01 июня
14 мая 2015 2809 0

От дна до потолка

Экономический кризис на Северном Кавказе закончился?
  Фото: ТАСС, Сергей Карпов
Фото: ТАСС, Сергей Карпов

usahlkaro Антон Чаблин политолог, журналист

Росстат опубликовал данные о развитии Северного Кавказа за первый квартал 2015 года. Оптимизма они не вселяют: рост промышленности близок к нулевому, единственным «драйвером» экономики остается рост цен. При этом все большая часть бизнеса (например, строительного) уходит в «тень». Сокращаются реальные доходы населения (на 7% лишь за три месяца) и растет безработица: армия безработных уже составляет почти 200 тысяч человек, из которых ровно половина – в Чечне.

Финансы: кнутом и пряником

Вице-премьер Ставропольского края (министр финансов) Лариса Калинченко на планерке в правительстве заявила, что экономическая ситуация в регионе «выравнивается». По ее словам, за первые четыре месяца 2015 года поступления в консолидированный бюджет края (налоговые и неналоговые) вышли на уровень прошлого года.

Если в первом квартале они составили 20 млрд рублей, то уже за четыре месяца – более 25 миллиардов (31% от годового плана). Для сравнения: за первые четыре месяца 2014 года в краевой бюджет поступило 19 млрд рублей (36% от годовых нормативов).

По словам Ларисы Калинченко, положительную динамику удалось обеспечить в первую очередь за счет хорошей собираемости двух основных налогов (на прибыль организаций и НДФЛ), а также специальных налогов для малого бизнеса (УСН и ЕНВД).

С опережением графика пополнялся и дорожный фонд Ставропольского края, а также продавалось государственное имущество и земельные участки. Хуже всего ситуация с арендной платой за землю.

Расслабляться пока рано, говорит министр финансов: задачу бюджетной экономии никто не отменял

При этом, по словам Калинченко, расходы краевого бюджета за четыре месяца составили 24 млрд рублей (28% от годового плана). Впрочем, расслабляться пока рано, говорит министр финансов: задачу бюджетной экономии никто не отменял. Уже в нынешнем году на Ставрополье, заверила Калинченко, предстоит реализовать реформу госучреждений: это, во-первых, переход на единые нормативы затрат государственных (муниципальных) услуг, а во-вторых, централизация бухгалтерского учета и отчетности в муниципалитетах.

Министр финансов Ставропольского края Лариса Калинченко. Фото: ncfu.ru

Также на Ставрополье предстоит внедрить долгосрочное бюджетное планирование: его главным документом станет бюджетный прогноз на долгосрочный период (каждые три года на шесть и более лет). Исходя из этого прогноза будет установлен предел расходов на реализацию государственных программ. Впрочем, помимо «пряника» появится и «кнут»: за бюджетные нарушения муниципалитеты будут карать изъятием трансфертов (на основе уведомления краевой Контрольно-счетной палаты или замминистра финансов, курирующего отдел внутреннего госконтроля).

«Лекарственные» олигархи все жируют

О стабилизации на фармацевтическом рынке заявил и министр здравоохранения Ставрополья Виктор Мажаров (напомним, что ситуация с ценами на лекарства и их ассортиментом – один из ключевых индикаторов, по которому Москва оценивает антикризисные потуги регионов). По словам Мажарова, за первый квартал 2015 года цены на жизненно важные препараты выросли не более чем на 5,8% (это укладывается в среднероссийские рамки).

Кроме этого, с 1 марта по поручению губернатора краевой Минздрав еженедельно мониторит стоимость сотни наиболее востребованных лекарств (цены на которые не регулируются государством). По словам Мажарова, изменения розничных цен не превышают 1%.

​Анальгин с начала года подорожал на 62%, корвалол – на 60%, аллохол – на 52%, валокордин – на 48%, валидол – на 37%

Впрочем, у краевого органа Росстата данные не столь радужные, как у Минздрава: за апрель цены на лекарства, включенные в наблюдение, выросли на 2%, а за четыре месяца – на 24%. Скажем, самый обычный анальгин с начала года подорожал на 62%, корвалол – на 60%, аллохол – на 52%, валокордин – на 48%, валидол – на 37%...

