29 июля 2678 0

«Отожмем у казаков»

Пшеничное поле стало предметом конфликта между агрокомплексом, связанным с греками, и казаками
Фото автора
Фото автора

usahlkaro Светлана Болотникова Автор статьи

Поработать на земле, выделенной Янкульско-Кианкизскому казачьему обществу в Андроповском районе Ставрополья, казакам не удалось. С осени 30 с небольшим гектаров земли запахало и засеяло соседнее предприятие «Андроповский агрокомплекс», а на минувшей неделе оно же скосило пшеницу, не возместив казакам даже арендную плату. Дело едва не дошло до стычки.

Не отстояли матушку-землю

Пшеничное поле под селением Янкуль в три десятка гектаров до самой спелости охраняли казаки Янкульско-Кианкизского хуторского общества, входящего в Ставропольский округ Союза казаков-воинов России и Зарубежья.

Зерно собирались убирать в субботу, 15 июля. А накануне утром атаману Константину Андрееву поступил сигнал тревоги: на колосящуюся ниву заехали сразу 18 комбайнов соседнего предприятия «Андроповский агрокомплекс». Не успел атаман со своим заместителем Николаем Соколенко доехать до прокуратуры, чтобы остановить произвол, как казаки отчитались: поле уж скошено.

– Что ж вы не защищали свою землю, для чего вас поставили охранять? – возмущался Николай Иванович.

– Да с ними был участковый Дмитрий Стрельцов. Сказал, если мы в рукопашную полезем, с него погоны полетят.
Когда казачье заявление на агрокомплекс и участкового уже лежало в прокуратуре, полицейский пришел каяться

Погоны, наверное, действительно ни к чему стражу закона, который не посмотрел на документы, предъявленные казаками, но зато на слово поверил представителям агрокомплекса, которые заявили, что у них есть предварительный договор субаренды казачьей земли.

В третьи руки не передавать

30 гектаров заброшенной земли казачье общество, занесенное в государственный реестр, получило на пять лет, как и предписывает закон, без торгов.

Пока шло межевание и оформление договора аренды, часть этой земли, как рассказал Константин Андреев, попала под плуг тракторов «Андроповского агрокомплекса». Вроде бы случайно ночью тракторист перепутал ориентиры.

На фото Николай Соколенко

Казаки, по словам Николая Соколенко, собирались обрабатывать эту землю совместно с фермером: он обещал дать технику, на которой члены казачьего общества работали бы механизаторами.
Агрокомплекс подготовил договор субаренды, по которому казаки уже ему задолжали и на все пять лет отдают свой участок

Но поскольку на краю поля уже поработали трактора, нанятые агрокомплексом, Николай Иванович предложил директору предприятия Надежде Полтавской скооперироваться.

– В субаренду передавать эту землю мы не можем. Будет совместное сотрудничество. Вы сначала заплатите деньги, потом будем работать. 150 тысяч рублей – и пожалуйста, заезжайте, пашите, косите. Хотите, на 11 месяцев подпишем договор. Уберете пшеницу до июля – дальше можем продлевать.

Вроде бы для предприятия, учредителем которого является Тамара Червякова – бизнес-партнер братьев Афанасовых, известных на Кавминводах греческих предпринимателей, – деньги не были проблемой. Оговоренную сумму Николаю Ивановичу обещали отдать со дня на день, а на поле запустили трактора под предлогом, что наемная бригада уже закончила работы в агрокомплексе и собирается уезжать.

Платить за аренду земли надо каждый квартал, а будет ли прибыль – бабушка надвое сказала

Поехал Николай Иванович разбираться. Ему предложили почитать составленный юристами агрокомплекса договор о субаренде, хотя этот вид использования земли, выданной вне конкурса казачьим обществам, запрещен. А там непонятные цифры, будто казаки уже задолжали предприятию и на все пять лет отдают ему свой участок.

Заматамана хутора этот вариант документа забраковал и предложил свой. Но через несколько дней, не дождавшись ответа, обнаружил, что поле уже засеяно, а деньги за него никто не внес.

