22 сентября
18 января 2015 3841 1

Почему экстремизм?

В КБР попытались выяснить, что молодежь понимает под экстремизмом и как к нему относится
Фото: caucasustimes.com
Фото: caucasustimes.com

usahlkaro Залина Арсланова Автор статьи

Доклад «Истоки, причины, факторы и условия экстремизма и терроризма в КБР в зеркале общественного мнения» выполнен по заказу Кабардино-Балкарского правозащитного центра, на официальном сайте которого и опубликован.

Основан доклад на результатах социологического исследования, участниками которого стали 650 молодых людей в возрасте 17-30 лет из всех районов и городов республики. По его итогам кандидат исторических наук Рубен Ошроев — заведующий группой по изучению проблем современного развития общества Кабардино-Балкарского института гуманитарных исследований — попытался проанализировать состояние социального самочувствия молодежи республики и выявить главные источники формирования общественного мнения по вопросам экстремизма и терроризма.

О результатах доклада и ожиданиях от проделанной работы корреспонденту «Кавказской политики» рассказал Валерий Хатажуков — руководитель центра, заказавшего исследование.

- Валерий Назирович, доклад можно назвать первым крупным исследованием, выявившим отношение молодежи к экстремизму. Ситуация в Кабардино-Балкарии не из легких, о необходимости анализа общественного мнения говорится давно и на всех уровнях, но такая работа появилось только сейчас…

- Доклад опубликован в рамках гранта президента РФ. Оператором проекта является общественная организация «Гражданское достоинство». На самом деле это первая попытка выявить мнение молодежи республики. Нашему обществу нужны публичные, доступные для широкого обсуждения исследования.

На фото Валерий Хатажуков. Фото: kavkaz-uzel.ru

Ценность работы в том, что провел ее наш ученый. Рубен Ошроев — сотрудник Института гуманитарных исследований КБНЦ РАН. Доклад дает объективную картину социального самочувствия молодежи: что молодые люди думают об экстремизме, как они понимают это слово, поддерживают ли радикальные идеи.

Сегодня это самая актуальная проблема. К сожалению, идеология вооруженного джихада имеет достаточное количество сторонников.

Доклад получился объемный. Он иллюстрирован графиками, в конце даны практические рекомендации. Текст доступен, опубликован в интернете, растиражирован в соцсетях. Обращались к вам представители власти или других органов с предложениями о совместной работе, благодарностью за ценную информацию?

- За неполный месяц доклад успели просмотреть более 600 человек. Это хорошая цифра. Что касается власти, пока никто не пришел, особой реакции тоже нет. Думаю, это дело времени.

В феврале мы планируем провести большую презентацию, куда обязательно пригласим все заинтересованные стороны, в том числе власть, правоохранительные органы, общественность, духовенство — одним словом, всех, кому тема небезразлична. 

- Меня удивило, что основная часть участников опроса характеризует «экстремизм» как разбой, убийства. Никто не говорит о проявлении крайних взглядов, идей. Как это толковать?

 - Это еще одно подтверждение тому, что тема не обсуждается. Наверное, поэтому многие связывают экстремизм с насилием, а не с политической позицией, идеологией. 

Когда чиновникам предъявляешь, что тема радикализации замалчивается, нет открытых дискуссий, знаете, что они отвечают? «Мы провели мероприятие, на которое пришли десять тысяч человек». А когда начинаешь разбираться, выясняется, что это была формальная встреча, даже посиделки — иначе не назвать. Но нет открытого диалога.

​Почему в экономически развитых районах КБР больше сторонников радикальных идей, а в менее зажиточных — меньше?

В докладе мы попытались найти причины распространения радикальных идей, почему экстремисты находят своих сторонников в молодежной среде. Ценность работы в том, что она построена на социологическом исследовании.

Мне кажется, такие опросы надо проводить в отдельных населенных пунктах. К примеру, почему экономически развитые Баксанский и Эльбрусский районы более подвержены этим процессам, а в таких менее зажиточных районах, как Терский и Зольский, сторонников радикальных идей меньше?

