21 октября
11 ноября 2016 4265 0

Редкие плоды кавказских инвестиций

КАВПОЛИТ проанализировал данные об инвестпроектах Северного Кавказа ‒ и пришел к неутешительным выводам
Фото: kchr.ru
Фото: kchr.ru

usahlkaro Николай Проценко журналист

Главным событием деловой жизни Северного Кавказа на текущей неделе стала презентация инвестпроектов, претендующих на поддержку в рамках второго этапа госпрограммы социально-экономического развития СКФО.

Объем этой поддержки будет весьма скудным: в проекте федерального бюджета на будущий год оставлено всего 13,7 млрд рублей на все программы Минкавказа РФ.

Эта сумма сопоставима со стоимостью инвестпроектов, которые представили на соискание господдержки отдельные республики СКФО.

Отсюда можно сделать вывод, что борьба регионов за благосклонность государства будет беспрецедентно острой.

Отбор очередных приоритетных проектов – это уместный повод подвести итоги предшествующего периода в инвестиционном процессе на Северном Кавказе, обозначив те наиболее значимые проекты, которые смогли дойти до «земли», несмотря на многочисленные препятствия.

На данный момент в стадии активной реализации в республиках СКФО находится всего примерно три десятка крупных проектов стоимостью более миллиарда рублей.

Это очень мало в сравнении с тем количеством начинаний, которые так и остались на бумаге либо потерпели фиаско.

Проверка на реальность

Предшествующая практика инвестиционных процессов на Северном Кавказе однозначно говорит о том, что к заявляемым здесь инвестпроектам должны применяться самые жесткие критерии реалистичности, в особенности если речь идет о республиках СКФО.

Подтверждением тому мог бы стать перечень проектов, которые в последние годы объявлялись приоритетными, но так и не перешагнули «бумажную» стадию.

Скорее всего, этот список окажется существенно длиннее, чем тот, который представлен в нашей публикации.

Причем в нем обнаружится немало таких проектов, которые имели все основания считаться реальными – у них имелись технико-экономическое обоснование и бизнес-план салона красоты, была выделена земля, подведены коммуникации, получена господдержка и т.д.

Но в силу каких-то непредвиденных обстоятельств проект «не пошел».

Поэтому самым верным критерием реальности того или иного проекта в специфических условиях инвестиционного климата в республиках СКФО следует признать активные работы по его реализации на момент составления рэнкинга проектов.

В республиках СКФО присутствует достаточно большое количество инвестпроектов, которые можно назвать потенциальными

Либо – наличие у проекта персональных гарантий со стороны руководства соответствующей республики, учитывая высокую степень политических рисков для инвестиций на Кавказе.

Исходя из этих двух критериев, в шести республиках СКФО на данный момент удалось обнаружить 31 реальный крупный инвестпроект.

Крупный в данном случае означает ‒ с объемом инвестиций 1 млрд рублей (порядка 15 млн долларов) и более.

С полным списком этих проектов и информацией о текущей стадии их реализации можно ознакомиться ниже.

В то же время следует отметить, что в республиках СКФО присутствует достаточно большое количество инвестпроектов, которые можно назвать потенциальными, или кандидатами на статус реальных – в отличие от инвестиционных предложений или пресловутых бизнес-идей, в которых на Кавказе никогда не было нехватки.

В качестве примера – вполне показательного для инвестиционного процесса в СКФО в целом – можно привести один из дагестанских мегапроектов «АгроДагИталия», инициированный структурами, близкими к депутату Госдумы Умахану Умаханову.

Презентация этого проекта стоимостью 14 млрд рублей состоялась в середине 2011 года, следующей осенью был заложен первый камень будущего мегаптицекомплекса, после чего инвестор начал строительство за свой счет – за два года было вложено порядка 700 млн рублей.

Закладка птицекомплекса «АгроДагИталии». Фото: sdelanounas.ru

Однако дальнейшая реализация проекта уперлась в инфраструктуру.

