22 октября
01 апреля 2015 2536 0

Правительство Грузии против президента?

Кабмин во главе с премьером проигнорировал ежегодный доклад Маргвелашвили в парламенте
Фото: kommersant.ru
Фото: kommersant.ru

usahlkaro Георгий Векуа Автор статьи

Последний день марта был выделен в парламенте Грузии для ежегодного выступления президента страны Георгия Маргвелашвили. Однако впервые за многие годы задолго до речи главы государства вокруг нее начались споры между сторонниками «Грузинской мечты» с одной стороны и оппозицией и частью экспертного сообщества — с другой.

Два обстоятельства наложились друг на друга. Во-первых, по Конституции Грузии с 2013 года президент уже не является главой правительства и исполнительной власти. А во-вторых, несколько месяцев назад президент Маргвелашвили рассорился с Бидзиной Иванишвили, который фактически и привел его на этот пост.

Поэтому правительство во главе с премьер-министром Ираклием Гарибашвили и парламентское большинство «Грузинской мечты» сделало все, чтобы принизить значение выступления президента в парламенте.

«Смешные и позорные» заявления членов правительства

Правительство вообще отказалось присутствовать в парламенте во время выступления президента и последующих дебатов фракций. Один из лидеров парламентского большинства Гиа Вольский объяснил это тем, что «было бы неправильно, если бы премьер, который является главой исполнительной власти, сидел в парламенте в статусе свидетеля и слушал выступление президента».

Скандальный представитель «националов» Акакий Бобохидзе язвительно заметил на это, что если бы Иванишвили позвал правительство в свою резиденцию в курортном поселке Уреки, «они бы бросились туда сломя голову».

Решение правительства проигнорировать выступление президента осудили и некоторые политики и эксперты. Например, лидер «Объединенных демократов» Нино Бурджанадзе назвала «смешными и позорными» заявления членов камбина о том, что они не поедут в парламент. По ее словам, это является неуважением к институту президента и вредит самому грузинскому государству. Глава Грузии в своем выступлении фактически повторил эту оценку.

Резкие заявления Бурджанадзе, возможно, вызваны тем, что Маргвелашвили несколько лет назад работал в ее фонде, хотя она обычно воздерживается от критики нынешнего правительства.

Выбор не подлежит сомнению?

Что касается самого выступления, в Грузии общественность и даже значительная часть экспертного сообщества с подачи Иванишвили и премьера Гарибашвили относятся к Георгию Маргвелашвили несколько легкомысленно: мол, это некий несерьезный человек, который стал президентом по воле случая, и его словам не надо придавать значения.

Хотя Маргвелашвили не обладает востребованной для грузинского политика «харизматичностью», он является органичным и высокопоставленным представителем грузинской прозападной политической элиты и имеет также международные связи. То есть нельзя считать, что его слова и действия исходят из его «капризов» или прихотей.

Вот и на этот раз в социальных сетях и на форумах в грузинском сегменте интернета появились довольно циничные комментарии о президенте и его выступлении, причем размещали их и сторонники, и противники правящей коалиции. Но само выступление Маргвелашвили содержало множество «месседжей», которые предстоит анализировать экспертам.

Перечислим лишь некоторые из них: грузинский лидер призвал парламентское большинство и меньшинство изменить систему выборов и отказаться от мажоритарной системы в пользу пропорциональной.

По словам президента, «для устойчивого развития Грузии необходима стабильная политическая система, которая обеспечит усиление политических партий – другими словами, политическая система европейского типа». Эту позицию поддерживают многие влиятельные неправительственные организации в Грузии, имеющие тесные связи с Западом. Дело в том, что мажоритарная система в условиях республики дает огромное преимущество правящей партии, которая почти гарантированно выигрывает в большинстве округов.

Таким образом, отмена мажоритарной системы снизит влияние правящей партии и повысит остроту политической борьбы, что может быть выгодно некоторым внешним силам. 

