20 февраля 2014 2749 0

По следам отставки Петра Сельцовского

За что на самом деле уволили гендиректора МСРК Северного Кавказа?
Фото: gosrf.ru
Фото: gosrf.ru

usahlkaro Рамазан Магомедов Автор статьи

О том, что генеральный директор МРСК СК Петр Сельцовский, скорее всего, уйдет в отставку стало известно после заседания совета директоров компании, состоявшегося 31 января, на котором работа ее руководителя была признана неэффективной по результатам комплексной проверки. Однако Сельцовский на этом заседании не присутствовал, и окончательно его судьбу должна была решить новая встреча совета директоров, которая состоялась 17 февраля.

В ее преддверии было принято провести дополнительную контрольно-аналитическую проверку по отдельным аспектам финансово-хозяйственной деятельности компании.  

Как и ожидалось, по итогам заседания полномочия гендиректора МРСК СК были прекращены. Но формулировки, вынесенные в протокол собрания, существенно отличались от тех, которые прозвучали ранее. Напомним, после заседания 31 января Сельцовскому и его команде поставили на вид целый пакет недоработок: плохую работу по снижению потерь электроэнергии, отсутствие улучшений финансовых показателей, в том числе рост задолженности, недостаточную активность по консолидации сетевых активов в регионе, а также упоминались препятствия при проведении проверки.

Из всех этих пунктов в решениях совета директоров, состоявшегося 17 февраля, остался один – неудовлетворительная работа по снижению энергопотерь (а также по «исключению бездоговорного, безучетного потребления»). Кроме того, было признано неудовлетворительным управление «мероприятиями, направленными на соблюдение правил технологического присоединения заявителей и на повышение доступности электросетевой инфраструктуры, качества обслуживания заявителей».

Финансы: далеко не банкрот

То обстоятельство, что в решениях совета директоров не было упомянуто финансовое состояние компании, выглядит как минимум неожиданно, учитывая то, что в последние недели в СМИ активно муссировалась тема многомиллиардных энергетических долгов на Северном Кавказе, а МРСК СК называли чуть ли не без пяти минут банкротом.

Однако, согласно недавнему сообщению компании, ее ожидаемая выручка по прошлому году должна составить 12,5 млрд рублей (выше показателя 2012 года на 11,1%), а чистая прибыль – 800,9 млн рублей (на 988 млн выше плановых показателей).

Это несколько отличается от прогнозов в годовом отчете по итогам 2011 года (выручка 12,918 млрд рублей, чистая прибыль 1,478 млрд рублей), но не забудем, что последние два года, после отставки Магомеда Каитова, много лет возглавлявшего сетевой комплекс Северного Кавказа, ситуация в МРСК СК была далеко не простой. Официальный отчет компании за прошлый год еще не опубликован, но данные бухгалтерской отчетности за первое полугодие демонстрируют положительные тенденции по таким показателям, как выручка, норма чистой прибыли, рентабельность собственного капитала и др. С немалой чистой прибылью (641,4 млн рублей) был завершен и 2012 год.

В то же время за последние три года компания резко потеряла рыночную стоимость (капитализацию). Если по итогам 2010 года этот показатель составлял 5,19 млрд рублей, то уже в 2011 году он резко снизился до 2 млрд рублей, а осенью прошлого года опустился еще ниже (987,8 млн рублей на начало сентября прошлого года). Но этот момент команде Сельцовского на вид публично не поставили.

Что касается работы МРСК СК по технологическому присоединению потребителей, то данные за 2013 год, опубликованные компанией несколько дней назад, едва ли позволяют квалифицировать ее как неудовлетворительную. Как сообщается на сайте компании, в прошлом году ОАО «МРСК Северного Кавказа» с учетом управляемых им компаний «Чеченэнерго» и «Нурэнерго» и дочерней компании «Дагэнергосеть» было принято более 12 тысяч заявок на технологическое присоединение к сетям (на 4% больше, чем в 2012 году), а исполнено 9,5 тысячи договоров на общую мощность 184,8 МВт (на 18,5% больше, чем в 2012 году).

Потери: медленный прогресс

Вопрос о снижении потерь электроэнергии в сетевом комплексе Северного Кавказа всегда наиболее остро стоял по отношению к трем республикам – Дагестану, Чечне и Ингушетии, поскольку в остальных субъектах СКФО потери, как правило, находились в пределах нормы. В конце прошлого года в интервью «Интерфаксу-Юг» Петр Сельцовский говорил, что снижение потерь электроэнергии по сравнению с 2011 годом составило в Дагестане 7%, в Ингушетии – 11,7%, в Чечне – 5,2% (несколько лет назад они достигали 40-50%).