Как рассказал КАВПОЛИТу источник в Минкавказа, по соглашению с инвестором руководство Дагестана взяло обязательства по инфраструктуре на себя, но необходимых средств (2,8 млрд рублей) у него не было.

Поэтому  проблему подведения коммуникаций к будущему птицекомплексу попытались решить путем включения стоимости их строительства в инвестпрограммы естественных монополий – «Газпрома» и «Россетей».

В результате проект «завис», хотя инвестор от своих планов не отказался и даже реализовал за это время в Дагестане другой небольшой проект – цех по переработке баранины в Ботлихском районе.

 

Цех по переработке баранины в Ботлихском районе. Фото: sdelanounas.ru

Одновременно была проведена оптимизация расходов на инфраструктуру для «АгроДагИталии»: ее стоимость была очерчена в пределах миллиарда рублей.

Однако удастся ли руководству Дагестана и инвестору убедить газовиков и энергетиков построить инфраструктуру за свой счет (особенно учитывая громадные долги республики за энергоресурсы) – пока на сто процентов неизвестно.

Хотя все остальные условия для «АгроДагИталии» есть – подготовлен участок, разработан проект, имеются якорный инвестор и его итальянские партнеры.

 

Макет «АгроДагИталии». Фото: moderniz.ru

Но пока нет решения вопроса по инфраструктуре, этот красивый проект можно считать лишь потенциальным, а не реальным.

Причем это лишь один из множества подобных случаев, типичных для республик СКФО.

Наглядная диверсификация

В списке крупнейших реальных инвестпроектов республик СКФО представлены сразу девять отраслей, и это, в общем-то, окончательно снимает вопрос о том, какие сегменты экономики заслуживают поддержки в регионе.

Скорее уместно вспомнить известный принцип «пусть расцветают все цветы».

Ведучи – характерный пример проекта с политической поддержкой, придающей ему реальность

С точки зрения общей стоимости проектов, наибольшая доля в рэнкинге принадлежит туризму – прежде всего благодаря строящемуся в Карачаево-Черкесии курорту Архыз.

Горнолыжный курорт Архыз. Фото: travel-experience.ru

По данным правительства КЧР, общий объем инвестиций в реализацию этого проекта составит 160 млрд рублей.

О том, насколько реалистична эта сумма, можно будет судить по завершению контрольного периода (2020 год), но в целом нет никаких сомнений, что проект состоялся, причем – и это вдвойне важно – с нуля.

Следующим за ним горнолыжным «гринфилдом» должен стать курорт Ведучи в Чечне.

Лыжная трасса на курорте Ведучи. Фото: skiings.ru

В середине сентября на совещании в Грозном генеральный директор АО «Курорты Северного Кавказа» (КСК) Олег Горчев сообщил, что первый пусковой комплекс курорта может быть запущен уже в горнолыжном сезоне 2017/2018 годов.

Сейчас завершается работа над проектно-сметной документацией, а на самом курорте идет строительство шале.

Ведучи – характерный пример проекта с политической поддержкой, придающей ему реальность.

Сначала руководство Чечни добилось его включения в состав туристического кластера Северного Кавказа, а затем смогло отстоять его приоритетный статус для АО «Курорты Северного Кавказа» (хотя сам курорт существовал только на бумаге).

Еще два курорта, входящие в туристический кластер – Матлас (Дагестан) и Армхи-Цори (Ингушетия), – на данный момент следует признать потенциальными проектами.

Проект курорта Матлас. Фото: flnka.ru

От их строительства КСК не отказывается, но конкретные сроки их сдачи назвать пока сложно.

Что же касается курорта Мамисон в Северной Осетии, то его пришлось вычеркнуть даже из потенциальных проектов, учитывая недавнюю ликвидацию особой экономической зоны, созданной для его реализации.

3D-модель курорта Мамисон. Фото: mkimp.ru

Вторая по объему инвестиций отрасль – энергетика – представлена тремя крупными проектами.

