24 сентября
16 апреля 2015 5467 3

Порядок «сорвавшихся пушек»

КАВПОЛИТ продолжает дискуссию «Северный Кавказ: идеальный шторм» 
Фото: santar.35photo.ru
Фото: santar.35photo.ru

usahlkaro Иван Сухов Автор статьи

По условиям дискуссии, инициированной на КАВПОЛИТе старшим научным сотрудником РАНХ и ГС Денисом Соколовым, в этом тексте рассматривается вероятность коллапса существующей государственной машины на Северном Кавказе. Поскольку такая вероятность оценивается как отличающаяся от нуля, к обсуждению предлагаются также возможные последствия гипотетического коллапса и меры, которые могут быть направлены на то, чтобы его избежать или хотя бы минимизировать последствия.

Вероятность «идеального шторма»

Под «идеальным штормом» мы понимаем сценарий обвала государственной институциональной рамки, то есть конструкции суверенитета, системы нормативного регулирования и обеспечивающей ее машины принуждения.

Такая вероятность для Северного Кавказа существует. При том, что значительная часть проблем Северного Кавказа идентичны проблемам других регионов страны, именно на Северном Кавказе уже сейчас очевидны зоны ослабления или даже исчезновения институциональной ткани государства.

Региональным и федеральным чиновникам, как отметил Денис Соколов, удается не без успеха поддерживать видимость целостности и даже могущества государственной власти.

На самом деле их усилия уже сейчас сконцентрированы главным образом на поддержании системы взаимозависимостей, существующей за рамками российского права и основанной на неформальных связях, по отношению к которой они являются бенефициарами.

Строго говоря, при видимости сохранения институтов государства Северный Кавказ, возможно, дальше других регионов страны продвинулся по пути восстановления гоббсианской анархии, неизбежной при крушении конструкции ранее действовавшего социального контракта и фактического исчезновения суверена.

На сегодняшний день нет никаких предпосылок для того, чтобы эта тенденция сменилась на противоположную. 

Северный Кавказ дальше других регионов страны продвинулся по пути восстановления гоббсианской анархии

Качество государственного сервиса неуклонно снижается. Уровень издержек гражданина или юридического лица при попытке решить любую повседневную проблему при помощи государственных или муниципальных структур растет обратно пропорционально эффективности того содействия, которое эти структуры в состоянии оказать.

Это тот поток, который продолжает ежедневно размывать фундамент социального контракта и, соответственно, увеличивать вероятность окончательного обрушения рамки государства.

Процесс сопровождается неснижающимся – или, как показывает статистика «Кавказского узла», незначительно снижающимся, в том числе по причине эффекта «выжженной земли», насилием.

Насилие придает ситуации черты гражданской войны, или «войны всех против всех», уже не в метафорическом, а во вполне буквальном смысле.

Почему усиливается ветер?

Пока предпосылок, способных изменить ситуацию «к лучшему», то есть в сторону возобновления ранее действовавшего социального контракта и реставрации государственных институтов до степени работоспособности, не видно.

Но существует ряд вызовов, которые в состоянии усилить негативные тенденции, то есть, грубо говоря, увеличить скорость распада.

Две из них имеют внутриполитический характер, одна – условно внешний.

Речь идет, во-первых, об очевидном резком ухудшении экономической конъюнктуры, позволявшей российскому правительству рассматривать Северный Кавказ как один из безусловных приоритетов в списке объектов расходования средств государственного бюджета.

Отсюда непосредственно вытекают проблема сокращения ресурсов, доступных для перераспределения между местными группами интересов, и рост конфликтности между ними, то есть усиление интенсивности «войны всех против всех».

Во-вторых, существует проблема уязвимости де-факто сложившейся в течение последних полутора десятилетий системы власти, основанной на личной взаимной лояльности главы государства и региональных лидеров.