- Но участники опроса именно экономические проблемы, безработицу и безденежье называют основными причинами, из-за которых молодые люди уходят на нелегальное положение и пополняют ряды «лесных».

- Согласен, в республике бытует мнение, что ряды экстремистов пополняют мальчики, у которых было тяжелое детство, которые голодали, не получили нужного образования. На самом деле это не так.

- Может, это сложившийся в обществе стереотип, что бедность толкает в «лес»?

- Скорее всего. На самом деле, по ту сторону оказались молодые люди из вполне благополучных семей, с хорошим образованием. Почему же они приняли идеи джихада? Общество не пытается ответить на этот вопрос.

Но наш доклад – попытка найти ответ. Важно, что начало положено — и положено именно местными учеными. Да, приезжие эксперты могут разобраться, у них есть опыт, достаточно знаний, но они не учитывают местные особенности, не знают наших традиций, не вникают в менталитет кабардинцев и балкарцев.

- Мне кажется, приезжие ученые проводят параллели с Дагестаном или Чеченской республикой, хотя Кабардино-Балкария имеет свои особенности, в том числе и в традициях ислама (я имею в виду масхабы)...

- Параллели все равно нужны, без них не обойтись. Кавказ имеет общую ментальность, но при этом каждый народ обладает своими этническими особенностями, культурными, историческими традициями.

Но примером для нас могла бы стать Карачаево-Черкесия. В начале 2000-х именно этой республике предрекали судьбу центра вооруженного противостояния. Там тоже были спецоперации, перестрелки.

Наши соседи сохранили традиции института уважения к старшему поколению. Местный джамаат решает проблемы внутри общины. Старшие берут на себя ответственность за каждого члена общины, за молодых мусульман, в том числе тех, кто высказывает отличные от них идеи. Так они смогли удержать силовую часть противостояния.

- Может, мой вопрос прозвучит несколько непрофессионально, но, получается, даже если всех жителей республики обеспечить работой и источником благополучия, радикальные настроения все равно будут иметь сторонников?

- Посмотрите, что происходит в Европе. Во Франции, Германии нет кризиса, в социальной сфере нет проблем, но что там творится сейчас?

Кроме того, для нас актуальна политическая составляющая – пропасть, которая образовалась между властью и народом. Результат – недоверие к власти и полная апатия в обществе.

Вот к, примеру, на вопрос: «В какой степени вы доверяете федеральной, республиканской и местным властям?» большинство опрошенных ответили, что не доверяют ни одной ветви. Уровень доверия к федеральной власти составляет всего 28%, а республиканской совсем не доверяют 39% опрошенных. Ситуация с муниципальной властью еще хуже: ей доверяют только 21% молодежи, а 52% не доверяют вовсе.
​19% молодых жителей КБР считают, что борьбе с экстремизмом и терроризмом мешает безразличие власти

Люди не выбирают власть и поэтому не могут ее контролировать. Это еще одна причина распространения радикальных идей. Вот другая интересная цифра: 19% опрошенных считают, что именно безразличие власти мешает борьбе с экстремизмом и терроризмом.

- В своих ответах 3% опрошенных (а это 20 человек) сказали, что готовы сами вступить в ряды экстремистов, 8% (52 респондента) в чем-то их поддерживают, а 11% (то есть 71 человек) допускают в определенных обстоятельствах возможность стать членом экстремистской организации. Мне кажется, это очень тревожные цифры.

- Да, можно сказать, эти молодые люди находятся в группе риска. Получается, все они в какой-то степени мотивированы на радикальные проявления. Для нашей республики это очень много. Но, к сожалению, цифры отражают реальную картину.

Знаете, как решили эти проблемы в общине мусульман Карачаево-Черкесии? Имам знает каждого прихожанина лично, знает, чем живут молодые мусульмане, каких идей придерживаются. Он открыто говорит с ними, обсуждая их позицию без насилия. И во всех этих процессах участвует власть.