Самый значительный из них – строительство Грозненской ТЭС в Чечне – тоже можно считать наглядным воплощением лоббистского потенциала главы республики Рамзана Кадырова.

Строительство Грозненской ТЭС. Фото: ogk2.ru

Решение построить электростанцию именно в Чечне «Газпром энергохолдинг» принял после того как были сорваны сроки строительства Кудепстинской ТЭС к Олимпиаде в Сочи.

Макет Кудепстинской ТЭС. Фото: blogsochi.ru

На это «олимпийское наследие» претендовало несколько регионов, но досталось оно именно Чечне.

Другой крупный проект в энергетике ‒ строительство Зарамагской ГЭС-1 в Северной Осетии – еще недавно был под вопросом, однако в прошлом году «РусГидро» приняло решение возобновить его реализацию, и сейчас проект-долгострой близится к финишной стадии.

Порталы тоннелей турбинного водовода Зарамагской ГЭС-1. Фото: dervishv.livejournal.com

К тому же это единственный крупный реальный инвестпроект, который на данный момент обнаружился в Северной Осетии.

Третье по объему инвестиций место в рэнкинге занимает химическая промышленность, хотя представлена эта отрасль всего двумя проектами.

Первый из них – создание производства фосфорных удобрений на площадке АО «Дагфос» ‒ на сегодняшний день является самым крупным в Дагестане.

АО «Дагфос». Фото: dagpravda.ru

Этот проект имеет непростую судьбу: его активная стадия неоднократно откладывалась, но в мае этого года «Дагфос» все же получил кредитные средства от Россельхозбанка на первый этап.

Стоимость второго крупнейшего проекта в химпроме республик СКФО – промышленного комплекса «Этана» в Кабардино-Балкарии – неизвестна.

Подписание соглашения о реализации проекта «Этана». Фото: bezformata.ru

Как сообщил глава КБР Юрий Коков после недавнего подписания генерального соглашения о реализации проекта с китайскими партнерами, речь идет о миллиардах долларов.

В нынешней версии проект предполагает три компонента: строительство в КБР завода по производству полимерной упаковки, розлив в эту упаковку воды и последующий ее экспорт в Китай через новый терминал в порту Тамань в Краснодарском крае.

Генеральный директор инициатора проекта ООО «Этана» Сергей Ашинов сообщил КАВПОЛИТу, что стоимость проекта после того, как он прошел очередное переформатирование, является конфиденциальной информацией – на этом настояли участвующие в нем компании из КНР.

Арсен Каноков и гендиректор «Этаны» Сергей Ашинов. Фото: kpcdn.net

Их появление произошло после того, как предыдущие партнеры «Этаны» – крупные компании из Германии и Швейцарии – покинули  проект под угрозой антироссийских санкций.

На сегодняшний день «Этана» является одним из главных долгостроев СКФО.

Макет проекта «Этана». Фото: kbrria.ru

Впервые об этом начинании стало широко известно еще в 2010 году, в ходе первой серии отбора приоритетных проектов Северного Кавказа.

С тех пор его стоимость неоднократно менялась (в диапазоне 13-22,5 млрд рублей), а сроки сдвигались.

На сей раз завершение реализации проекта перенесено на 2023 год.
С точки зрения количества проектов наиболее представительной отраслью в рэнкинге оказался АПК

С одной стороны, это достаточно долгий срок, но, с другой стороны, нужно отдать должное новому руководству КБР, что республика не отказалась от «Этаны» и нашла возможности реанимировать этот проект.

С точки зрения количества проектов наиболее представительными отраслями в рэнкинге оказались АПК (шесть проектов) и промышленность строительных материалов (семь проектов).

Причем наиболее крупные начинания в этих отраслях – это лишь верхушка айсберга, поскольку многие строящиеся предприятия здесь имеют объем инвестиций менее 1 млрд рублей.