Возможно, это действительно неудовлетворительный уровень, хотя в официальном сообщении о решениях последнего заседания совета директоров МРСК СК никаких критериев неудовлетворительности не приведено. В то же время компания сообщала, что за прошлый год были снижены потери в ряде других регионов – самый низкий уровень (9,33% при плане 10,16%) был зафиксирован в Северной Осетии, а в филиале МРСК СК «Ставропольэнерго» он снизился до 13,75%.

Сразу же после смены руководства МРСК СК новый состав правления компании провел совещание по вопросам выполнения Комплексной программы снижения сверхнормативных потерь в энергосистеме Северного Кавказа. Оказалось, что в Ингушетии, Чечне и Дагестане сейчас завершается установка более 642 тысяч приборов учета с автоматическим сбором данных, причем в первых двух республиках система готова к эксплуатации на 100%, а в Дагестане на 90%.

«Видимых препятствий для того, чтобы в ближайшее время ее [программу снижения потерь] завершить, нет», – констатировал назначенный и.о. гендиректора МРСК СК Сергей Архипов. Такая оценка вряд ли бы прозвучала, если бы предыдущая работа в сфере потерь электроэнергии была полностью завалена. 

твитнуть цитату
Вопрос о снижении потерь электроэнергии в сетевом комплексе Северного Кавказа всегда наиболее остро стоял по отношению к трем республикам – Дагестану, Чечне и Ингушетии.

Долги: переменные успехи

Наконец, ситуация по долгам. В том же интервью «Интерфаксу-Юг» Петром Сельцовским были названы следующие цифры: дебиторская задолженность за услуги по передаче электроэнергии перед МРСК СК на 1 ноября 2013 года составила 6,5 млрд рублей, прирост задолженности за 10 месяцев – 1,8 млрд рублей. Основной ее объем (4,8 млрд рублей или 64%) пришелся на территориальные сетевые организации.

Наиболее проблемным должником МРСК СК оказался ГУП «Чечкоммунэнерго», задолженность которого в начале прошлого года составляла 4,58 млрд рублей. В  отношении этой организации со стороны МРСК СК на тот момент было подано два иска на сумму более 1 млрд рублей, один из них (в размере 786 млн рублей) был удовлетворен, но фактически поступило всего 70,2 млн рублей.

 В апреле в «Чечкоммунэнерго» сменилось руководство, а в июле ОАО «Нурэнерго» («дочка» МРСК СК в Чечне и гарантирующий поставщик электроэнергии в республику) объявило о переводе потребителей «Чечкоммунэнерго» на собственное обслуживание.

Но улучшить ситуацию с долгами компании не удалось – на 1 ноября, по сообщению Петра Сельцовского, задолженность «Чечкоммунэнерго» составляла 4,5 млрд рублей, увеличившись с начала года на 382 млн.

В то же время по итогам 2013 года собираемость платежей в Чечне поднялась до 67,5 % и составила 632,7 млн рублей, хотя годом ранее  она достигала только 40%. В значительной степени этому способствовало активное включение в процесс главы Чечни Рамзана Кадырова, который на протяжении прошлого года неоднократно делал жесткие внушения должникам за коммунальные услуги. А глава соседней Ингушетии Юнус-Бек Евкуров поручил передать на вокзалы и в аэропорты списки должников за свет, чтобы без погашения задолженности их не выпускали за пределы республики.

Однако у МРСК СК есть еще одна составляющая задолженности, о которой руководство компании предпочитало умалчивать в публичных выступлениях, – долги перед своими же сбытовыми компаниями за покупку у них потерь электроэнергии. На совещании правительственной комиссии по развитию СКФО в декабре прошлого года, где обсуждались проблемы энергетики Северного Кавказа, глава российского Минэнерго Александр Новак сообщил, что эта статья задолженности составляет 7,9 млрд рублей. Тогда как неплатежи со стороны потребителей (в первую очередь предприятий ЖКХ) в совокупности потянули на 5,7 млрд рублей, а еще 7,9 млрд составили долги посредников, собирающих деньги с потребителей и расходующих их нецелевым образом.

В совокупности это и дало сумму за 20 млрд рублей, о чем на заседании комиссии сообщил премьер Дмитрий Медведев (точная цифра, названная им – 24 млрд рублей задолженности гарантирующих поставщиков СКФО перед поставщиками оптового рынка электроэнергии). Правда, Александр Новак назвал тогда несколько меньшую сумму – 21 млрд, которая к концу года снизилась до 19 млрд, при этом министр отметил улучшение платежной дисциплины в хронически не плативших предприятиях ЖКХ в Чечне и Ингушетии. Но в большинство СМИ попали только высказывания премьера, из которых следовало, что ситуация с платежами за электроэнергию и газ на Северном Кавказе совсем катастрофическая. Вскоре в прессе стали появляться публикации о коррупции в руководстве МРСК СК, после чего стало понятно, что смена менеджмента компании не за горами.   

