14 июня 2016 4486 2

Правозащитники и кавказское полугостеприимство

Почему в субъектах СКФО членов президентского Совета по правам человека так по-разному встречали 
Встреча членов СПЧ с жителями дагестанского села Гимры. Фото: president-sovet.ru
Встреча членов СПЧ с жителями дагестанского села Гимры. Фото: president-sovet.ru

usahlkaro Николай Проценко журналист

Организационные детали визита делегации членов президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека на Северный Кавказ, продолжавшегося 11 дней, стали хорошим показателем уровня открытости власти в разных регионах СКФО. Далеко не везде региональное руководство оказалось готово публично обсуждать с правозащитниками самые сложные проблемы, хотя как раз сотрудничество с СПЧ может дать немало возможностей для их решения.

Диалог на равных: Северная Осетия, Ингушетия, Дагестан

Если оставить в стороне Чечню, которую делегация миновала транзитом из-за принципиальной позиции совета по фигуре руководителя Комитета против пыток Игоря Каляпина – персоны нон-грата для главы республики Рамзана Кадырова, то в оставшихся регионах СКФО правозащитников принимали по совершенно разным сценариям.

Образцом первого из них – максимально открытого со стороны властей – стала Северная Осетия. В этой республике для встречи граждан с правозащитниками были открыты двери местного дома правительства, мероприятие хорошо анонсировалось, и в результате прием шел до глубокой ночи.

Сформировалась новая практика: появились «карусельщики», которые ходили с жалобами от одного члена совета к другому

Отдельно нужно отметить предельно корректное и доброжелательное поведение сотрудников правоохранительных органов. Не так давно в Северной Осетии после скандала с гибелью жителя Владикавказа Владимира Цкаева от рук сотрудников полиции был отправлен в отставку министр внутренних дел Артур Ахметханов, и его преемник, генерал-майор Михаил Скоков убедительно продемонстрировал готовность изменить отношение полиции к населению.

Наутро после общения членов СПЧ с гражданами правозащитников в доме правительства Северной Осетии принимал врио главы республики Вячеслав Битаров. Эта встреча за круглым столом проходила в расширенном формате – с участием большого количества членов регионального правительства, руководства правоохранительных структур, а главное, журналистов. Для прессы в комнате, где проходила беседа, отвели примерно пару десятков мест, и все они были заняты. 

После этого несколько высокопоставленных осетинских чиновников отправились с членами СПЧ в Пригородный район – основное средоточие всех возможных проблем республики. Здесь правозащитники смогли без какой-либо постановки пообщаться с жителями села Чермен, в котором до сих пор на каждом шагу видны следы осетино-ингушского конфликта 1992 года, а затем посетить школу в поселке Новый.

Новая школа в поселке Новый. Фото: ingushetia.ru

То, что мы увидели в школе, начальство обычно не показывает высоким гостям. Поэтому можно лишь поблагодарить руководство Северной Осетии за готовность публично говорить о самых наболевших проблемах региона и пожелать, чтобы их нынешняя открытость никуда не делась через два-три года пребывания у власти без приставок «врио».

«То, как повели себя власти Северной Осетии, – это единственно верный и возможный подход, – считает главный редактор КАВПОЛИТа Максим Шевченко. – Не видьте в нас угрозу и врагов, не надо перестраховываться: ничего страшного нет в том, что люди критикуют власть, от этого станет только лучше и регион от этого только выиграет даже при наличии огромных проблем».

Такую же открытость к общению с членами СПЧ продемонстрировали и власти Ингушетии – глава республики Юнус-Бек Евкуров сам перечислил список тем, по которым он хотел бы рассчитывать на помощь совета. Прежде всего это ликвидация последствий конфликта 1992 года и развитие социальной инфраструктуры – для Ингушетии эти вопросы не теряют актуальность на протяжении почти четверти века.

Два дня пребывания в этой республике оказались наиболее насыщенными во всей поездке с точки зрения разнообразия программы: правозащитники смогли побывать в медицинских и социальных учреждениях, местах лишения свободы, встретиться с религиозными деятелями, а также с родственниками граждан, которые подверглись преследованию со стороны правоохранительных органов.

Юнус-Бек Евкуров сам перечислил список тем, по которым он хотел бы рассчитывать на помощь совета

«В Ингушетии мы работали до четырех утра, к нам пришло на прием порядка 500-600 человек, а может быть, и больше. Также сформировалась новая практика: появились "карусельщики", то есть люди, которые ходили со своими жалобами от одного члена совета к другому», – поделился своими впечатлениями от посещения республики Михаил Федотов.