Ни в АПК, ни в стройматериалах больше нет вопиющих мегапроектов

Этот сегмент требует отдельного исследования.

В то же время следует отметить, что ни в АПК, ни в стройматериалах больше нет вопиющих мегапроектов – верхняя планка заявляемых инвестиций в этих отраслях составляет чуть выше миллиарда евро.

Это, безусловно, говорит о более реалистичных настроениях инвесторов, имевших возможность наблюдать фиаско ряда крупных начинаний.

В частности, можно вспомнить печальную судьбу проекта «Дагагрокомплекс» и фактически почивший проект кластера стройматериалов «ИнАриа» в Ингушетии.

Уборка картошки в «Дагагрокомплексе». Фото: oaokrd.ru

Оба эти проекта были вычеркнуты из списка реальных.

Региональный триумвират

В региональном разрезе рэнкинга прежде всего обратим внимание на успехи Кабардино-Балкарии, которая оказалась абсолютным лидером по количеству проектов.

Эта республика заняла в списке 11 позиций из 31. Второе место принадлежит Дагестану (восемь проектов), третье – Чечне (пять проектов).

Кабардино-Балкария успешно поймала тренд импортозамещения

Портфель проектов КБР выглядит наиболее сбалансированным.

Здесь присутствует всего два начинания с приставкой «мега» ‒ уже упомянутая «Этана» и восстановление Тырныаузского горно-обогатительного комбината, а остальные проекты – сравнительно небольшие, главным образом в АПК.

Развалины Тырныаузского горно-обогатительного комбината. Фото: expert.ru

Исходя из этого можно утверждать, что Кабардино-Балкария успешно поймала тренд импортозамещения, хотя основы для этого были заложены в республике задолго до того, как данная политика стала государственным приоритетом.

Развитие тепличных комплексов, интенсивных садов, предприятий по переработке овощей и фруктов, птицеводческих ферм и т.д. началось в КБР еще в прошлом десятилетии.

Вполне убедительно смотрится и список проектов Дагестана: вместо привычных многомиллиардных инициатив он состоит в основном из проектов в области производства стройматериалов, а также ряда предприятий в обрабатывающей промышленности.

Однако по-прежнему серьезной проблемой остаются сроки реализации проектов – либо они серьезно затягиваются, как в случае с «Дагфосом», либо уже построенные предприятия имеют проблемы с вводом в эксплуатацию (завод «Мараби», новый нефтеперерабатывающий завод).

Внутри завода «Мараби». Фото: interdag.ru

Тем не менее индустриальная тенденция в инвестиционном портфеле Дагестана вполне очевидна.

Однако новые предприятия еще должны оправдать сделанные в них инвестиции, и здесь показательным примером служит история с банкротством Каспийского завода листового стекла.

Каспийский завод листового стекла. Фото: spectrum-group.ru

Промышленность становится приоритетом для крупных инвесторов и в Чечне, где уже в скором будущем должна начаться реализация крупного проекта в области производства стройматериалов – технопарка «Казбек».

Макет технопарка «Казбек». Фото: vestikavkaza.ru

На протяжении нескольких лет руководство республики добивалось от Внешэкономбанка начала финансирования этого проекта.

В сентябре новый руководитель госкорпорации Сергей Горьков сообщил, что на его реализацию будет выделено 5 млрд рублей, и уже в конце следующего года первое из четырех предприятий «Казбека» должно заработать.

Глава ВЭБ Сергей Горьков. Фото: ТАСС

Другой реальный чеченский проект в промышленности – создание завода по производству литий-ионных аккумуляторов на территории бывшего нефтеперерабатывающего комплекса Грозного, разрушенного во время второй чеченской войны.

Но и здесь новому предприятию только предстоит выйти на окупаемость: об эффективности сделанных в него инвестиций можно будет судить лишь через несколько лет. 

 Нажмите, чтобы увеличить:

0 Распечатать

Наверх