Высокую медиаактивность проявляло и само руководство МРСК СК – за последние два года в СМИ было опубликовано немало интервью и заявлений Петра Сельцовского, где неизменно подчеркивалось, что ситуация с неплатежами и потерями электричества находится на контроле у руководства компании. Однако это стремление работать над имиджем вполне объяснимо: МРСК СК – это публичная компания, все высказывания ее руководства незамедлительно становятся достоянием фондовых аналитиков.

Энергетики против силовиков

Приведенные выше цифры из официальных сообщений компании говорят, что ситуация в ней была далеко не самой худшей. В таком случае можно предположить, что Петр Сельцовский и его люди изначально рассматривались как некая временная команда на переходный период после отставки Магомеда Каитова в конце 2011 года.

Причем в их задачу входила не только производственная деятельность компании, но и кадровые вопросы. Если посмотреть на последний список аффилированных лиц МРСК СК за прошлый год, то окажется, что 50 из 78 включенных в него физлиц приобрели статус аффилированных уже после отставки Каитова. Резкие изменения произошли и в высшем руководстве компании – из 12 нынешних топ-менджеров только трое работали в МРСК СК при Каитове (при этом отметим также резкое сокращение числа топ-менеджеров с кавказскими фамилиями).

Кроме того, за два с небольшим года, прошедших после отставки Магомеда Каитова, многое изменилось и в управлении российской энергетикой на федеральном уровне. Напомним, что отставка Каитова совпала с кампанией по выборам в Госдуму в конце 2011 года, в ходе которой избирательный список «Единой России» по Ставропольскому краю возглавлял Игорь Сечин (на тот момент – вице-премьер правительства РФ, курировавший топливно-энергетический комплекс). 

твитнуть цитату
Петр Сельцовский и его люди изначально рассматривались как некая временная команда на переходный период после отставки Магомеда Каитова в конце 2011 года. 

В середине 2012 года, уйдя из правительства на пост президента «Роснефти», Сечин попытался сохранить контроль над энергетикой, в частности, лоббируя  консолидацию сетевых активов (Федеральной сетевой компании и Холдинга МРСК) на базе контролируемой им компании «Роснефтегаз». Как раз в этот период в МРСК СК и появился Петр Сельцовский – генерал-майор ФСБ, которого сначала пригласили в МРСК СК замом по безопасности (май 2012 года), затем назначили и.о. гендиректора (сентябрь 2012 года), а в июне 2013 года – гендиректором без приставки и.о.

Однако перевести сетевые активы под крыло «Роснефтегаза» Игорю Сечину не удалось – в аппаратном противостоянии сети удалось отстоять вице-премьеру Аркадию Дворковичу, давнему оппоненту Сечина, курирующему ТЭК в кабинете Дмитрия Медведева. В то же время Сечин смог сохранить свое влияние в сетевом комплексе – генеральный директор ОАО «Россети» (так с прошлого года называется Холдинг МРСК) Олег Бударгин считается его кандидатурой. А давнее обещание Сечина в адрес Магомеда Каитова («Будет наказан») тем временем было исполнено – в конце прошлого года Каитов был арестован в Москве, и одним из главных инициаторов возбуждения уголовного дела против него было новое руководство МРСК СК во главе с Петром Сельцовским.

Таким образом, «грязная» часть работы проделана, и теперь на смену бывшему генерал-майору ФСБ пришел профессиональный энергетик: врио МРСК СК Сергей Архипов ранее занимал должность главного инженера «Россетей». Покинул свой пост и еще один выходец из силовых органов в МРСК СК – председатель совета директоров и заместитель гендиректора по безопасности Владимир Шукшин, в свое время больше десяти лет проработавший в структурах госбезопасности и внутренних дел. На его место назначен советник гендиректора ОАО «Россети» Юрий Мангаров, ранее руководивший аппаратом ФСК ЕЭС и «Россетей», то есть именно он, скорее всего, займется кадровой политикой в кавказской энергетике. Остается только дождаться публикации годового отчета МРСК СК, чтобы получить окончательную оценку работы Петра Сельцовского во главе компании. 

твитнуть цитату
И теперь на смену бывшему генерал-майору ФСБ пришел профессиональный энергетик: врио МРСК СК Сергей Архипов ранее занимал должность главного инженера «Россетей».
0 Распечатать

Наверх