18 октября
17 марта 2015 2807 0

Радикальная адаптация

Опыт кавказских комиссий по адаптации боевиков сегодня востребован во всей стране
Фото: topwar.ru
Фото: topwar.ru

usahlkaro Расул Кадиев юрист

Совет при президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека 30 марта проведет специальное заседание по теме: «Рост радикализации в обществе как угроза правам человека». Возможно, в СПЧ вспомнят опыт комиссии по адаптации лиц, отказавшихся от экстремистской деятельности. 

Гражданская борьба

На федеральном уровне все чаще говорят о росте нетерпимости в российском обществе. Конфликты обострились до такого уровня, что чаще слышны слова «борьба» и «противодействие», чем «обсуждение» и «содействие».

Ветеран «Вымпела», подполковник ФСБ запаса Анатолий Ермолин после убийства Бориса Немцова в открытом обращении на имя президента РФ заявил следующее

«Как это работает в классике мирового терроризма, для специалистов спецслужб не секрет: в недовольных радикальных кругах нагнетается ненависть и истерия по отношению к выбранном врагу. Предлагается метод борьбы – беспощадное уничтожение.

Кристаллизация происходит в момент, когда наиболее подверженные такому влиянию инициативщики по «доброй» воле берут в руки оружие и уничтожают объекты своей ненависти. Особенно это работает, когда вновь обращенные фанатики имеют опыт боевых действий».

Огромное количество добровольцев воюет на Юго-Востоке Украины. В частности, на передовой находятся формирования реестровых казаков. Прибавьте сюда российских «солдат удачи», которых набирают частные военные компании.

Не следует забывать и о непрекращающейся войне на Северном Кавказе, где за 15 лет Временная объединенная группировка (Ханкала) провела 40 тысяч спецопераций и уничтожила 10 тысяч боевиков. 

Подразделения федеральных войск в Чечне, 1999 год. Фото: ИТАР-ТАСС / Валерий Матыцин

Чем больше в обществе граждан становятся на путь разрешения гражданских и политических споров вооруженными методами, тем больше риска возникновения сетевого терроризма и революционной ситуации, о которой предупреждают историки, приводя пример Российскую империю начала ХХ века.

Опыт адаптации

Вопросы адаптации граждан, участвовавших в вооруженных конфликтах, стали актуальны и для благополучных стран Персидского залива, чьи граждане воюют в «горячих точках» на Ближнем Востоке, и для европейских стран.

Россия не в первый раз сталкивается с проблемой социальной адаптации участников вооруженных конфликтов. Но в силу меньшей агрессивной политики, в сравнении с некоторыми участниками международных отношений, опыта у нас в этом вопросе практически нет.

В отечественной нормативной базе чаще встречаются нормы компенсационного и льготного характера в отношении участников боевых действий и практически все они касаются сотрудников правоохранительных органов или военнослужащих.

15 ноября 2011 года Конституционный суд РФ в своем постановлении отметил: «Выполнение гражданами России конституционного долга по защите Отечества возможно как в составе Вооруженных сил РФ, так и в других формах».

КС РФ указал, что необходимо признать заслуги дагестанских ополченцев, участвовавших в событиях 1999 года, и рекомендовал предусмотреть для них меры социальной поддержки. 

Смягчить условия жизни в нашем жестоком и конкурентном обществе – недостаточная мера поддержки для людей, участвовавших в боевых действиях. 

Смягчить условия жизни в нашем жестоком и конкурентном обществе – недостаточная мера поддержки для людей, участвовавших в боевых действиях

Еще в 2003 году в Калининграде на семинаре по проблемам психологической адаптации военнослужащих эксперты отмечали, что некоторые ветераны боевых действий признаются, что порой готовы физически уничтожить противника в обычном споре. 

В декабре 2000 года в Государственную думу был внесен законопроект «О статусе участников вооруженных конфликтов и участников боевых действий». 

Законопроект рассматривал психологическую помощь как медицинскую реабилитацию. В документе также была норма об ответственности участников боевых действий в соответствии с нормами международного гуманитарного права и российского уголовного кодекса.

К сожалению, в апреле 2004 года авторы отозвали законопроект.

Ближе всего к системе адаптации к мирной жизни бывших участников вооруженных событий – не военнослужащих – мы подошли при создании сначала в Дагестане, а затем в Ингушетии т.н. комиссий по адаптации лиц, отказавшихся от экстремистской и террористической деятельности.

В Ингушетии упор делался на вовлечение в мирную жизнь через предоставление социальной помощи семье. В Дагестане – на юридические последствия, наказание и пропаганду.

10 июля 2012 года в Совете при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека с участием представителей силовых ведомств, регионов СКФО, экспертов и правозащитников состоялось специальное заседание, на котором обсуждалась работа комиссий по адаптации и рассматривался вопрос создания федеральной комиссии по адаптации лиц, отказавшихся от экстремистской и террористической деятельности.   

Эксперты, в том числе член СПЧ Максим Шевченко, в своих выступлениях указывали на то, что необходимо учитывать международный опыт создания системы адаптации участников вооруженных конфликтов. 

Эксперты призывают учитывать международный опыт создания системы адаптации участников вооруженных конфликтов

В этом им виделся один из способов прекратить вооруженное гражданское противостояние на Северном Кавказе. Но в силу определенных политических и юридических проблем развить этот вопрос не получилось.

В итоге в Российской Федерации для лиц-участников вооруженных конфликтов так и не была создана система адаптации к мирной гражданской жизни.

Придется создавать

Если члены СПЧ намерены предложить реальные шаги по снижению радикализации российского гражданского поля, то им придется предлагать принципы системы адаптации бывших участников вооруженных конфликтов.

Для этого придется использовать опыт ветеранских организаций, медиков, юристов в области гуманитарного права и волонтеров.

Необходимо также как-то стимулировать снижение участия россиян в качестве добровольцев, а также разработать изменения в нормативные акты, чтобы обязать претендентов на льготы и пособия за участие в вооруженных конфликтах проходить курс адаптации к мирной жизни.

Здесь может пригодиться конструкция кавказских комиссий по адаптации, создаваемых при главах регионов.

Подобные комиссии желательно создавать в регионах, где наблюдается поток беженцев из зон вооруженных конфликтов, либо имеется множество фактов участия жителей в вооруженных конфликтах в качестве военнослужащих, сотрудников правоохранительных органов либо добровольцев.

Но главное, необходимо сделать упор на создание системы адаптации бывших участников вооруженных конфликтов не только с помощью государственной системы, но и силами институтов гражданского общества и, прежде всего, волонтерских организаций. 

1 Распечатать

Наверх