Министр по делам Северного Кавказа Лев Кузнецов и глава Чечни Рамзан Кадыров. Фото: tvzvezda.ru

Такая система может быть локально эффективна — в том числе и для поддержания режима если не мира, то ограниченной войны — лишь до тех пор, пока в описывающем ее уравнении сохраняются обе константы: фигура главы государства и фигура регионального лидера.

В ситуации общего роста турбулентности становится особенно очевидно, что эта персоналистская система не имеет никаких аварийных контуров. Исчезновение любой из констант создает высокий риск ее полного обрушения.

Грубо говоря, Чеченская Республика под управлением Рамзана Кадырова, как бы то ни было, не является территорией полномасштабного военного конфликта, какой она была 15 лет назад, и представляет собой скорее специфический образец успеха, чем мотор региональной дестабилизации.

Возможно, слова «специфический образец успеха» относятся больше к самому Рамзану Кадырову, чем к Чеченской Республике как таковой. У нас нет оснований для достоверного прогноза, как именно изменится политическая конфигурация Северного Кавказа, если константа Кадырова перестанет быть константой, но изменения неизбежны.

В-третьих, речь идет о Северном Кавказе в контексте «Большого Ближнего Востока», в систему которого регион де-факто включен, хотят этого или нет кремлевские специалисты по геополитике. 

Северный Кавказ де-факто включен в систему «Большого Ближнего Востока»

Последние полтора года показали, что Северный Кавказ – или по крайней мере значительная часть живущих там людей — не проявляет интереса к тому, что официальные СМИ и «формирующие» соцопросы презентуют как общенациональную повестку дня в связи с присоединением Крыма, событиями в Киеве и войной на Востоке Украины.

Если Крым и волнует жителей Северного Кавказа, то в основном с точки зрения изменения статуса живущих на полуострове мусульман и чувства солидарности с теми из них, кто подвергается дискриминации и давлению.

В остальном новости из Газы, Мосула, Бенгази и Саны для Северного Кавказа имеют очевидно большее значение, чем новости из Донецка, Луганска и Дебальцева – даже несмотря на присутствие там, по обе стороны линии фронта, некоторого контингента комбатантов с Северного Кавказа.

Ближний Восток для Северного Кавказа во все возрастающей степени становится не менее, а возможно и более важным, чем Россия, «окном» для социализации в глобализирующемся мире.

Конъюнктура момента такова, что сейчас это «окно» в значительной степени сужено до канала обмена идеями и человеческими ресурсами между северокавказскими джихадистскими сообществами и «Исламским государством».

Присяга боевиков «Имарата Кавказ» лидеру ИГ, ноябрь 2014 г. Фото: youtube.com

Нет никаких оснований предполагать, что интенсивность этого обмена снизится в ближайшей перспективе.

Зато при сохранении тенденции к ослаблению рамки российского государства и возможном обрушении этой рамки, такой обмен может трансформироваться в инструмент «проекции» практик ИГ на Северный Кавказ.

Кроме ИГ, существуют и другие конфликты, которые могут быть трансплантированы на Северный Кавказ. Например, резко усиливающаяся в связи с прогрессом в переговорах между Ираном и «шестеркой» и войной в Йемене напряженность между шиитами и суннитами.

В целом, не стоит сбрасывать со счетов тот факт, что по прямой от Махачкалы или Грозного в полтора раза ближе до сирийско-иракского пограничья, чем до Москвы.

Что оставит шторм?

Из новой и новейшей российской истории известно, что сила и характер шторма в значительной степени определяются тем, что происходит в метрополии.

Запас прочности и гибкости существующего в России политического режима в целом оказался более существенным, чем это могло показаться год назад. Но перемены неизбежны – хотя бы в силу специфической уязвимости персоналистской системы власти. 

Перемены неизбежны – хотя бы в силу специфической уязвимости персоналистской системы власти

Характер, время наступления пика и продолжительность шторма на Северном Кавказе будут, как и в прежних фазах российской политической трансформации, зависеть, во-первых, от характера изменений в Москве, во-вторых, от того, как будет меняться конфигурация мнений по поводу Северного Кавказа внутри находящихся у власти групп и всего общества в целом.

