17 июня 2067 0

Отстоять свою шерсть

Дадут ли текстильной промышленности Ставрополья шанс избавить магазины от засилья китайского ширпотреба
Фото: vechorka.ru
Фото: vechorka.ru

usahlkaro Антон Чаблин политолог, журналист

Ставрополье, которому сам бог велел быть столицей российского текстиля, по-прежнему одевается в китайский и турецкий ширпотреб. Почему, вопреки всем заверениям властей, до сих пор не удается возродить местный легпром?! КАВПОЛИТ спросил об этом самих промышленников – руководителей предприятий «легкой» отрасли.

Кавказ переживает за дело ткачей

Про импортозамещение сегодня не трубит разве что ленивый. Правда, понимается оно, как правило, применительно к пищепрому. И вот недавно чиновники озаботились, чтобы россияне не только ели отечественные продукты, но и одевались и обувались тоже в отечественное.

В Ставрополе состоялся круглый стол по проблемам развития легкой, текстильной и шерстяной промышленности. Пригласили на него руководителей крупнейших предприятий. Их в регионе на удивление много: это швейные фабрики «Орион», «Весна», «Машук», «Блокпост», «Светлотекс», «Невтекс». Их внимательно выслушивали зампред правительства (он же министр экономики) Андрей Мурга и его подчиненные.

К слову, представителей профильного министерства – промышленности – почему-то не пригласили, на что обратили внимание все промышленники.

Андрей Мурга. Фото: stapravda.ru

Президент Ассоциации текстильщиков России Шамхал Ильдаров считает, что именно южнороссийские регионы (в том числе Ставрополье) – это территория, где есть все возможности для процветания текстильного и швейного производства. Мягкий климат способствует оперативной организации производства, а высокая плотность населения обеспечивает рынки сбыта, пояснил Ильдаров.

Шамхал Ильдаров. Фото: aif.ru

Только вот на круглом столе руководители швейных фабрик говорили вовсе не о том, как им легко живется в кризис, а о проблемах. И самая острая – это огромный дефицит кадров. Гендиректор фирмы «Орион» Ольга Решетникова привела пример: несколько техникумов в крае обучают швей, но когда выпускницы приходят устраиваться на работу, выясняется, что они не могут даже включить швейную машину.

Сегодня на рынке труда засилье модельеров, а вот швей и закройщиков практически нет

Директор фабрики «Софилена» из Георгиевска Александр Шупиков жаловался, что на рынке труда засилье модельеров, а швей и закройщиков практически нет. На предприятии готовы платить им немалые деньги, но молодежь не идет работать, видимо, считая профессию непрестижной. На всех фабриках – неуклонное старение кадров, многие женщины трудятся по двадцать-тридцать лет. А смены им нет.

Кризис и «золотые» сарафаны

Можно, конечно, заменить швей роботами, автоматизировав производственные линии. Но на закупку такого оборудования требуются огромные инвестиции, а денег у швейных фабрик немного. Промышленники в один голос говорили, что бизнес не самый рентабельный, а зачастую и сезонный. Например, «Орион», выпускающий школьную фабрику, продает продукцию два месяца в году (в июле и августе), а в остальное время работает, что называется, на склад.

Фото: fedpress.ru

Затоварены склады и у остальных компаний. Все потому, что отсутствует помощь чиновников в продвижении ставропольской продукции на рынки других регионов. Участие в профильных выставках «фабрикантам» не по карману. Директор фабрики «Весна» Светлана Беленко обратились к вице-премьеру Мурге с предложением создать выставочный центр, где была бы представлена вся продукция краевых ткацких и швейных предприятий. 
Легальные производители проигрывают конкуренцию с «подпольными» цехами

Последние три года на фоне валютного кризиса постоянно скакали закупочные цены на сырье. По словам Ольги Решетниковой, всего за пару месяцев стоимость метра материи могла меняться со 100 до 350 рублей, и даже отечественные ткацкие фабрики на пике кризиса отпускали свою продукцию по 600 рублей.

Стремительно дорожают хлопок и синтетическое волокно, которые в основном завозятся из-за рубежа

А ведь повышать стоимость швейные фабрики не могут – покупатели ждут от продукции с этикеткой «Made in Russia» дешевизны. При этом легальные производители проигрывают конкуренцию с «подпольными» цехами, которых особенно много на Кавминводах: их продукцией по бросовым ценам наводнены все пятигорские рынки. Цены низкие из-за того, что такие цеха налоги не платят, и лицензии им не нужны.     

