03 июля 3424 1

«Почему меня выгоняют? Я же не собака»

Дагестанская бабушка полвека ждет, когда власти Махачкалы выдадут ей новое жилье 
Сарабика Дажмалудинова. Фото автора
Сарабика Дажмалудинова. Фото автора

usahlkaro Фаина Качабекова Автор статьи

Пожилая дагестанка уже много лет ютится в сырой и холодной съемной комнате. Всю жизнь она трудилась, а теперь доживает последние годы в удручающих условиях. В очереди за социальным жильем она с 1965 года, но не теряет веру. В надежде на помощь мэра Махачкалы женщина пыталась попасть в администрацию, но чиновники ее даже на порог не пустили. И вот больше месяца назад она слегла, практически не встает с постели и часто рыдает от обиды. Корреспондент КАВПОЛИТа навестил больную и посмотрел, в каких условиях она годами ждет своей очереди на жилье.

Свет в конце черного коридора

Когда в Махачкале идет дождь, по стенам крохотной съемной комнаты течет вода, а ее обитательница горько плачет. У пожилой женщины нет своего жилья, а пенсии хватает лишь на то, чтобы снимать тесное неотапливаемое помещение площадью не более 15 квадратных метров.

Сарабика Джамалудинова проживает в доме 50а на улице Батырмурзаева. У входа стоят большие ржавые ворота, а за ними длинный широкий коридор, весь черный то ли от сажи, то ли от сырости и времени.

С первого взгляда кажется, будто ты ошибся адресом, и здесь никто не живет. Но в конце коридора свет, и выходит он во двор с деревьями.

Общий двор

Сарабика живет здесь уже около десяти лет и каждую холодную зиму думает, что не дотянет до весны. В ее распоряжении кровать, маленький шкаф, холодильник, телевизор, низкий столик с табуретками, испорченная духовка и посуда из советского сервиза. А над головой — потолок весь в плесени от сырости.

На 15 квартирантов одна ванная и туалет, но до них еще нужно дойти, а это не всегда под силу больной женщине

В общем дворе еще много квартир. Готовят в общей кухне, на газовой печи, все в том же черном коридоре.

Общая кухня

На 15 квартирантов одна ванная и туалет, но до них еще нужно дойти, а это не всегда под силу больной женщине.

– В 1965 году я как мать-одиночка встала на очередь за жильем, в последний раз была восьмая в очереди. С тех пор сколько дней и ночей прошло, а жилья мне не выдали. Мне не нужен дворец, нужно лишь место, где я смогу жить. Я всю жизнь трудилась, потеряла здоровье, а сегодня даже места нет, где отдохнуть могу. Никому плохого не делала, никому плохого не желала, и умру с чистым листом, – рыдая, рассказывает бабушка.

Раньше она проживала в отцовском доме, но в 1997 году его отняли мошенники, а вещи выбросили.

Вход в комнату Джамалудиновой

С тех пор она снимает жилье, ожидая, что государство выделит ей квартиру в порядке очереди. Но время идет, а очередь не движется. К кому обращаться за помощью, бабушка не знала — и в 2013 году направилась прямо в здание правительства Дагестана. Правда, оттуда ее сразу же выгнали.

Но перед тем как прогнать, все-таки записали в еще одну очередь — теперь уже на прием к мэру Махачкалы. С тех пор больная старушка приходит в здание администрации, пытаясь выяснить, когда ее примет градоначальник. Но и к нему очередь никак не подходит.

Когда бы я ни пришла в администрацию, меня не впускают. Звоню к заместителям мэра, мне говорят, что они уехали

Добродушная бабушка не осознает, что прошли советские времена, когда чиновники легко встречались с гражданами. Поэтому Джамалудинова ходит в администрацию в надежде, чт увидит мэра и расскажет ему о своей беде.

– Когда бы я ни пришла в администрацию, меня не впускают. Звоню к заместителям мэра, мне говорят, что они уехали. Постоянно «уехали, уехали, уехали».  Я уже думала остаться ночевать там, но вот заболела и вставать не могу. Если бы у меня были силы, то поехала бы в Москву. Я не знаю, куда там можно пойти, у кого помощи просить. Хотя в дороге я, наверное, умру. Ну и пусть, все равно поехала бы, – говорит Сарабика, не в силах сдержать слезы от обиды.

Очередь движется назад

Перебирая в руках четки, она несколько часов рассказывала нам о своей жизни. Вспоминала молодость в Махачкале, работу сначала на хлебозаводе, а потом в кондитерском цеху. Но, оглядывая свое нынешнее жилище, с тоской замолкала. И только тиканье будильника на подоконнике заполняло печальную тишину. 

Из родных у пожилой женщины есть только сын, он работает таксистом на арендованной машине, возвращается поздно и спит на полу рядом с кроватью матери. По дому ей помогают соседи. Но практически весь день Сарабика одна.

Скромный интерьер комнаты бабушки

Надежды на то, что пожилая махачкалинка проведет остаток дней в достойных условиях, окончательно угасли, когда корреспонденту КАВПОЛИТа сообщили в администрации города Махачкалы, что Сарабика Джамалудинова — 594-я в очереди на жилье. Этот порядковый номер — как приговор для 80-летней старушки.

Сарабика пока не знает, что стала 594-й в списках очередников. Она уверена, что ее очередь уже подошла

Как Джамалудинова с восьмого места оказалась на 594-м, никто не знает. Но это уже не первый случай, когда очередь за социальными квартирами в Махачкале движется назад.

К примеру, в такой же ситуации оказалась Галина Раджабова. В 2007 году в списке граждан, нуждающихся в жилье, ее семья была 92-й, а в 2012 году стала 124-й.

КАВПОЛИТ отправлял в администрацию Махачкалы официальный запрос на разъяснение ситуации, но ответа так и не дождался.

Снизойдет ли градоначальник до больной женщины, полвека безропотно ждавшей положенного ей жилья?

Бабушка Сарабика пока не знает, что стала 594-й в списках очередников. Впрочем, эту новость ей лучше и не сообщать. Она уверена, что если много лет назад была восьмой в списках, то ее очередь уже подошла. И до сих пор надеется, что если мэр Махачкалы Муса Мусаев ее примет, то последние дни своей жизни она проведет в сухой и теплой собственной квартире. Но снизойдет ли градоначальник до больной женщины, полвека безропотно ждавшей положенного ей жилья?

Сарабика Дажмалудинова

5 Распечатать

Yusupoff 03 июля 2017, 16:06

Сколько таких бабушек и не только по всему Дагестану и по всей России,кого коснулась холодная и бесчеловечная социальная несправедливость..
Представил себе (помечтаем)-как она дозвонилась бы в "день чудес"(прямая линия) до Путина ; и как суетились бы Мусаев и АРГ вокруг этой несчастной бабушки..

4

Оставить комментарий:

Наверх