01 марта 2014 469 0

"Революция – это процесс одновременно и трагический, и комический"

Политолог Глеб Павловский: это снижение напряжённости, тем более, что Янукович сидел не рядом с Путиным, а рядом с Гусманом
Фото: rus.ruvr.ru
Фото: rus.ruvr.ru

Ситуацию в Крыму обсудили с нашими гостями – политологом Глебом Павловским, а по телефону из Крыма – Сергеем Куницыным (еще вчера он был депутатом Верховной Рады от партии «Удар», а теперь назначен полпредом президента в Крыму, – прим. ред.) пишет tvrain.ru.

Ведущие: Дмитрий Казнин, Мария Макеева


Макеева: Происходит то, чего вы опасались: Россию втягивают в активные действия в Крыму, или нет?

Павловский: Втягивают – факт. Очевидно после пресс-конференции Януковича, что он тоже был бы не прочь видеть Россию втянутой. Я поэтому был рад видеть рядом с Януковичем не президента и не премьера, а всего лишь Михаила Гусмана. Это говорит о снижении уровня конфликта. Надо помнить, что сообщение с Украиной – это сообщение из страны, где действительно идет революция. Революция – это процесс одновременно и трагический, и комический. Когда 500 человек сопровождают Порошенко, а несколько милиционеров с трудом сдерживают 500 человек, это говорит о том, что все это вместе есть некоторый цирк. Поэтому появление в этом цирке господина Жириновского, который не может упустить ни одного циркового представления. Конечно, в этом цирке есть плохие моменты, и все они связаны с появлением военных. Но должен сказать, что пока это все наполовину слухи. Бельбек – это место, где российские военные имеют право находиться. А то, что их там стало больше, в такой ситуации вы здесь правды не добьетесь. Важно, что пока вооруженные силы России не вводились в действие, ни официально, ни неофициально.

Казнин: У нас есть возможность поговорить с Сергеем Куницыным, который еще вчера был депутатом Верховной Рады от партии «Удар», а теперь назначен полпредом президента в Крыму. Где вы сейчас находитесь и есть ли у вас какой-то план? Потому что мы знаем, как негостеприимно встретили Петра Порошенко.

Куницын: Я сегодня прилетел в Симферополь. Как раз в это время прилетел господин Жириновский, но мы не пересекались. Была попытка не выпустить меня из аэропорта, но в конечном итоге я в Симферополь прибыл, провел совещание с руководителями правоохранительных органов, министерства обороны Украины, вступили во взаимодействие, пообщался с генеральным консулом Российской Федерации в автономной республике Крым. Наша главная задача на сегодняшний день – избежать кровопролития, потому что существует серьезная угроза конфликта.

Сегодня в Крыму масса войск Российской Федерации. В настоящее время 13 бортов находится в воздухе над Симферополем, ждут посадки. Пограничники попытались с ними в соответствии с законодательством поговорить, сказали «идите гулять, ваша помощь нам не нужна». В Севастополе все части гарнизона, штаб военно-морских сил Украины под видом охраны от нападения гражданского населения морская пехота Черноморского флота заняла по периметру оборону. Ситуация очень взрывоопасная, потому что по всему Крыму сегодня десантники, спецназовцы русские, новороссийские, какие только угодно. По сути дела это полномасштабная армейская операция. Когда столько много оружия, как ветеран Афганской войны, я могу сказать, где-то оно может выстрелить, и моя задача – координация правоохранительных органов, силовых структур Украины и попытка сесть за стол переговоров.

Я позвонил Андрею Воробьеву в Киеве, генконсулу, они попытались блокировать представительство президента, чтобы меня не допустить на работу, но мне есть где работать, и я предложил дипломатическим представителям России, чтобы они поспособствовали и повлияли на ситуацию, потому что площадка для переговоров нужна. Я сегодня представляю государство Украина, мы все равно должны сесть за стол переговоров. Я в постоянной связи и с Турчиновым, и с Яценюком, и с министром обороны Украины. Я изложил свою точку зрения, почему Порошенко приехал, я с Кличко разговаривал и с другими. Должны прилететь депутаты Украины, воспринимаемые в Крыму, нужно садиться за стол переговоров, потому что людей с оружием в Крыму сейчас так много, а с учетом того, что здесь крымские татары, которые тоже предпринимают меры для самообороны, их триста тысяч, и они никогда не согласятся с тем, что сегодня делается. Есть серьезная опасность, что может быть конфликт.

Макеева: Полчаса назад МИД России объявил официально, что генкосульство России в Симферополе получило указание начать выдачу российских паспортов гражданам Украины бойцам отрядом «Беркут». Как вы к этому относитесь?

