23 мая
23 декабря 2014 3243 0

Отставка курортного реалиста

Сергей Верещагин покинул пост генерального директора ОАО «Курорты Северного Кавказа» (КСК)
Фото: yuga.ru
Фото: yuga.ru

usahlkaro Максим Павленко Автор статьи

Верещагин был назначен на эту должность в мае прошлого года после критики президентом Владимиром Путиным бывшего председателя совета директоров компании Ахмеда Билалова. За полтора года во главе КСК ему удалось сделать первоначальный проект туристического кластера Северного Кавказа более реалистичным и провести значительный объем работы по решению земельных вопросов – самых сложных на подготовительном этапе. Итогом стало принятие стратегии развития компании на недавнем заседании совета директоров.

Ревизор

Сергей Верещагин возглавил КСК в мае 2013 года вскоре после того, как председатель совета директоров компании Ахмед Билалов был лишен государственных постов. Именно на Билалова президент Владимир Путин возложил персональную ответственность за срыв сроков строительства олимпийских трамплинов в Сочи, после чего его дни в КСК были сочтены. А вслед за Билаловым пост гендиректора КСК покинул и его давний партнер по бизнесу Алексей Невский.

До того как возглавить КСК, Сергей Верещагин два с половиной года проработал в Минрегионе РФ заместителем министра, а до этого четыре года провел на различных должностях в администрации Красноярского края в период губернаторства Александра Хлопонина. Поэтому назначение Верещагина в КСК было однозначно воспринято как усиление позиций Хлопонина — на тот момент полпреда президента в СКФО и вице-премьера правительства РФ.

На фото Ахмед Билалов / pasmi.ru

Во всяком случае, после смены руководства в КСК удалось установить реальный контроль государства, поскольку до этого формально государственная компания имела все признаки личного проекта «товарища Билалова». Против бывших топ-менеджеров было возбуждено несколько уголовных дел по подозрению в мошенничестве и злоупотреблению полномочиями, в офисе компании прошли обыски, Ахмеду Билалову и его брату Магомеду пришлось покинуть Россию.

А Сергею Верещагину и новому председателю совета директоров КСК Максиму Быстрову, по совместительству заместителю полпреда президента в СКФО, предстояло заняться ревизией деятельности своих предшественников.

​В отличие от своих предшественников, Верещагин дал понять, что не настроен углублять конфликты с местным населением

Наиболее проблемной частью «наследства», которое оставили после себя Ахмед Билалов и его команда, стали конфликты, быстро возникшие в местах расположения будущих объектов туристического кластера. Наиболее «горячими» точками оказались Кабардино-Балкария и Дагестан, где против строительства курортов выступили жители сел, рядом с которыми планировалась стройка. В качестве основного аргумента выдвигалось то, что курорты появятся на землях, используемых под скотоводство.

В отличие от своих предшественников, строивших наполеоновские планы, невзирая на мнение местного населения, Сергей Верещагин быстро дал понять, что не настроен на углубление конфликтов. «Если с людьми договориться не удастся, мы не будем ничего строить», – заявил он в интервью в июле прошлого года, заметив, что КСК нельзя рассматривать как компанию, решающую все вопросы.

Раскритиковал Верещагин и реалистичность планов прежнего руководства КСК. «С моей точки зрения, некоторые решения, которые были приняты по курортам, странные, – заявил он. -  Во главу угла не ставилась экономика процесса, и не задавался вопрос: "А это возможно?"». Оказалось, что большинство планов КСК за три года существования так и остались на бумаге: по словам Верещагина, до этапа проектирования пока не удалось добраться ни по одному из курортов.

Выбор приоритетов

Основным результатом ревизии, последовавшей в проекте туристического кластера вскоре после прихода Сергея Верещагина на должность гендиректора КСК, стало разделение проекта на несколько этапов. На первой стадии предполагалось ввести в строй три курорта, находившихся по состоянию на середину 2013 года в наибольшей готовности, – Архыз в Карачаево-Черкесии, Эльбрус-Безенги в Кабардино-Балкарии и Мамисон в Северной Осетии.

На втором этапе, по словам Сергея Верещагина, должна была наступить очередь будущих курортов Дагестана – Каспийского прибрежного кластера и горно-рекреационного комплекса «Матлас» с параллельной подготовкой документации по курортам Армхи и Цори (Ингушетия), Лагонаки (Краснодарский край и Адыгея) и пересчетом проекта курорта «Гранд Спа Юца» на Кавминводах. Кроме того, к середине прошлого года в состав туристического кластера вошел еще один курорт – Ведучи в Чеченской Республике.

Жизнь скорректировала и эти планы. В июне этого года, вскоре после ухода с должности полпреда президента в СКФО, вице-премьер Александр Хлопонин в своем выступлении в Совете федерации сообщил, что приоритетными для правительства России являются всего три курорта – Архыз, Эльбрус и Ведучи.

 

Фото: tourweek.ru

Основания для такого решения были вполне очевидны. К моменту выступления Хлопонина в сенате новый курорт в Архызе уже был открыт, на Эльбрусе модернизация горнолыжной инфраструктуры началась еще в прошлом десятилетии, а у будущего курорта Ведучи имелся подтвержденный частный инвестор – чеченский бизнесмен Руслан Байсаров.

Что же касается других курортов, которые Сергей Верещагин упоминал годом ранее, то их строительство столкнулось с рядом сложностей. В частности, по поводу Мамисона Александр Хлопонин заметил, что это «очень дорогостоящий проект, он будет подороже, чем даже Сочи строить», а относительно Матласа вообще напомнил, что это слово переводится с аварского как «снега нет», в связи с чем было принято решение им не заниматься.