Стремительно дорожают хлопок и синтетическое волокно, которые в основном завозятся из-за рубежа. Краевые чиновники уже много лет (пожалуй, еще со временем губернаторства Александра Черногорова) обещают построить завод по производству полиэфирного волокна – полиэстера. Но дальше обещаний дело не ушло.

Проект положили в долгий ящик

Директор невинномысского завода «Корн-2» Вера Трофимова пожаловалась на неподъемные расходы на землю: после кадастровой переоценки, которая произошла в прошлом году, стоимость участка, занимаемого предприятием, выросла в разы. Трофимову поддержали многие коллеги: кто-то сейчас оспаривает непомерную нагрузку, кто-то уже проиграл суды.

Безумно дорожают кредиты, система госконтрактов «убивает» качественно работающие предприятия (зато выживают те, кто выпускает дешевый ширпотреб), постоянно растут налоги, ужесточаются требования к контрольно-кассовой технике. Это, впрочем, уже проблемы, характерные не только для легпрома, но и для всей промышленности Ставрополья. Пусть министр экономики из первых уст узнает, каково живется реальному бизнесу.

Фото: vechorka.ru

Говорили промышленники больше часа. Жаловались на то, что в крае отсутствует Ассоциация производителей легкой промышленности (она существует лишь на бумаге). А ведь она бы могла, по словам Александра Шупикова, изучать потенциальный спрос на продукцию, вести мониторинг цен на сырье, заниматься привлечением инвестиций и средств господдержки.

Нет в крае и госпрограммы по развитию легкой промышленности. Точнее, некогда она разрабатывалась, но средств в бюджете не нашлось, вот и положили проект в долгий ящик.

Ежегодно в Ставропольском крае производится 7 тысяч тонн овечьей шерсти

В плачевной ситуации пребывает шерстяная промышленность, которой на Ставрополье сам бог велел процветать. Ведь в крае такая огромная сырьевая база: ежегодно производится 7 тысяч тонн овечьей шерсти. Правда, в сравнении с советскими показателями это ничтожно мало: тогда на Ставрополье настригали почти 100 тысяч тонн шерсти (а всего по Союзу около 450 тысяч). А уж про качество обработки и говорить нечего.

Куда девать тонны шерсти?!

В Ставропольском крае имелись прекрасные породы овец, был накоплен мощный генофондный банк, существовала сеть селекционных лабораторий и даже НИИ шерсти. В Невинномысске работали камвольно-прядильная фабрика и крупнейший в Европе тонкорунный шерстомойный комбинат – его конкурентным преимуществом являлась чистая вода Кубани. 


Фото: apk-news.ru

Шерстомойный комбинат во время немецкой оккупации был взорван, но затем его восстановили. А вот рыночные реформы не пережил – обанкротился, и на его обломках появилось четыре отдельных предприятия. Директор одного из них, «Мерино групп», Артур Даниелян рассказывал на круглом столе, что теперь в Невинномысске только моют шерсть – это самый простой, а потому и низкорентабельный способ обработки, в отличие от протравливания и окраски.

Фото: apk-news.ru

Промытую в Невинномысске шерсть отправляют «сырьем» в другие регионы, а зачастую и страны – в Китай, Индию, Германию, Белоруссию. Там из нее шьют одежду, которую затем уже втридорога продают нам же обратно.

Еще в 2014 году, когда президент РФ Владимир Путин посетил Ставрополье с визитом, губернатор края предложил ему построить в Нефтекумском районе завод, где производилась бы спецодежда из отечественных шерстяных тканей (в том числе для нужд армии). Предложил – и ничего.

Ни единого рубля на Ставрополье не пришло, вопреки всем заверениям правительственных чиновников

В июле 2015 года Владимир Владимиров подписал договор с турецкой компанией Prodem, которая должна была создать в Невинномысске текстильно-шерстяной кластер, включающий производство полиэфирных волокон. Объем инвестиций, как тогда объявили, планировался на уровне 5 млрд рублей, шла речь и о создании 800 рабочих мест.

И снова – пустышка. Ни единого рубля в край не пришло, вопреки всем заверениям правительственных чиновников. Каким же будет итог нынешней их встречи с промышленниками? 

1 Распечатать

Наверх