07 июня 2757 1

Полетят ли головы после потопа

Какие уроки власти Ставрополья извлекут из стихийного бедствия
Фото автора
Фото автора

usahlkaro Антон Чаблин политолог, журналист

Ущерб от паводка на Ставрополье составил почти 2,5 млрд рублей, и эта цифра не окончательная. Завершить все восстановительные работы обещают не раньше осени, а выдача жилищных сертификатов лишившимся крова (их более 700) и вовсе растянется до конца года. Людей очень волнует: кто и когда накажет чиновников, прошляпивших чудовищный катаклизм.  

Смыло посевы с 18 тысяч гектаров

На Ставрополье подсчитывают ущерб от стихии, которая обрушилась на регион в ночь с 23 на 24 мая: в 19 населенных пунктах за считаные часы затопило 1650 дворов и подворий, откуда были эвакуированы более 3,5 тысячи человек. Вода добралась до нескольких детских садов в Невинномысске и Железноводске, рухнули три дамбы – на прудах в селе Гражданском, станице Суворовской и хуторе Сухозерном.

Как заявил на краевом оперативном штабе по ЧС губернатор Владимир Владимиров, ущерб от стихии предварительно оценивается в 2,4 млрд рублей – это стоимость разрушенных объектов инфраструктуры и домов. Ущерб для сельского хозяйства составил порядка 200 млн рублей: по подсчетам краевого Минсельхоза, на частных подворьях погибло более тысячи голов скота и свыше 7000 пернатых (кур, уток, гусей, перепелок, фазанов и индюков), смыто несколько пасек.

Компенсации жителям Ставрополья, чье имущество пострадало от наводнения, составят 10-100 тысяч рублей в зависимости от ущерба

Затопление коснулось 12 районов, в том числе Кочубеевского и Георгиевского, а также Минераловодского округа. Подтоплено 10,5 тыс. га угодий, полностью смыты посевы на 7,8 тыс. га, причем большая часть затопленных угодий была под озимой пшеницей, кукурузой и подсолнечником.

Когда эти земли очистят от ила, грязи и нанесенного водой мусора, сюда пересадят более поздние культуры. Из-за огромного ущерба даже было решено сдвинуть жатву на Ставрополье на полмесяца – небывалое дело, но убирать урожай начнут в конце июня.

Подворья расчищают 5 тысяч человек

По всему Ставрополью работает 160 комиссий по оценке ущерба: они должны подсчитать, на какой размер компенсации могут претендовать подтопленцы. Уже сейчас почти 6 тысяч человек из 8 тысяч пострадавших получили минимальные выплаты по 10 тысяч рублей, 170 человек – по 50 тысяч рублей за частично утраченное имущество и еще около 200 человек – по 100 тысяч рублей за полную утрату собственности.

Эти деньги выделяются из краевого бюджета, для чего в резервный фонд правительства Ставрополья дополнительно перечислили 750 млн рублей. Чтобы их можно было тратить таким образом, депутаты на внеочередном заседании приняли поправки в краевой бюджет и закон «О мерах социальной поддержки отдельных категорий граждан».

Расквартированным в крае курсантам МЧС выдавали продукты, которые местные жители собрали в виде гуманитарной помощи подтопленцам

Деньги деньгами, а вернуться домой люди не могут: в пострадавших селах продолжают откачивать воду и убирать мусор, расчищают частные подворья и огороды, ремонтируют ливневую канализацию и дорожное покрытие.

К ликвидации последствий стихии на Ставрополье привлечены почти 5,4 тысячи человек и 1,6 тысячи единиц техники. Своими силами спасатели края обойтись, конечно, не могли, и сразу после паводка к ним на помощь перебросили сотрудников МЧС из Ростовской области, а также курсантов трех вузов МЧС – Академии гражданской защиты, Академии государственной противопожарной службы и Воронежского института Государственной пожарной службы.

При расчистке завалов в садоводческом товариществе «Автомобилист» (близ Минеральных Вод) спасатели обнаружили тела 52-летнего мужчины и его 57-летней супруги – как потом выяснилось, они отказались от эвакуации, опасаясь мародеров…

Кто экономит на спасателях?