Куницын: Можно выдавать паспорта с учетом ситуации. Понятно, для чего это делается: чем больше граждан России, тем больше шансов оправдать свое военное присутствие в целях защиты интересов граждан. Но здесь крымские татары, которые составляют почти 20% населения, они жестко занимают проукраинскую позицию. Можно выдать сколько угодно паспортов, но это вовсе не гарантирует безопасность граждан. Когда столько оружия и такой накал страстей, где-то это оружие все равно выстрелит. Это надо понимать тем, кто пытается сегодня силовым образом решить эту проблему. Я прилетел сюда рейсовым самолетом без охраны, а Константинов с Аксеновым тут спрятались за спецназом с пулеметами и гранатометами и пытаются изображать, что они представляют интересы народа Крыма. В этом наша принципиальная разница.

Казнин: Вы готовы идти на компромисс? Например, объявили референдум на май. Вы поддержите эту идею?

Куницын: Референдум с тем вопросом не смущает. В 92 году у Крыма были колоссальные полномочия. Я тогда был народным депутатом Украины и мэром промышленного города, я сам тогда голосовал за автономный статус Крыма, за пост президента Крыма, за полномочия Крыма. Был закон о разграничении полномочий между Украиной и автономной республикой Крым. Но избрали идиота президентом, который все уничтожил, растерял, и в результате Крым все это потерял, все было ликвидировано. Сегодня-завтра будет наложено вето Турчинова на закон о языках, который отменили  и который послужил одним из детонаторов, будет вноситься новый проект закона о языках, потому что это актуально. Я кстати не голосовал за отмену этого закону, потому что я понимал последствия. Сегодня будет обращения Яценюка на русском языке. Меня это не сильно смущает. Надо садиться за стол переговоров, и о полномочиях говорить никаких проблем это не составляет.

Казнин: Спасибо! Глеб Олегович, прокомментируйте, что мы услышали.

Павловский: Информации не так уж много. То, что там происходят бурные перемещения разного рода отрядов, которые каждая страна трактует по-своему, это же происходит и в Киеве. Теперь там власти просят тех, кто приходят в разные ведомства, представляться, на каком основании они врываются, почему они чего-то требуют, выносят какие-то документы. Это могут быть просто даже криминальные элементы, которые, пользуясь моментом, убирают компромат. Мы слышим речь людей, у которых нет силы.

В политике играют роль такие вещи. Это слабая сторона, и ее не создал Путин. Их право пуститься в революцию, но у старт революции создает крайнюю слабость и проблемность государства. Вот мы и видим, что теперь они получают симметричную ситуацию в Крыму, и она меня тревожит не трудностями украинской революции, и мы понимаем, что решения, которые принимаются в доме, который окружен вооруженными отрядами, потом никем не будут признаны. Не нужен даже никакой референдум: достаточно будет крымскому парламенту большинством отменить свое же постановление, которым принималась та конституция. Вопрос не об этом, а о том, что России надо быть очень осторожной. Мы сами, конечно, хороши, но надо понимать, что ситуация создана не нами. Людей в Крыму тоже достала прежняя власть, но они протестуют по-своему: у них пароль не «Слава героям», а «Россия». Но мотивы у них те же самые.

Макеева: То, что Янукович несколько раз за пресс-конференцию жаловался на молчание Владимира Путина, в отношении самого Януковича свидетельствует о тоже не очень сильной позиции, а что касается молчания Владимира Путина в целом об украинской ситуации и Крыма о чем может свидетельствовать? О том, что нет еще определенности, что мы вообще от этой ситуации хотим?

Павловский: Независимо от того, какие планы у Путина, ему действительно на данном этапе лучше молчать, потому что, что бы он ни сказал, сразу те или иные действия будут приписаны ему. Если он молчит, он оставляет для себя возможность отмежеваться от любых действий. То, что Жириновский устроит очередную клоунаду, а Порошенко симметричную ей, Путина ни к чему не обязывает. Это снижение уровня конфликта. А Киев, не имея своей силы, заинтересован, так же как безответственные элементы в Крыму, повышать уровень. Сразу господин Аваков заявляет, что имело место вторжение. А имело место просто отсутствие у господина Авакова возможности вообще чем-либо управлять в Крыму.

Казнин: До сегодняшнего дня казалось, что только Крым как-то сопротивляется новым властям. Но как только Янукович выступил, сразу были сделаны заявления в Харькове, в Донецке появились какие-то силы самообороны.

Павловский: Это очень низкое заявление было. Если вы посмотрите внимательно на эти сообщения, вы увидите, что они похожи на то, как на митингах 17-ого года в Петрограде кто-нибудь говорил «Наш Житомир не признает вашей влады». Это второй опасный момент, что мы, заигравшись с Крымом, можем потерять украинский восток, юг, которые сегодня настроены более оппортунистично по отношению к Киеву. Потом это пройдет, но жить и жить, и нам нужно сохранять рычаги влияния. Через один Крым этого не сделаешь.

0 Распечатать

Наверх