В Духовном управлении мусульман Карачаево-Черкесии есть лидеры, которые пользуются уважением, к которым прислушиваются. К ним можно обратиться в любой момент и получить в помощь. К сожалению, у нас этого нет.

- Большое количество молодых людей (27% опрошенных) сказали, что не являются патриотами России, а 9% – что вовсе не рады жить в России…

- К сожалению, это тоже истинная картина социального самочувствия общества. В то же время опрос показал, что в сфере межнациональных отношений у нас нет особых проблем. Да, между кабардинцами и балкарцами есть какие-то недомолвки, но они бывают даже в семье.

За десятилетия совместного проживания наши народы смогли выработать институты, которые позволяют решать возникающие между этносами проблемы.

- В конце прошлого года завершился процесс по уголовному делу о вооруженном нападении на Нальчик. В докладе автор коснулся и этой проблемы. Почти половина респондентов допускают, что ситуация 2005 года может повториться. Получается, выводы не сделаны?

- Если говорить о самом процессе, объективный, непредвзятый приговор мог бы сыграть большую роль в умиротворении ситуации в Кабардино-Балкарии. Но этого не случилось, приговор был очень жестким.

Если же говорить о результатах опроса — да, никакой профилактики радикализма с тех пор не ведется. Работы, которая помогла бы исключить открытый вооруженный конфликт, нет. Опрос объективно отражает настроения в молодежной среде.

- Больше половины респондентов (53,7%) оценивают работу власти в деле противодействия экстремизма как неэффективную или малоэффективную.

- Это скорее связано с тем, что в республике ведется только силовая борьба с экстремизмом. Никто не говорит, что ее не должно быть. Если человек готов воевать, в такой ситуации исключить силовую операцию, конечно, нельзя.

Вот, например, молодой человек, не буду называть его фамилии. Он  друг детства Ташуева. Ташуев сам выбрал свой путь, но вслед за ним начали прессовать, вызывать и его друга детства. Потом ему стали угрожать, после чего он ударился в бега и ушел «в лес».

Хочу отметить, что за последнее время благодаря работе заместителя министра внутренних дел Казбека Татуева нам удалось спасти восемь человек.

В республике есть комиссия по адаптации, но она существует на бумаге. Хотя это эффективный инструмент. Например, в Ингушетии подобная комиссия более 70 человек адаптировала к мирной жизни.

В такой ситуации важна роль духовенства. Те, кто призывает молодежь к вооруженному противостоянию, руководствуются аятами из Корана, хадисами. Им нужно оппонировать на их же языке, на должном профессиональном уровне. А не повторять все время, что ислам – религия мира.

- Вы надеетесь, что доклад будет иметь нужный эффект, власти, другие ответственные органы обратят на него внимание и будут руководствоваться в работе с молодежью?

- Сложный вопрос. Хочется надеяться, что он не останется незамеченным. В республике много научных ресурсов. Хотелось бы, чтобы они проводили открытые исследования, показали реальную картину самочувствия молодежи, разъясняли происходящие процессы, объясняли их негативные последствия.

2 Распечатать

Korney 24 января 2015, 16:05

Хорошее, глубокое исследование. Не все описано. К примеру, как ваши учебники истории КБР вызывают русофобию, «Доценты с кандидатами» под руководством проФФесоров, постарались. Заметьте, на бюджетные деньги! А насчет кабардинцев-балкарцев, должен скоро ССБН притихнуть и их 5-ка экс-ментов. Сбылось! Ю. Коков женат на балкарке, как и его сын. Осталось главе кабардинцев - латифундистов( да ещё со льготами) прижать. Новый ФЗ ГД РФ призывает к этому вернуться. «Синдика» Кокова, поделитесь! А то возомнили себе, успешный менеджмент! а Ведь на деле, "административный ресурс", мягко говоря

0

Оставить комментарий:

Наверх