​Маргвелашвили предложил отказаться от мажоритарной системы выборов, которая дает огромное преимущество правящей партии

Президент Грузии также выступил в пользу разделения министерства внутренних дел на гражданское ведомство полиции и выделение из него службы безопасности. Он напомнил депутатам от правящей «Грузинской мечты» их предвыборное обещание разделить МВД на две части и выразил надежду, что этот процесс больше не будет задерживаться.

Коснулся Маргвелашвили и недавнего митинга «националов» — высоко оценил действия министра внутренних дел, который накануне акции встретился со сторонниками ЕНД и обеспечил проведение мероприятия «по современным западным стандартам».

При этом президент раскритиковал своего предшественника, который не смог «пройти тест»: «Саакашвили на сегодняшний день является частью украинского политического истеблишмента, и поэтому призывать к смене власти в Грузии не является европейской традицией».

Почти все выступление Маргвелашвили было построено вокруг защиты «европейских ценностей» и призывов не сворачивать с курса евроатлантической интеграции.

 Заседание паламента Грузии. Фото: eastbook.eu

«Прозападная политическая повестка дня, несмотря на некоторые различия, объединяет в этом парламенте и большинство, и меньшинство», – утверждал президент. Выступая вечером в политическом ток-шоу на телевидении, Маргвелашвили заявил, что «усиливаются голоса, ставящие под вопрос наш экзистенциальный выбор, которым является Европа и евроатлантическое пространство».

Судя по всему, Маргвелашвили имел в виду недавние громкие выступления бизнесмена и члена парламентского большинства Гоги Топадзе, который заявил, что стремление к НАТО ничего не дало и не дает Грузии — и надо присмотреться к другим интеграционным объединениям.

Слова Топадзе вызвали тогда возмущение среди «националов» и других прозападных партий, которые призвали руководство коалиции «Грузинская мечта» и самого Иванишвили определиться, куда они идут и на самом ли деле хотят интеграции Грузии в ЕС и НАТО. Гарибашвили двусмысленно посоветовал «не придавать значения» оценкам Топадзе — не поставив вопроса о его исключении из коалиции.

И теперь Маргвелашвили призвал к единству все прозападные политические силы в стране, чтобы не дать противникам европейского выбора воспользоваться раздробленностью и борьбой прозападных сил друг с другом, прямо не упомянув заявления Топадзе. Как видно, президент пока избегает жесткой критики правительства и правящей коалиции, чтобы не дать повода своим противникам обвинить его в провоцировании разногласий внутри парламентского большинства.

Отложенная интрига

Одновременно Маргвелашвили попытался сделать жест и в сторону России, заявив, что «сближение с НАТО не направлено против какой-либо страны». Он поддержал создание «Совместного центра обучения и оценок Грузии и НАТО», открытие которого запланировано в этом году.

Как известно, перспектива появления этого центра беспокоит власти России, Южной Осетии и Абхазии, которые видят в нем прообраз будущей военной базы Североатлантического альянса. Грузинская сторона утверждает, что там не будет вооруженных подразделений западных стран, но Москва не очень-то верит в эти заявления.

Представители оппозиционных партий выступили с оценками речи Маргвелашвили и его призывов. Один из лидеров «националов» Тариел Лондаридзе призвал президента укомплектовать кризисное правительство и до новых выборов взять управление страной на себя.

Другие депутаты «националов» раскритиковали Маргвелашвили за то, что тот «говорит полуправду: перечисляет проблемы, но не говорит о том, чем они вызваны». По мнению оппозиционеров, корень всех проблем Грузии — в том, что страной управляют не институты, партии или даже правительство, а «один человек, который идет совсем в другом направлении, чем европейская интеграция».

Выступление президента Маргвелашвили в парламенте сохранило интригу, которую давно обсуждают в грузинских политических и экспертных кругах: пойдет ли он в открытую оппозицию к «Грузинской мечте» и встанет во главе, например, объединения части «националов», республиканцев и «Свободных демократов» (т.н. прозападные партии).

Пока потенциальные участники этого альянса не спешат раскрывать карты и ждут приближения новых парламентских выборов, а также пытаются выжать политические дивиденды из экономического кризиса, который охватил большую часть постсоветского пространства.

0 Распечатать

Наверх