Зависимость, впрочем, может быть и взаимной. В этом смысле высокая вероятность – если не сказать, неизбежность — шторма на Северном Кавказе увеличивает и вероятность изменений в метрополии.

Разумеется, без гарантии того, что эти изменения окажутся к лучшему для самой метрополии и для Северного Кавказа.

При этом уже в нынешней предгрозовой ситуации на Северном Кавказе – вероятно, в силу ряда факторов более, чем где бы то ни было еще в России – проступают черты общественного порядка, формирующегося там, откуда уже де-факто отступило государство.

Несмотря на то, что в некоторых локациях этот альтернативный порядок уже в значительной мере формирует повседневный обиход сообщества, черты его в целом пока еще достаточно разрознены и размыты.

Поэтому представляется, что определить его – будь то как «низам», или «шариат», или сочетание местного обычного и шариатского права и правоприменения – пока затруднительно.

С другой стороны, есть основания предполагать, что эта стихийно складывающаяся система регулирования — ответ местных сообществ, находящихся на сложном пути трансформации традиции в (пост)современность, на отступление государства, — становится своеобразным участком твердой суши в море гоббсианской анархии.

В то же время нельзя не заметить, что социальный контракт, который якобы разрушается в процессе деформации и — местами — исчезновения российских институтов, на самом деле никогда не был заключен.

В отличие от советского государства, так или иначе опиравшегося на широкий общественный консенсус, современная Россия после крушения этого советского консенсуса была переучреждена лишь формально.

Никто ни с кем никогда в течение 25 постсоветских лет не обсуждал широко и тем более не приходил к согласию, каким должно быть новое российское государство, к какой цели оно должно стремиться и какими средствами этой цели достигать.

Российская Федерация как государство не базируется на консенсусе своих граждан, социальный контракт отсутствует.

Российская Федерация как государство не базируется на консенсусе своих граждан, социальный контракт отсутствует

Этот факт отчасти объясняет ее все более очевидную институциональную дисфункцию. Этот же факт делает бессмысленными усилия, направленные на сохранение разрушающейся институциональной структуры во что бы то ни стало.

Пытаясь спасти то, что никогда не существовало, мы имеем дело с фундаментальной ошибкой целеполагания. Это неизбежно приводит к тому, что попытки альтернативной самоорганизации сообществ воспринимаются не как ростки нового реального социального контракта, а как угроза сложившемуся порядку вещей.

В результате усилия, направленные на сохранение разрушающегося порядка, наращиваются, но по мере роста их стоимости, выраженной не только в растущих сметах силовых структур, но и в бесконечно удлиняющихся списках жертв, не становятся более продуктивными.

В ситуации шторма наиболее рациональный сценарий требует убрать с палубы все лишнее, надежно закрепить все опасные предметы и проверить готовность экипажа по команде капитана сплоченно работать с рулевым управлением и парусами.

Очевидно, например, что полууправляемые силовые структуры, эффект деятельности которых сомнителен, в такой ситуацией сравнимы с корабельными пушками, сорвавшимися с лееров и носящимися по раскачивающейся верхней палубе.

Но именно «сорвавшиеся пушки» все еще остаются основным агентом метрополии на Северном Кавказе.

Сходную роль играют и региональные элиты, заинтересованные не в живучести корабля, сохранности груза и безопасности экипажа, а в максимальной пролонгации нынешней предгрозовой суеты, в которой они все еще пытаются сохранить положение бенефициаров.

Достаточно очевидно, что среди мер, направленных на успешное преодоление шторма, должен быть поиск нового формата согласия с командой.

Это подразумевает отказ от концентрации ресурсов и усилий на поддержании разрушающегося порядка и подавлении любой альтернативы. И поиск нового консенсуса «с экипажем», в среде которого есть группы, если и не способные пока организованно выступить как сознательный заказчик и агент преобразований, то, безусловно, заинтересованные выжить в шторме.