Благостную картину слаженной работы чиновников и спасателей, которую рисуют официальные СМИ, портят свидетельства местных жителей. В частности, правозащитник из Изобильненского района, помощник депутата краевой думы Виктор Шатерников рассказал, что расквартированных в крае курсантов МЧС практически не кормили – выдавали продукты, которые местные жители собрали в виде гуманитарной помощи подтопленцам.

Интересно, сообщили ли об этом факте министру по чрезвычайным ситуациям Владимиру Пучкову, который в минувшую субботу побывал на Ставрополье и вместе с губернатором Владимировым посетил два наиболее пострадавших от паводка села – Левокумку и Первомайское.

Устроят ли после разбора завалов «разбор полетов», чтобы выяснить, кто из чиновников прошляпил катаклизм?

По итогам поездки Пучков поставил краевым властям оценку «хорошо» и дал жесткую установку: не позднее 30 сентября разрушенные здания и инфраструктура должны быть восстановлены, а компенсации всем пострадавшим от паводка (по 10-100 тысяч рублей в зависимости от ущерба) – выплачены.

Почти 700 домов в затопленных селах признаны непригодными для проживания, их владельцы получат жилищные сертификаты, оформление которых, как обещал Владимиров, полностью завершится до конца 2017 года.

Безусловно, для подтопленцев эти вопросы самые важные. Но ставропольцев, чье жилье не пострадало от паводка, больше интересует другое: не нанесет ли стихия удар в другом конце региона? И устроят ли после разбора завалов «разбор полетов», чтобы выяснить, кто из чиновников прошляпил катаклизм? Да и вообще, можно ли было предотвратить наводнение?

Эти вопросы КАВПОЛИТ задал председателю регионального отделения фракции «Зеленая Россия» партии «Яблоко» Валерию Ледовскому.

– После паводка жители Минераловодского района стали писать в соцсетях: наводнение было столь катастрофическим потому, что русла рек не чистились годами, они заилены и замусорены. Как вы думаете, последуют ли жесткие кадровые выводы в отношении халатных чиновников?

– История показывает, что серьезных кадровых решений не последует. Тут вопрос политический. Не забывайте, что у нас начинаются два цикла предвыборных периодов – муниципальные выборы в сентябре и президентские в марте.

Чиновники воспринимают себя как временщиков: их обычно не интересует, какое наследие останется, когда они сменят место работы

Как и в любой другой сфере хозяйства, законодатели не входят в соответствующие проблемы глубоко, а пытаются принять какие-либо запретительные меры, которые, во-первых, плохо работают, во-вторых, не воздействуют на причину, а в-третьих – увеличивают социальную напряженность.

– Председатель Минераловодского горсовета Александр Зубач на совещании заявил, что последствия новых паводков можно было предотвратить, вовремя проведя берегоукрепительные работы (в первую очередь в районе заказника Дебри). Так и хочется спросить: а почему этого не сделали?

– Я внимательно следил за всеми заявлениями политиков по поводу паводка. И у меня сложилось четкое впечатление: ответственные чиновники просто не обладают необходимыми компетенциями, не планируют свою работу. Нет системного подхода!

Эти чиновники воспринимают себя как временщиков, – думают, как сделать так, чтобы с наименьшими финансовыми и умственными затратами уменьшить ущерб (в основном, информационный). А какое наследие останется после того, как они перейдут на новое место работы, их обычно не интересует.

Давайте будем честны: власть для того и нужна, чтобы решать государственные проблемы – как текущие, так и экстренные

Это мы видели, например, когда был период постоянной смены губернаторов Ставропольского края. Каждый новый говорил о том, что текущие проблемы ему достались от предыдущих губернаторов. И при этом сохранялась какая-то переходящая преемственность, как я бы выразился, некоторая «лояльность» новых губернаторов старым. То есть решения предыдущих глав регионов, какими бы они ни были плохими, как правило, не отменяются последующими. То же самое, кстати, происходит и на муниципальном уровне.