Чья земля – тому и убирать

Тут уж в казачьем обществе не на шутку обеспокоились. Платить-то за аренду надо каждый квартал, а будет ли прибыль – бабушка надвое сказала.

Николай Соколенко написал заявление заместителю главы администрации – руководителю управления сельского хозяйства и охраны окружающей среды Андроповского района Василию Бандилету. Тот ушел в отпуск, а когда вернулся, ответил: мол, казаки не имеют право передавать землю в субаренду.
Полиция объяснила, что в пахоте и севе чужой земли криминала нет, а прокуратура сказала: земля ваша, и что на ней растет – тоже ваше

– Я ему говорю: вы хоть читали, что подписывали? Я просил вас о встрече, чтобы в вашем присутствии разобраться в конфликте с Надеждой Полтавской. А то, что субаренда запрещена, я и без вас знаю, – пересказывает разговор Николай Иванович.

В полиции ему объяснили, что в пахоте и севе чужой земли криминала нет. Пусть казаки убирают себе спокойно.

И в прокуратуре разбираться не стали. Сказали: земля ваша, и все, что на ней растет, – тоже ваше.

Пришлось снова ехать в агрокомплекс, а там ему вместо 150 тысяч рублей предложили лишь 72 тысячи рублей. Казаки отказались, ведь одна только аренда обойдется им в 50 тысяч рублей, а сколько еще было потрачено на межевание? Между тем доход от пшеницы на этом поле с урожайностью порядка 30 ц/га вырос не менее чем на 600 тысяч рублей.

Гендиректор агрокомплекса утверждает, что Соколенко сам попросил обработать его землю, а потом они не сошлись в условиях

– Потом были угрожающие звонки: «Ты подпишешь то, что от тебя требуют». Мне заявляли, что за нами следят. Малейшая оплошность, задержка в оплате аренды – и эту землю у нас отожмут. Мол, не у таких отжимали, а тут ты со своими какими-то 30 гектарами.

Заматамана предлагал агрокомплексу вернуть затраты на полевые работы и расплатиться после уборки пшеницы. В ответ агрокомплекс пригрозил задисковать хлеб в землю.

– Дискуйте, – разрешил атаман, – но только в нашем присутствии.

И выставил охрану. Но, увы, против 18 комбайнов с участковым казаки оказались бессильны. Побоялись противодействовать представителю власти. А тот уже через день, когда казачье заявление на действия агрокомплекса и участкового лежало в прокуратуре, пришел каяться.

Все заплатим

У генерального директора агрокомплекса Надежды Полтавской, естественно, своя версия событий. По ее словам, Николай Соколенко сам просил обрабатывать его землю.

– Мы начали пахать и словесно договорились, что возьмем в субаренду эти 30 га. Потом он подписал договор. Ну как подписал – завизировал, слова только переставить, почти перед самой уборкой, – рассказала Надежда Васильевна версию, которая, видимо, произвела впечатление на участкового. – А потом он говорит: «Да нет, меня это не устраивает». Я спрашиваю, а как тогда? А он: «Ну вот вы посеяли, а я буду убирать, оплачу только ваши затраты». А он знает наши затраты? Я не согласилась. Мы заплатим им аренду и больше эту землю эксплуатировать не будем. Мы в пятницу с утра убирали пшеницу, а потом подготовили и отправили в центральный офис оплату. Надеюсь, сегодня, в понедельник, она прошла. Правда, бухгалтер на уборке.

Предприятие может платить за использование земли только на основании договора. А его нет в природе

Надо сказать, что деньги на счет хуторского казачьего общества так и не поступили.

Да это и невозможно, ведь сама Надежда Васильевна в телефонном разговоре с корреспондентом КАВПОЛИТа объясняла, что предприятие может платить за использование земли только на основании договора. А его нет в природе, вопреки заявлениям о неком черновике, в котором осталось только слова переставить.

Но апофеозом всей этой истории стало заявление начальника сельхозуправления: он, по словам Николая Соколенко, требует с казаков отчета о скошенной пшенице, будучи прекрасно осведомлен о конфликте вокруг небольшого участка земли, который, однако, очень много значит для развития хуторского казачьего общества.

2 Распечатать

Наверх