21 января
22 декабря 2016 4249 0

Почему убивают дагестанских журналистов?

В Махачкале почтили память 20 погибших журналистов, обсудили разработку будущего одноименного памятника и подумали, что делать дальше…
Фото: gazeta.ru
Фото: gazeta.ru

usahlkaro Людмила Магомедова Автор статьи

С 1991 года в России отмечается День памяти погибших журналистов.
Дагестан, наверное, один из тех регионов, который потерял за последнее десятилетие большое количество светлых умов, незаурядных личностей, людей, которых не забудут, потому что они навсегда останутся в истории региона. Это журналисты ведущих печатных изданий, телевидения, радиостанций, известные публицисты, министры, руководители пресс-служб.

Сегодня их с нами нет. Эта тема особенно болезненна для республики, потому как расследовано убийство только одного журналиста, и то не до конца.

По традиции в уютном махачкалинском пресс-кафе собрались близкие и родственники погибших журналистов, главные редакторы печатных изданий, представители других ведущих СМИ Дагестана, чтобы вновь почтить память усопших, обсудить проблемные точки, которые актуальны по сей день.

В очередной раз встречу инициировал председатель Союза журналистов Дагестана и главный редактор аварской газеты «Истина» Али Камалов.

Он рассказал, что удалось сделать за этот год Союзу и какие планы намечены на ближайшее будущее.

Али Камалов. Фото: kavkaz-uzel.ru

Первым пунктом, который обозначил Камалов, была названа успешная развязка по делу об убийстве главного редактора газеты «Согратль» и ответственного секретаря газеты «Истина» Абдулмалика Ахмедилова.

Убийцы осуждены. Одного приговорили к 10,5 года лишения свободы, другого – к восьми годам. Двое фигурантов дела находятся в бегах.

Вторым вопросом, который шел красной нитью через все мероприятие, стало обсуждение разработки проекта памятника журналистам, погибшим при исполнении служебных обязанностей.

Мемориальный комплекс строится в Белоруссии совместно с московскими архитекторами. Это будет 16-метровая стела из нержавеющего металла.

По предварительным расчетам, на проектирование, изготовление и установку памятника уйдет около 7 млн рублей (или более 102,5 тысячи долларов). Пока на эти цели средств никем не выделено.

О строительстве комплекса Камалов доложил московским коллегам (Союз журналистов России), а также обговорил вопрос с руководителем одного из крупных медиахолдингов возможность объявить о сборе средств через российские печатные СМИ.

Об участии в сборе средств он также сообщил дагестанским журналистам. Внести свою лепту они могут с 22 декабря.

«На последней встрече с главой республики Рамазаном Абдулатиповым я поднимал эту тему, и он согласился с тем, что государство должно принять участие и что первоначально будет выделено 500 тысяч рублей», — сказал Камалов.

Конечно, для поиска названной суммы журналистскому сообществу предстоит немалая работа по разворачиванию информационной кампании в этом направлении. В частности, Камалов поэтапно перечислил дальнейшие действия:

1)    Развернуть разъяснительную работу среди общества в связи с проведением патриотической акции по увековечиванию памяти журналистам, погибшим при исполнении служебных обязанностей (декабрь-апрель);

2)    Подготовить письмо в адрес органов исполнительной власти об оказании финансовой помощи в строительстве памятника;

3)    Запустить акцию по сбору средств на строительство;

4)    Организовать на дагестанских каналах телемарафон с целью привлечения средств мемориального комплекса;

5)    Печатным  и электронным СМИ – организовать информационную компанию по привлечению средств на строительство комплекса;

Выйти с инициативой о перечислении трудовых коллективов однодневного заработка в фонд строительства мемориального комплекса.

«Люди миссии»

После ознакомительного доклада Али Камалова первой выступила главный редактор лакской газеты «Илчи» Качар Гусейнаева.

Она поблагодарила организатора мероприятия за активность и за старания в продвижении важных вопросов дагестанкой журналистики.

Вспоминая прошлые события, Гусейнаева отметила, что среди присутствующих есть те, кто чудом не попал в этот список 20 убитых.

Известны неоднократные нападения, покушения на жизнь редакторов печатных изданий, которые чудом остались живы.

Побывав недавно в Москве в Союзе журналистов России, где в фойе были разложены портреты погибших коллег, как отмечает Качар Гусейнаева, она в очередной раз убедилась, что журналист – это одна из самых важных и опасных профессий, и их с уверенностью можно назвать «людьми миссии».

«Уходят ведь не кто-либо, уходят незаурядные личности. Уходят, например, такие, как Хаджимурад Камалов (учредитель дагестанского еженедельника «Черновик»прим. КАВПОЛИТа).