Нужно отдать должное и главе Дагестана Рамазану Абдулатипову, который также действовал в наиболее оптимальном для членов СПЧ формате: сначала – «полевая» работа, встречи с гражданами и посещение социальных учреждений, и только после этого – итоговое общение с региональным руководством.

В Дагестане же правозащитникам удалось одержать небольшую, но знаковую победу. Через несколько дней после того, как в ходе визита крайне остро прозвучала тема профилактического учета в органах внутренних дел, был освобожден из СИЗО пресс-секретарь махачкалинской мечети «Тангъим» Магомед Магомедов, который не раз поднимал тему необоснованности действий полиции в отношении верующих. Советский районный суд Махачкалы заменил меру пресечения в рамках расследуемого против него уголовного дела на домашний арест.

Диалог из президиума: Кабардино-Балкария

Совершенно другую стилистику в приеме делегации СПЧ продемонстрировало руководство Кабардино-Балкарии. В зале заседаний дома правительства КБР к приезду правозащитников, задержавшихся в Северной Осетии при возложении цветов к мемориалу памяти жертвам теракта в Беслане, было яблоку негде упасть от официальных лиц. Тем не менее первая встреча с главой республики Юрием Коковым уложилась примерно в полчаса.

Приветственное слово главы об успехах в деле защиты прав человека – ответное выступление главы СПЧ Михаила Федотова – и никакой дискуссии за круглым столом. Собственно, никакого круглого стола, в отличие от трех предшествующих республик, и не было, вместо него был организован президиум для двух первых лиц – Юрия Кокова и Михаила Федотова, а остальным участникам встречи была отведена роль зрителей.

Первая встреча членов СПЧ с главой республики Юрием Коковым уложилась примерно в полчаса

В этот парадный регламент попыталась было вмешаться ответственный секретарь Правозащитного совета Санкт-Петербурга Наталья Евдокимова, намекнув Юрию Кокову, что гостям сначала неплохо бы отработать программу визита, а уже потом, по итогам увиденного, встретиться с главой республики. Однако в ответ Коков заметил, что делегация и так задержалась в Северной Осетии, хотя от заключительной встречи отказываться не стал.

И эта встреча состоялась – на следующий вечер, за богато накрытым столом в Приэльбрусье. До этого правозащитникам продемонстрировали два образцово-показательных учреждения – больницу и детский центр, из чего некоторые из членов совета сделали вывод, что состояние социальной инфраструктуры в Кабардино-Балкарии существенно лучше, чем в других республиках Северного Кавказа, которые они посетили до этого.

Правда, на приеме у Юрия Кокова присутствовали далеко не все члены совета – некоторые из них отправились осматривать места лишения свободы и вернулись оттуда далеко не с радужными эмоциями. О выявленных фактах пыток в правоохранительных органах Кабардино-Балкарии правозащитники сообщили в ходе подведения итогов поездки, состоявшегося 9 июня в Пятигорске.

«Актуальной для Северного Кавказа является проблема пыток, – заявил, в частности, председатель Комитета за гражданские права Андрей Бабушкин. – Это не только физическое избиение людей, но и сопутствующая инфраструктура. В январе в Кабардино-Балкарии был задержан гражданин Османов, двое суток его искали, а затем почему-то перевели в Карачаево-Черкесию. Мы смогли его обнаружить в СИЗО Черкесска, но родственникам говорили, что его там нет».

Председатель Комитета за гражданские права Андрей Бабушкин. Фото: yabloko.ru

О фактах пыток в Кабардино-Балкарии говорил в своем итоговом выступлении и Игорь Каляпин, хотя справедливости ради следует отметить, что столь же неблагополучную ситуацию с пытками правозащитники констатировали и в двух других республиках – Дагестане и Ингушетии. Но только в КБР были предприняты, кажется, все возможные меры, чтобы на встречу с правозащитниками попало как можно меньше людей.

Неблагополучную ситуацию с пытками правозащитники констатировали в Дагестане, Ингушетии и КБР

Информация о ней была опубликована в официальной «Кабардино-Балкарской правде» мелким шрифтом лишь накануне приезда делегации, и если бы члены СПЧ не связались с местными правозащитниками, то многие из пришедших жителей республики так и не смогли бы рассказать гостям о своих проблемах.

Диалог поневоле: Карачаево-Черкесия, Ставропольский край

Следующим пунктом в программе визита делегации СПЧ стала Карачаево-Черкесия, глава которой Рашид Темрезов также решил сделать акцент на неформальном общении с правозащитниками за дружеским вечерним столом. Однако это никак не сгладило остроту дискуссии, состоявшейся всего через несколько часов в доме правительства КЧР.