Полууправляемые силовые структуры все еще остаются основным агентом метрополии на Северном Кавказе

Каким бы ни оказался постгрозовой пейзаж отношений между метрополией и Северным Кавказом, опору и несущие конструкции будущей социальной структуры уже сейчас целесообразно искать не в среде коррумпированных временщиков в погонах и без, а в среде людей, заинтересованных в выживании и процветании своих сообществ.

Эти сообщества, в том числе более заинтересованы в исключении проекции на Северный Кавказ политических и социальных практик «Исламского государства» и любых других ближневосточных экстремистов, чем субъекты сложившегося на сегодняшний день «рынка насилия», которые в случае такой проекции лишь получат основания для увеличения сметы.

Что касается крепления на качающейся палубе опасных предметов, то это прямо относится к разрешению существующей на Северном Кавказе цепочки конфликтов, связанных главным образом со спорными и неурегулированными правами на землю, позиционированных при этом как этнические и отчасти ставших таковыми.

Мы не знаем, сколько надвигающийся шторм оставляет нам времени на их разрешение по существу – достаточно ли его, например, для постановки вопроса о полномасштабной земельной реформе или хотя бы для понимания, насколько она возможна в ситуации «шагреневой кожи» российского институционального пространства.

Но очевидно, что чем дальше мы успеем продвинуться на этом пути, тем ниже будет уровень угрозы неконтролируемой эскалации насилия, когда штормовой ветер задует в полную силу.

Инструментов для решения каждой из ситуаций достаточно даже в условиях разрушения сложившегося порядка.

Вопрос почти всегда в том, что агенты, без которых такое решение пока еще невозможно, предпочитают заботиться о максимальной пролонгации собственных текущих выгод, а не о безопасности на палубе в бурю, избежать которой едва ли получится даже при самом удачном стечении обстоятельств.

1 Распечатать

SMEH SMEH 17 апреля 2015, 00:40

Россия(Русь) периодически "коллапсирует" со времён своего зарождения.
Причём, за всю историю, некое подобие народовластия было только в Новгороде, да не выжило.
Теперь, когда уже г.Путин "сколлапсирует", лучший вариант, если Европейская часть Империи призовёт опять европейских "варягов" или американских, как самых близких по менталитету, обезлюдивший восток страны Китаю отвалится. А Кавказ на половину эмигрирует, а оставшиеся погрязнут в войне все против всех.

Как альтернатива развалу- новый Федеративный договор, народовластие через референдум, но вероятность такого исхода уменьшается с каждым годом. Грустно,,, но русский этнос деградировал необратимо, а без него и страны уже не будет.

