.

Кроме россиян, на белорусско-европейской границе немало выходцев из других стран СНГ — казахов, туркмен, узбеков, таджиков.

Корреспонденту «Газеты.Ru» удалось пообщаться с семьей чеченцев прямо на вокзале в Бресте. Глава семейства — Башир, его супруга — Сахла. С ними две дочери, Асма и Заза, шести и семи лет. Как рассказал Башир, они приехали в Белоруссию два месяца назад. Немного пожили у родственников в Минске, потом перебрались в Брест и теперь раз за разом штурмуют польскую границу. Алгоритм простой: берут билет до ближайшей польской станции (это Тересполь. — «Газета.Ru»), на границе говорят польским пограничникам, что шенгенской визы нет и что они бегут из России. Башир и Сахла с дочерьми сделали уже две попытки, но оба раза поляки их завернули обратно. Однако они не унывают.

«Многие, кто есть тут, на вокзале, уже по 15–20 раз так ездили. Все зависит от дежурной смены пограничников, — рассказывает Сахла. — Одни сразу с поезда снимают, другие могут центру по делам иностранцев передать. Те хоть не отправят сразу обратно, будут разбираться, а там уже проще и зарегистрироваться беженцем. Семья наших знакомых две недели туда-сюда ездила — и в итоге их поляки оставили».

Башир же рассказывает, как до этого пытался попасть в Польшу другим путем.

«Еще в Минске я спрашивал у местных вайнахов: кто может помочь попасть за кордон? Один, даже не чеченец, попросил за всю семью $5 тыс., за меня одного — $1 тыс. Но предупредил, что просто переправит туда, а уже разбираться с местными властями я должен сам. Я отказался, — говорит Башир. — Другой, он точно чеченец, запросил $10 тыс., но обещал оформить в Польше вид на жительство. Но у меня таких денег нет, да и родственники сказали, что доверять ему не стоит. Посоветовали пытаться ехать самим. Сказали, что как только у Польши становятся хуже отношения с Россией, так поляки охотнее принимают беженцев».

Башир мечтает через Польшу добраться до Чехии, где у него есть родственники: там осела семья брата его матери, выехавшая еще в начале второй чеченской войны. Он уверен, что родичи его примут — надо только добраться. Любой ценой.

«Я бы всех чеченцев, приехавших в Белоруссию для дальнейшего транзита на Запад, делил на три группы, — говорит Виталий Гранин, бывший офицер погранкомитета Белоруссии, который до ухода со службы занимался ОПГ, специализировавшимися на переправке незаконных мигрантов. — Первые стараются проскочить побыстрее, они здесь не задерживаются, максимум — пересаживаются в Минске или Бресте, а попав за кордон, сразу просят политубежища, прямо на границе. Вторая группа — те, которые переезжают поэтапно: приезжают, снимают квартиру, затем вызывают сюда семью, попутно ищут контакты среди местных чеченцев. Или, если речь не о чеченцах конкретно, просто среди своих, кто приехал раньше. Они узнают, кто занимается переправкой в Литву/Польшу, кому можно доверять, — рассказывает Гранин. — Ну а третья группа — это те, кто, как в том анекдоте, «уже никуда не идет». Они тут обосновались, формально трудоустроены, а реально зарабатывают организацией транзита в Европу как своих соотечественников, так всех желающих. Я лично дважды задерживал одного и того же чеченца, и оба раза — с группой вьетнамцев. Именно вьетнамцы почему-то едут через Белоруссию и Литву очень активно».

В Государственном пограничном комитете после долгих раздумий от официального комментария отказались. Неофициально же пояснили, что сравнивать белорусскую ситуацию с европейской некорректно, так как в Белоруссию мигранты приезжают вполне законно, как граждане России и стран СНГ. А проблемы они начинают создавать уже, соответственно, полякам и литовцам.

При этом в пограничном ведомстве признали, что в последний год стали чаще проводить учения у западной границы, так как «оперативная обстановка понемногу усложняется».

По информации пограничной службы Польши, на границе с Белоруссией за весь 2014 год пограничники приняли документы о предоставлении статуса беженца от 2945 человек. Чаще всего обращались граждане России, Грузии, Киргизии и Таджикистана, но очень у немногих из обратившихся принимали документы. Что же касается 2015 года, то в мае заявление на получение статуса беженца смогли подать 429 человек, прибывших из Белоруссии. За июнь их было 532, за июль — 724, за август — 1153, а в сентябре наверняка увеличится и эта цифра.

В свою очередь, белорусские пограничники неофициально приводят такие цифры по железнодорожному пункту пропуска «Брест» относительно жителей российского Кавказа, а также граждан стран Средней Азии. В июне они предприняли 1,7 тыс. попыток въехать в Польшу, в июле — более 2 тыс., в августе — примерно 8,3 тыс. При этом в трех четвертях случаев поляки возвращают таких граждан обратно в Белоруссию.

Конечно, российские кавказцы — не единственные мигранты, с которыми приходится иметь дело белорусам. С начала гражданского конфликта на востоке Украины в Белоруссию уже перебрались несколько сотен тысяч украинских беженцев. Точное их число определить невозможно, очень многие избегают официальной регистрации, живут у родственников. Но вот что примечательно: в Белоруссии украинские беженцы практически не были замечены в попытках отправиться искать счастья дальше на Запад. Они оседают преимущественно на юге страны или в Минске, устраиваются на работу и вполне адаптируются.

Автор: Денис Лавникевич

Источник: Газета.Ru

1 Распечатать

Рая Магова 22 сентября 2015, 23:20

От хорошей благоустроенной жизни не бегут.Значит живётся несладко на своей исторической Родине.Плюс к этому отношение к не русским,к не "славянам".Хотя в России славян максимум-10%,остальные просто гибриды,кто более удачный гибрид,кто менее удачный )))

3

Оставить комментарий:

Наверх