12 декабря 2014 10743 0

Рецидив нефтегазовых амбиций

Дагестан вновь заявляет о планах стать нефтяной столицей Кавказа
Фото: prgazeta.ru
Фото: prgazeta.ru

usahlkaro Шамиль Алиев журналист

Государственная нефтегазовая компания Республики Дагестан (ГНКРД) объявила о планах войти в число российских лидеров в своей отрасли. В ближайшие годы компания собирается с нуля нарастить годовую добычу нефти до 6-7 млн тонн, газа – до 5-7 млрд кубометров и газового конденсата – до 0,5 млн тонн. 

Реализацией столь амбициозных намерений ГНКРД, созданная в этом году по поручению главы Дагестана Рамазана Абдулатипова, займется под руководством Льва Юсуфова – брата бывшего министра энергетики России Игоря Юсуфова, уроженца Дербента. Скорее всего, развитие добычи углеводородов в Дагестане – это составная часть планов Игоря Юсуфова по развитию нефтегазового бизнеса, о которых он впервые открыто сообщил весной. Однако в дагестанском проекте вопросов пока гораздо больше, чем ответов.

Призрак большой нефти

В пресс-релизе ГНКРД, распространенном 10 декабря, со ссылкой на Льва Юсуфова говорится, что уже в следующем году ожидается перевод на баланс компаний через конкурсные мероприятия имеющегося в Дагестане фонда нераспределенных лицензий шельфа и суши. Это позволит увеличить капитализацию (рыночную стоимость) ГНКРД до 6,5 – 7 млрд рублей до конца 2015 года и до 18 млрд рублей в течение 2016 года. В настоящее время уставный капитал компании составляет 10 млн рублей.

На первый взгляд, планы ГНКРД вызывают скепсис. О скрытых нефтегазовых сокровищах дагестанского шельфа говорится не первое десятилетие, но промышленная добыча каспийской нефти так до сих пор и не началась, а сухопутные месторождения северной части республики с каждым годом приносят все меньше углеводородов. Так, за 11 месяцев прошлого года в Дагестане добыли всего 158,9 тысячи тонн нефти (или на 5,8% меньше, чем за тот же период годом ранее) и 290,7 млн кубометров газа (на 2,9% меньше, чем в январе 2012 года). В этом году показатели добычи также падали.

Что же касается шельфовой нефти, то по этому поводу существует широкий разброс мнений – от сверхоптимистических (порядка 340 млн тонн) до резко скептических. Например, еще несколько лет назад известный эксперт по дагестанской экономике Михаил Чернышов опубликовал большую статью, основной вывод которой гласил, что представление о Дагестане как о «втором Кувейте» – это миф. В частности, Чернышов указывал, что «шельфовые месторождения республики неинтересны крупным компаниям и технологически недоступны для мелких игроков».

О скрытых нефтегазовых сокровищах дагестанского шельфа говорится не первое десятилетие, но промышленная добыча каспийской нефти так до сих пор и не началась

Скороспелый холдинг

Тем не менее, с назначением главой Дагестана Рамазана Абдулатипова планы по освоению каспийского шельфа были вновь актуализированы. «Республика располагает достаточным количеством запасов нефти и газа. Однако этот фактор никоим образом не сказывается на благополучии и состоянии жителей республики», – заявил он в январе в послании Народному Собранию Дагестана, предложив создать в регионе собственную нефтегазовую компанию.

Уже летом этого года было зарегистрировано ОАО «Государственная нефтегазовая компания Республики Дагестан», 100% его уставного капитала (10 млн рублей) принадлежит региональному Мингосимущества. В каждой из трех дочерних компаний – ОАО «ГНК-Геология», ООО «ГНК-Ресурс» и ООО «ГНК-Шельф».

Кроме того, в структуру формируемого нефтегазового холдинга Дагестана войдет еще одна компания – «ГНК-Терминал», которая уже заявила о планах к октябрю 2015 года построить в районе Махачкалинского порта нефтяной терминал с объемом перевалки до 2 млн тонн в год. В начале года похожий проект строительства мощностей по хранению 10 млн тонн нефти и 3 млн тонн нефтепродуктов в год заявлялся и группой «Сумма» Зиявудина Магомедова.

Брат олигарха

В феврале, комментируя для «Кавказской политики» инициативу Рамазана Абдулатипова по созданию в республике собственной нефтегазовой компании, дагестанский экономист Маир Пашаев оценил объем необходимых инвестиций в этот проект в размере 3-5 млрд долларов. Откуда возьмутся такие деньги, было не вполне понятно, пока в сентябре не стало известно, что генеральным директором ГНКРД стал Лев Юсуфов, брат одного из самых известных российских политиков и бизнесменов дагестанского происхождения Игоря Юсуфова.

В послужном списке Игоря Юсуфова значатся такие должности, как гендиректор Росрезерва (1999-2001), министр энергетики РФ (2001-2004), посол по особым поручениям МИД РФ (2004-2011). В настоящее время Игорь Юсуфов является учредителем фонда «Энергия», инвестирующего в разработку нефтегазовых активов в России и СНГ. Его имени нет в списке российских миллиардеров Forbes, но состояние его сына Виталия Юсуфова (одного из главных действующих лиц в нашумевшей истории 2011 года с переходом акций Банка Москвы под контроль ВТБ) это издание оценивало в 700 млн долларов. 

​Представление о Дагестане как о «втором Кувейте» - это миф, - Чернышов

О Льве Юсуфове известно гораздо меньше, чем о его брате и племяннике. По данным «СПАРК-Интерфакс», помимо ГНКРД, Лев Юсуфов на данный момент является президентом ООО «Техэко» и генеральным директором ООО «Технопроект» и ООО «СПГ-Транс» (все три компании зарегистрированы в Москве). В прошлом Лев Юсуфов был также генеральным директором ЗАО «КаспШельфНефть» и  совладельцем ЗАО «Межэнерготранс» и ООО «ИнвестПроект», все эти столичные организации на данный момент ликвидированы.