0
Tarlan 17 апреля 2015, 05:16

По свершению цикла статей- прогнозов, становится совершенно очевидным мнение автора, что Россия очень хотела владеть землями и народами Кавказа, но так и не научилась управлять этими народами, кроме как по принципу:- "пушки стреляют-разрывая свои две головы Державного Орла между Востоком и Западом. Эта двойственность "пушечной стрельбы мимо Цели" политики России в отношении народов Кавказа почему то постоянно присутствуют во всех аналитических материалах! Почему то нет оценки значения этих земель и народов для России как неизбежного и законе мерного фактора присутствия. Вместо этого вдалбливаются необходимость предстоящего в новом веке политики на их саморазрушение и ликвидации всяких упоминаний об их роли в истории становления и формирования русского государства и империи. Может в том были и есть корень многих ошибок русско - кавказской политики. Это же каким "зомбированными политикой" надо быть, чтобы аналитики такого уровня, как Д. Соколов рассуждали об извечном предрасположение народов Кавказа к Востоку и их потенциальной враждебности Западу и западным ценностям. Как можно было забыть о том, что восток и запад сошлись на Кавказе задолго до упоминаний историков о русах? Как можно было забыть о том, что ни одна Восточная угроза не проходила на север, без того, чтобы народы Кавказа не сдерживали их напор и не погибали в жесточайших сражениях с ними? Если даже возьмете только первое тысячелетие, как можно было не заметить роль печенегов, торков- берендеев, кипчак, хазар и половцев в становлении так называемой Киевской Руси и русского Московского Государства? Одно дело, что любые упоминания о них оскрбляют русскую память. Но почему это должно происходить? Тогда не понятно отчего такая не любоаь к ним и такая любовь к театонским рыцарям, латам, шляхте, немчуре, французам, англичанам? Слушай эксперт, за 1 тыс лет завеваний в южных степях и за 240 лет царствования Орды не было вывезено столько золото, загублено жизней и унано в рабство, сколько за 1917-22 гг и за 1941-45 гг. в Англию и США в годы революции и в ягерманию в годы яотечественной войны. Почему вы об этом так бымхстро забываете- это вот рядом, всего 70 лет прошло. А вы нам тут опять поёте "про историческую связь Кавказа с Востоком"? Вы что имеете в виду: типаж лица, генный код, кровь? так с этими вещами у нас кавказцев полный порядок. потому мы и самосохранились, что были очень шепетильны в вопросах "гененной инженерии." Вы нам скажите честно, тысяча летние жертвы народов Кавказа и их роль того исторического русского Щита в южных степях и горах против Восточных угроз для русских княжеств в начале первого тысячахелетия были напрасными? Или же вообще на Кавказе и южных степях ничего не было кроме "дикого поля" и русских витязей, сеявших здесь "доброе и вечное"? Теперь не только русские, да и сами народы Кавказа нередко отождествляют себя потомками тех или иных народов и тем ещё больше запутывают клубки нитей истории. Но история это не нити на вертеле, как захочешь, так из не растянешь. История ни прямые линии на черно белой карте местности. Это скорее могучие волны- сменяющее друг друга и лабиринты, из которых дано было выбраться лишь не многим. Именно они- выжившие в этих лабиринтах истории и начинали создавать новую свою историю и творить его, сохраняя в памяти воспоминания о своих далёких предках- предыдуших "волнах". Но те ушли из истории, многие безвозвратно. Если до русских не добрались хунны- благодарите народы степей и гор Кавказа и их жертвы. Да, и они героически сражавшиеся и побежденные составили часть войск гуннов и пошли с ними в Европу и там есть их следы. Если печенеги не овладели всеми просторами русских степей благодарите свои связи с половцами, с опорой на которых вы боролись с печенегами и одновременно торками- берендеями . Если вы боролись с хазарами, вспомните как вы использовали конницу половцев против них и не отрицайте того, что вы с печенегами боролись 150 лет, 150 лет с торками, более 170 лет с булгарами, 200 лет с хазарами- сведения о которых вы стёрли со всех своих летописей. Вы даже пытаетесь отрицать тот факт, что вы не смогли оказать сопротивления монголам и всю тяжесть войны с ними взвалили на половцев, зато монголы практически уничтожили ваших союзников в степях и вы после нескольких сражений практически попали под власть орды и исправно 240 лет платили дань орде. В это время народы Кавказа продолжали с ними сражаться и погибать в тылу ваших врагов.