Люди государственного ума. Какое восхищение вызывал у меня Малик (Абдулмалик – прим. ред.) Ахмедилов, который выступал перед немецкой делегацией на их языке и обсуждал с ними мировые проблемы.

Я гордилась Магомед-Салихом Гусаевым (министр по национальной политике, информации и внешним связям Дагестана,1998-2003 гг. – прим. КАВПОЛИТа), который так прекрасно выступал.

Как люди обомлели и, раскрыв рты, слушали этого кавказца, который умеет так красиво говорить. Я гордилась, что этот человек на таком уровне представляет Дагестан.

Сегодня начальники не думают особенно о своей репутации, а нам, журналистам, как мне кажется, надо о ней думать. Надо укреплять нашу дружбу и солидарность», — считает Гусейнаева.
Памятник поставят по воле Всевышнего. Наверняка все примут в этом участие. Лишь бы потом находились средства

О солидарности, точнее, о ее утрате высказался и директор ОАО «Свобода слова» и родной брат покойного Хаджимурада Камалова Магди Камалов.

Он сделал упор на то, что власти стали чаще разделять государственные издания от негосударственных, что, в конце концов, подломило мост между представителями СМИ. 

Что касается вопроса по строительству памятника, то здесь Камалов выразил опасения, что в скором времени может произойти то же, что произошло с существующими мемориальными комплексами.

«Я думаю, что памятник поставят по воле Всевышнего. Наверняка все примут в этом участие. Лишь бы потом находились средства, и город не оставался бы равнодушен в техническом обслуживании и следил за судьбой памятника в дальнейшем.

Есть стелы в Махачкале, они забыты, заброшены. Памятник Расулу Гамзатову, русской учительнице и другие», — заключил Магди Камалов.

У государства просить деньги на установку памятника не стоит

Нестандартную точку зрения выразил главный редактор еженедельника «Новое дело» Хаджимурад Сагитов о том, что у государства просить деньги на установку памятника не следует: «Брать у государства эти деньги, думаю, не стоит. Потом чтобы власти попрекали нас в этом и при каждом удобном случае напоминали о том, кто построил нам этот памятник».

«Нашел отца расстрелянным в машине. Я же никогда об этом не забуду!»

Пожалуй, самой впечатляющей, на взгляд КАВПОЛИТа, была речь сына покойного Гаджи Абашилова, директора  Государственной телерадиокомпании «Дагестан» (был расстрелян в салоне своего автомобиля 21 марта 2008 года) — Шамиля Абашилова.

Кто ты такой? Ты что, следователь? Объединившись, мы не должны с них требовать хотя бы за эти слова отвечать

Он задался двумя риторическими вопросами: что делается для того, чтобы убийства не повторялись, и как контролируется работа органов, отвечающих за расследование этих преступлений?

«Первый, кто взял под контроль расследование убийства моего отца, – это был Юрий Чайка. Он до сих пор работает, и ничего не сделано.

И что означает, когда люди такого ранга берут расследование под контроль? Мы хотя бы напоминать об этом им должны или нет? Или вернемся в Дагестан, где известные политики говорят: "Мы берем под личный контроль".

Кто ты такой? Ты что, следователь? Объединившись, мы не должны с них требовать хотя бы за эти слова отвечать»


Я очень благодарен Али Ахмедовичу (Камалову) за то, что он это дело инициирует.

Меня удивляет, почему здесь нет никого от правительства. Что-то же мы должны от них потребовать. Нас же убивают просто! 20 человек убили.

Я не говорю о своем отце, которого нашел расстрелянным в машине… Я говорю о других, которых убили, взорвали

Эти вопросы мы должны ставить впереди увековечивания памяти погибших. Потому что мы увековечиваем, когда их уже убили. Им от этого ни тепло, ни холодно.

Это нам нужно, чтобы мы не забыли. Я не говорю о своем отце, которого нашел расстрелянным в машине… Я же никогда об этом не забуду… Я говорю о других, которых убили, взорвали. Я не хочу, чтобы это продолжалось. Это не укор, это призыв к тому, чтобы мы подумали, что делать дальше.

Те, кто совершает эти убийства, знают, что останутся безнаказанными

Понимаете, когда будет 21-й, мы опять соберемся, поплачем и разойдемся. А если мы будем требовать, то хоть чего–то добьемся.

Знаете, почему убивают журналистов? Потому, что те, кто совершает эти убийства, знают, что останутся безнаказанными»,— подытожил Абашилов.

1 Распечатать

Наверх