– Краевой Гидрометцентр отчитался: таких обильных дождей, как в нынешнем мае, не было полвека. Этот аргумент приводят чиновники в свою защиту: мол, стихия, как с нею совладаешь…

– Ну давайте будем честны! Власть для того и нужна, чтобы решать государственные проблемы – как текущие, так и экстренные.

– А наши чиновники привыкли искать «стрелочников»…

– И не только на Ставрополье. Вспомните недавние наводнения на Дальнем Востоке. Были предприняты колоссальные усилия, чтобы уменьшить ущерб. Но я не слышал в новостях, чтобы были привлечены специалисты – гидрологи, экологи, градостростроители – для выработки каких-то новых регламентов, новых стратегий. А ведь эту работу необходимо проводить постоянно!

У нас реки по краю переливаются периодически. Например, я в детстве и юношестве проводил много времени в селе Арзгир на берегу реки Чограй. И раз в несколько лет уровень воды там поднимался достаточно высоко, иногда даже затапливая близлежащие дома.

– Но снова возникает вопрос: а можно ли предотвратить стихию? Вспомните, прошлым летом затопило даже Вену и Париж. А уж их мэрии, наверное, в бездеятельности никто не обвинит…

– Вопрос вот в чем. Сейчас человечество обладает инструментами анализа информации обо всех изменениях в природной среде: она должна собираться, анализироваться, и на этом основании составляться прогноз.

Должны создаваться новые геоинформационные системы. На базе собираемой в этих ГИС информации и получая текущую динамику необходимых параметров с мест, можно более точно прогнозировать неблагоприятные явления.

Если есть хотя бы мизерная вероятность прорыва дамбы, необходимо эвакуировать людей. Ничего страшного, если прорыва не произойдет

Решить те проблемы, о которых мы говорим, невозможно без полноценного ремонта гидротехнических сооружений и очистки русла рек в крае. Также необходимо строить отводные каналы. Понятное дело, на это нужны бюджетные средства, которых сейчас в достатке нет. Но, как говорится, скупой платит дважды: затопления, как мы видим сейчас на примере Минераловодского округа, приводят к гигантскому имущественному ущербу и гибели людей.

– Как вы оцениваете ситуацию вокруг Отказненского водохранилища? Такое впечатление, что над жителями Советского района просто поставили эксперимент: то объявили эвакуацию, потому что плотина вот-вот рухнет, то экстренно отменили, то снова объявили… Разве это государственный подход?

– То, что людей дергали, держали в неведении, – это худшее, что вообще может быть в такой ситуации, особенно учитывая возможный прорыв дамбы водохранилища. Понятно, что прорыв дамбы связан с куда более существенными разрушениями, чем при разливе рек.

Можно вспомнить тот же Крымск, когда СМИ поначалу существенно занижали количество человеческих жертв, а общественных волонтеров перестали свободно допускать к местам, где необходимо было оказывать гуманитарную помощь.

В случае с Отказненским водохранилищем вдвойне справедлива та самая пословица: скупой платит дважды

Поэтому если есть хотя бы мизерная вероятность прорыва дамбы, необходимо эвакуировать людей. Ничего страшного, если прорыва не произойдет. Спасти жизни важнее.

В случае с Отказненским водохранилищем вдвойне справедлива та самая пословица: скупой платит дважды. Дамбе уже давно требуется капитальный ремонт. Возникла опасность, ее временно подлатали, стихия ушла… И все облегченно выдохнули.

Но ведь эта проблема снова ляжет на плечи будущим чиновникам, при работе которых – может, лет через пять, а может, через двадцать – подобная ситуация повторится. И тогда, думаю, такими временными мерами уже не обойтись. 0 Распечатать

Сафар 08 июня 2017, 20:22

Если после каждого дождя будут лететь головы, то на каждый дождь голов не хватит!)))
Дожди это -милость Всевышнего.
Может дело не явления Милости, а в немилосердном, воровском отношении чиновников к мерам по защите пойм рек и водостоков?)))

0

Оставить комментарий:

Наверх