​Хлопонин сообщил: приоритетными являются Архыз, Эльбрус и Ведучи. Строительство прочих курортов вызвало ряд сложностей

Курорт Лагонаки вице-премьер вообще не упомянул, но и без этого было известно, что планы по его строительству столкнулись с охранным режимом на территории Кавказского биосферного заповедника. Еще в 2012 году ЮНЕСКО пригрозило внести объект Всемирного наследия «Западный Кавказ», в который входят Кавказский заповедник и пять особо охраняемых природных территорий в Адыгее, в список «наследия под угрозой», если работы по созданию курорта будут продолжены.

Сразу же после выступления Хлопонина в Совете федерации в прессе последовал ряд комментариев, из которых следовало, что на курортных проектах, не вошедших в число приоритетных, можно ставить крест. Эти предположения вскоре поспешил опровергнуть новый полпред в СКФО Сергей Меликов, неоднократно пояснявший в выступлениях для СМИ, что от первоначальных замыслов никто не отказывался, но существует определенный порядок их реализации.

В частности, по поводу курорта Мамисон, проект которого появился еще в середине прошлого десятилетия, полпред на недавней встрече с общественностью Северной Осетии высказался следующим образом: «Есть определенная экономическая политика, есть определенные приоритеты – задачи, которые нужно решать в первую очередь и во вторую. Если на сегодняшний день глава республики делает все, чтобы к Мамисону были подведены инфраструктурные объекты, это говорит о том, что курорт будет».

Правда, при этом Сергей Меликов сделал важную оговорку: процесс начнется, когда придет инвестор. А с этим уже который год есть проблема: руководство республики так и не нашло для Мамисона «якорного» девелопера.

Зато у дагестанского курорта Матлас вскоре после выступления Александра Хлопонина в Совете федерации появился частный инвестор – группа «Сумма» Зиявудина Магомедова, пообещавшая вложить в проект 200 млн долларов. В конце лета стало известно, что холдинг арендовал на 49 лет около 200 га земли в Хунзахском районе республики и планирует до 2017 года построить гостиницу на 60 номеров и семь вилл общей площадью 2 тысячи кв. метров, а также оздоровительную и спортивную инфраструктуру.

Эталонная стратегия

Последнее публичное выступление Сергея Верещагина в должности гендиректора КСК состоялось в конце ноября, когда он дал пресс-конференцию в Ставрополе. Подводя итоги четырех лет существования компании, Верещагин сообщил, что почти на всех территориях размещения будущих курортов, за исключением Дагестана, главный вопрос, связанный с землей, удалось решить.

В качестве ключевых положительных результатов глава компании также отметил появление нескольких резидентов у девяти особых экономических зон, созданных в рамках кластера. Первой стала группа «Синара» – «якорный» инвестор Архыза, вторым – ООО «Ведучи», затем к ним прибавились еще шесть компаний в Архызе. Общий объем инвестиций оценивается более чем в 10 млрд рублей.

Кроме того, Верещагин подтвердил очередность реализации проекта, обозначенную еще летом Александром Хлопониным: сначала – Архыз, Эльбрус и Ведучи, затем – прочее. «Все остальные наши точки, безусловно, будут нами дальше вестись, как только решатся земельные вопросы, проекты планировки территорий. Считаю, что это правильная стратегия. После Архыза и Ведучи на очереди Осетия (Мамисон) и Ингушетия», – пояснил глава КСК, напомнив, что в Европе горнолыжные курорты строятся по 30-50 лет.

Через три недели после этой конференции, 17 декабря, в Москве состоялось заседание совета директоров ОАО «КСК», на котором и стало известно об уходе Верещагина в отставку. Исполняющим обязанности гендиректора компании стал его заместитель по экономике и финансам Олег Горчев.

На этом же заседании была утверждена стратегия развития КСК. Принятие этого документа ожидалось еще прошлым летом, но затянулось почти на полтора года. Только в октябре прошлого года было сформировано правление КСК, ответственное, в том числе за разработку и реализации стратегии компании.

​Скорее всего, подготовка стратегии КСК была основной задачей Верещагина, после выполнения которой он покинул компанию

​В документе, представленном на днях, были определены три фазы развития всесезонных курортов: подготовительная (5-6 лет), инвестиционная (5-7 лет) и операционная (до 10 лет). Кроме того, вводится понятие «эталонного курорта» с такими характеристиками, как четыре канатные дороги общей протяженностью от 8 до 15 км, 40 и более км горнолыжных трасс, 2000 и более мест в отелях и апартаментах.

Деятельность КСК была разделена стратегией на два этапа: на первом планируется создание «эталонных курортов» на Архызе и в Приэльбрусье, на втором - эксплуатация курортов, созданных на первом этапе, и последовательное строительство других курортов туристического кластера.

Скорее всего, именно подготовка стратегии КСК и была основной задачей Сергея Верещагина, после выполнения которой он покинул компанию. Подводя итог его работы, Максим Быстров указал на то, что за полтора года была выстроена качественная структура управления проектом по созданию туркластера, а также решены многие вопросы, связанные с формированием особых экономических зон и концептуальных планов развития курортов. Наконец, Быстров отметил успехи пилотной площадки кластера – курорта Архыз, который менее чем за год работы принял 100 тысяч туристов.  2 Распечатать

Наверх