Как и в Кабардино-Балкарии, информация о визите делегации СПЧ в Черкесск стала достоянием широкой общественности в сам день приезда, но список выявленных нарушений прав граждан в республике оказался едва ли не самым длинным из всех регионов СКФО. Это и неправомерные действия правоохранителей, и необоснованные увольнения, и ущемление прав жильцов, и ужасающее состояние некоторых социальных учреждений, и права предпринимателей, и реализация закона о гарантиях прав коренных и малочисленных народов.

Информация о визите делегации СПЧ в Черкесск стала достоянием широкой общественности в сам день приезда

На многие выступления членов СПЧ Рашиду Темрезову пришлось отвечать общими словами или отшучиваться, но, к счастью для руководства Карачаево-Черкесии, программа пребывания делегации в республике оказалась очень короткой – всего полтора дня.

Явно не был готов к откровенному разговору с правозащитниками и губернатор Ставропольского края Владимир Владимиров.

«Я ни одну позицию, сразу предупреждаю, не хочу оправдывать, но над всем нужно работать, над всем нужно работать, – с трудом подбирая слова, начал он свое выступление в ответ на короткие доклады членов СПЧ. – Разбираться во всем внимательно, очень внимательно разбираться. Разные есть истории, разные судьбы, разные обстоятельства, разные мотивации есть и так далее. Спасибо, во-первых, за то, что вы нас хвалите, спасибо большое, очень приятно…»

Губернатор Ставропольского края Владимир Владимиров явно не был готов к откровенному разговору с правозащитниками 

«Владимир Владимирович, – перебил рассуждения губернатора Михаил Федотов, – члены совета этого не умеют – хвалить они не рвутся, они говорят правду. У нас нет людей, которые хотят сделать кому-то приятное. То, что они говорят, – это не похвала – это просто констатация того позитивного опыта, который мы увидели. Вот и все. Кстати говоря, не обольщайтесь – есть и очень серьезные замечания».

Глава СПЧ Михаил Федотов. Фото: sbnl.eu

Тем временем в холле здания администрации Пятигорска, где проходила встреча правозащитников с Владимиром Владимировым, собралась большая группа обычных людей, пришедших на встречу с членами СПЧ. Они явно рассчитывали на то, что официальные лица тоже воспользуются парадным входом, однако чиновники прошли в мэрию, как говорится, через заднее крыльцо, а граждан еще долго запускали через рамку группами по пять человек. 

Организационная неразбериха явно способствовала тому, что на следующий день некоторые правозащитники в своих заключительных выступлениях были настроены весьма жестко.

«Мы приняли несколько десятков заявлений от граждан о нарушениях статьи 21 Конституции РФ ("Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию"), – подвел итог поездки на Северный Кавказ Игорь Каляпин. – Мне скажут, что многие из этих граждан на самом деле врут, что это их способ защиты от обвинений и так далее. Я не стану утверждать, что все обратившиеся к нам действительно правы и невиновны, но я абсолютно убежден, что среди зафиксированных жалоб есть много случаев о фактах, которые действительно имели место.

Глава Комитета против пыток Андрей Каляпин. Фото: ru.krymr.com

Мне совершенно очевидно, что люди сообщают об одних и тех же сотрудниках правоохранительных органов, об одних и тех же местах – разные люди из разных республик, очевидно незнакомые друг с другом. И если прокуратура и Следственный комитет не хотят и не могут решить эту проблему, то я вам обещаю: эту проблему решим мы».

4 Распечатать

Tarlan 15 июня 2016, 07:19

Такие эпическое заявления наверное возбуждают "электорат":-"Следственный комитет не хотят и не могут решить эту проблему, то я вам обещаю: эту проблему решим мы"!
Может следует сначала решить со следоками свою проблему, когда "закидали' не известно -чем и неизвестно- кто?
Кто это сделал Юпитер, Марс или слепая Фемида все "лица правозащиты перепутала" из за того, что "глаза были завязаны" и руки были заняты Весами Справедливости?
Одни члены ОПЧ с народом говорят членораздельно и дельные материалы выносят на обсуждения на страницах СМИ , а другие эпатажем и популизмом и лозунгами заняты....

3
Tarlan 15 июня 2016, 07:26

И это все о нем, об А. Каляпине- участника ингушского "штурма, шторма или шаурма". Мы так и не поняли до конца, что же это было? Следоки сообщают, что "не установлены....".

1

Оставить комментарий:

Наверх