Кроме того, в 2007-2009 годах Лев Юсуфов являлся членом совета директоров Независимой  энергосбытовой компании Краснодарского края, которую на тот момент контролировали братья Магомед и Ахмед Билаловы. Еще одна организация, в документах которой фигурирует имя Льва Юсуфова, – Федерация комплексного единоборства России.  Несколько лет назад в ее попечительском совете числились такие влиятельные силовики, как командующий ВДВ Анатолий Шаманов, главный судебный пристав РФ Артур Парфенчиков, заместитель генпрокурора Николай Винниченко и т.д. Игорь Юсуфов в качестве президента Фонда оборонных систем коммуникаций занимал в этом списке последнее 25-е место. 

Давние связи у семьи Юсуфовых были и с влиятельной дагестанской фамилией Махачевых, которая еще с 1990-х годов контролировала нефтегазовую отрасль в республике. В одном из интервью покойный вице-премьер Дагестана Гаджи Махачев назвал Игоря Юсуфова другом своего детства. 

Нефтяники второго эшелона

Свои интересы в нефтегазовой сфере Игорь Юсуфов обозначил сравнительно недавно. В апрельском интервью газете «Ведомости»  он рассказал, что начиная с 2011 года структуры его фонда «Энергия» приобрели на государственных аукционах лицензии стоимостью более 3 млрд рублей, а инвестиции в крупнейшие проекты «Энергии» измеряются сотнями миллионов долларов. Так, необходимые вложения в совместный с компанией «Новатэк» проект по добыче нефти «Яргео» (Ямало-Ненецкий автономный округ) оцениваются примерно в 950 млн долларов, а инвестиции в проект «Ямал» – в 900 млн долларов. 

«Я обратил внимание на проекты в нефтяной отрасли с трудноизвлекаемыми запасами. Для нашей экономики это серьезный вызов», – сообщил Юсуфов о своей миссии в нефтегазовой отрасли, заметив, что у таких гигантов, как «Роснефть» и «Газпром» «иногда у них нет интереса к маленьким проектам, которые интересуют таких инвесторов, как я».

В то же время объем трудноизвлекаемой нефти в России, добавил Юсуфов, оценивается в 10-20 млрд тонн. Правда, до сих география проектов «Энергии» ограничивалась регионами Сибири, однако углеводороды Дагестана – как на шельфе, так и на суше – также относятся к числу трудноизвлекаемых. Поэтому появление Льва Юсуфова во главе республиканской нефтегазовой компании вряд ли было случайным.  

Любопытно, что это уже не первый случай, когда на юге России неожиданно появляется независимый игрок, заявляющий о своих интересах в нефтегазовой сфере. В апреле министр природных ресурсов РФ Сергей Донской заявил, что в Астраханской области открыто месторождение «Великое», объем запасов которого оценивается в 331 млн тонн нефти и 99 млрд кубометров газа. Его первооткрывателем выступила независимая компания АФБ, бенефициаром которой считается совладелец столичного аэропорта «Внуково» Виталий Ванцев, а запасы также относятся к категории трудноизвлекаемых – глубина залегания углеводородов составляет примерно 5 км.

​«Я обратил внимание на проекты в нефтяной отрасли с трудноизвлекаемыми запасами. Для нашей экономики это серьезный вызов», - Лев Юсуфов

Быстро не получится

Правда, в последнем случае есть одно важное отличие от Дагестана. Лицензии на разведку месторождения «Великое» компания АФБ получила еще в 2005 году, после чего прошло еще пять лет до того, как Виталий Ванцев сообщил о вложениях в геологоразведку порядка 200 млн долларов, и только спустя четыре года  было заявлено об открытии. А когда месторождение начнут разрабатывать (и начнут ли вообще, учитывая массу факторов, включая «санкционную войну» и снижение мировых цен на нефть), сказать пока с определенностью нельзя.

В Дагестане же многие из подготовительных этапов только предстоит пройти – именно на это и обращают внимание критики планов ГНКРД. Из пресс-релиза, распространенного компанией, складывается впечатление, что передача на ее баланс нераспределенных лицензий и повышение капитализации – это уже решенные вопросы, однако есть немало деталей, о которых пока ничего не известно.

«Есть элементарные последовательные этапы разработок месторождений, – говорит источник “Кавказской политики” в Дагестане, хорошо знакомый с нефтегазовой отраслью. – Как минимум, года три-четыре уходит на подсчет запасов и их защиту, и тогда только можно говорить о проекте, о привлечении в него инвестиций, о технико-экономическом обосновании и т.д. Это тот минимум, с которого можно начинать говорить о привлекательности и капитализации проекта. Кроме того, нужны немалые вложения, а самое главное, технологии. А если месторождения окажутся стратегическими, возникают еще и вопросы уровня федерального правительства».

С этой точкой зрения соглашается и Михаил Чернышов, указывая на то, что добыча на шельфе – дело дорогостоящее, а кроме того, согласно поправкам в закон «О недрах» 2008 года, компания, ведущая добычу на шельфе, должна быть государственной и иметь опыт соответствующих работ не менее пяти лет. ГНКД была зарегистрирована в 2014 году, то есть значительно моложе этого срока.

Тем не менее, следует признать, что для Дагестана проекты развития нефтегазовой отрасли имеют безусловное экономическое значение, несмотря на известные сложности в их реализации. «Кавказская политика» будет внимательно следить за деятельностью ГНКРД. 1 Распечатать

Наверх