после первой статьи тут некоторые упрекнули меня в том, что "опять монгол вылез." Наверно потому и вылез, чтобы напонить вот таким невеждам, что нельзя так безответствеенно относиться к своей собственной истории. а вот монгольские корни нада искать не во мне, а в себе- за 240 лет всякое может быть и к тому же те монголы, которые пошли по северному маршруту, типичные портреты рыжеволосых и голубоглазых потомков половцев и моголо-Русов 13-15 вв. Вы сегодня попрекаете народы Кавказа тем, что они "определённы в своей Восточной ориентированности'? А вы не поленитесь поднимите свои же древне славянские летописи. Среди народов Кавказа уже тогда были народы исповедующих ханифию- единобожие ( не иудаизм, как указывают ваши историки). Были с первого века исповедующие христианство и другие языческие верования. Что же тогда русские князья, хотя бы в 7-8 веках не пришли на подмогу своим кавказским братьям в борьбе с арабами, вторгнувшимися в их земли? Они их оставили лицом к лицу с с теми, кто пришел с оружием. Ни познали вы этих 300 лет боев и сражений с арабами и 250 летнюю борьбу с ордой монголов. Они от вас отстали тогда, когда потерпели сокрушительнве поражения в других театрах войн. А вы как всегда, были заняты собой- междоусобицами и продолжали борьбу за ярлык от монгольских ханов за право сбора дани и именно из за размера этой дани, которая даставалась князьям, они и подняли народ против монголов. Так что не о народе шла ресь- а о том, чтобы князья могли всю дань оставит себе. После распада Орды -монголов, размер этой дани от крестьян и посадского люда возрасли от 3 до 5/7 раз и на это указывают ваши же летописи. Ни Тимур, ни Надыршах, ни турки сельджуки, не нанесли и не могли нанести русским такого урона и невосполнимых потерь, которые они нанесли народам Кавказа. Ни в одном из генеральный сражений с ними русские князья не приняли никакого участия! Вы говорите о нашей ориентированности на Восток? С каких это пор, империи персов, арабов, монголов, турков стали для вас западными и как вы можете отрицать того, что именно народы Кавказа неустанно сражались с этими восточными деспотиям? Впрочем, также сражались и деспотичным царским режимом на Кавказе, начиная от Ивана Грозного, против которого другие русские князья и посадские люди и пикнуть не могли. Мы вообще не говорим о событиях 19 века или начале 20 века, когда народы Кавказа противостояли туркам и англичанам.. и это всё и есть история народов Кавказа и она написана кровью наших и ваших доблестных предков не сегодня, что бы вы нас упрекали в "восточной ориентированности".. Даже сегодня этой статьей вы только подтверждаете, что все эти последних 2 тыс лет вы смотрите на Кавказ глазами Киевских и Московских князей, царей и императоров, как нечто чужеродное на государственном теле России. Она может не больше, но ничуть не меньше НАШЕ, чем ВАШЕ. Прежде чем писать такие прогнозы, не помешало бы внимательно изучить то, что нас объединяли за последние 2 тыс лет, чем искать бревно в чужом глазу. После таких публикаций всегда вспоминаю одну пословицу: "Иуда не может не предать. Это предопределено для него Богом". Зря вы забываете, что об Кавказ спотыкались многие сильные мира сего за последние -5-10 тыс лет и теряли не только Троны и Скипетры. Хватить искать "черную" кошку в темной комнате. Пора выйти на свет и посмотреть на мир своими глазами, а не из под прицела "сорвавшихся пушек"! Так и вы кремлёвские аналитики: хорошо хоть нам глаза открываете, об ингредиентах той предательской похлёбки, которым вы тут поите голодный и не очень разборчивый с пище народ. Очередной рецепт от "эксперта" по предательству народов Кавказа готовите, пусть "пипл"- хватает ? Наверно поэтому так часто Москва под себя и "поворов- аналитиков" и 'шеф - поворов"- продажных руководителей- сановников, подбираете, чтобы легче было убедить народ на фоне их беспредела? Тогда при чём здесь Воток или Запад? Не они же их назначили и не они проводят эту политику выталкивания кавказцев из Кавказа на Восток.. Сами туда и езжайте, раз всё мечтаете стать второй Визанитией! Мы свою дорогу в Мекку и без всякой " политической ориентированности" обязаны знать и для этого совершаем ежегодный хадж и не обязаны идти туда "военным походом" для поиска добычи и "места под солнцем". Смотрите, сами потом не отравитесь и не ПОДАВИТЕСЬ при дегустации своей Отравы.

4
Max Genar 17 апреля 2015, 13:55

Согласен с Тарланом, память человеческая коротка и тонка, сужу по чеченцам и в общем по кавказцам.

2

Оставить комментарий:

Наверх