Даже самая обычная настойка пустырника необъяснимо подорожала на 45%, а аспирин – на 37%. Все, разумеется, отечественного производства. Все препараты – дешевые и потому ходовые. То есть грешить на рост курса доллара невозможно. К тому же цены на препараты не снижаются синхронно с падением курса валют. Получается интересная штука.

В апреле цены действительно выросли незначительно (а на некоторые препараты, включенные в выборку Росстата, даже чуточку подешевели). То есть фактически с учетом снижения издержек производителей у них просто выросла рентабельность производства. Деньги из карманов обычных людей, понуро бредущих в аптеку, перекочевывают в карманы фармацевтических магнатов, от кризиса ничуть не пострадавших.

В 2015 году авто КИЯ Соренто вломился в класс премиальных кроссоверов. Продуманный до мелочей внедорожник отлично подойдет для городской езды и для активного отдыха. 

Синусоида «рост – падение»

Если на Ставрополье, судя по заверениям чиновников, все отлично, то какова же реальная ситуация в других регионах Северного Кавказа? Чтобы ответить на этот вопрос, обратимся к данным по экономическому развитию регионов Северного Кавказа за первый квартал нынешнего года, которые на днях опубликовал Росстат (более свежие показатели еще не подсчитаны).

Итак, за три месяца в округе оборот товаров (то есть стоимость произведенных своими силами и закупленных на стороне товаров, работ и услуг) составил 430 млрд рублей, в прошлом году — 376 млрд, то есть налицо прирост в 14%. Причем по-прежнему две трети бизнес-оборота приходится на Ставропольский край, следом идет Дагестан, доля которого в экономике СКФО за год выросла с 12,7% до 14,6%. Этот прирост — за счет того, что в действующих ценах бизнес-оборот Дагестана увеличился почти на 32% (подобных темпов более нет ни в одном регионе округа, скажем, в Ингушетии – почти 21%, а на Ставрополье – чуть менее 15%).

Единственным субъектом СКФО, где оборот снизился, стала Северная Осетия – минус 2,4 процента. А в Карачаево-Черкесии рост был близким к нулю.

​За счет чего произошел феноменальный рост экономики в масштабах СКФО? Ответ прост – за счет повышения цен

Куда важнее разобраться, за счет чего произошел такой феноменальный рост экономики в масштабах федерального округа. Ответ прост – за счет повышения цен. Скажем, оборот обрабатывающих производств в целом по СКФО за первый квартал 2015 года вырос почти на 23%, оборот энергетики и ЖКХ – на 8%, стоимость строительных работ – на 4%, стоимость отгруженной сельхозпродукции – почти на 3%, а вот объем платных услуг населению – лишь на 0,3%.

Среди укрупненных видов деятельности отрицательный рост (в стоимостном выражении) показала лишь добыча полезных ископаемых – на 3 процента. Подешевела нефть, что поделаешь (наиболее ощутимое падение оказалось именно в нефтедобывающих Ставрополье и Чечне – минус 330 миллионов рублей за квартал).

Кризис на бумаге или в головах?

Рост цен бесконечно долго не может быть локомотивом экономики – инфляция окажется не спасательным кругом, а разрушительным фактором. Выросла ли производительность труда за первый квартал года? Ну возьмем хотя бы строительную индустрию: за три месяца объем выполненных работ в ценовом выражении увеличился лишь на 4% (в сравнении с аналогичным периодом прошлого года): с 17,5 до 18 миллиардов рублей. Причем сопоставимыми по объемам лидерами являются Ставрополье (рост 27-процентный) и Дагестан (рост 4-процентный). А вот, скажем, в Карачаево-Черкесии оборот строительной индустрии снизился более чем вдвое, в Ингушетии – на пятую часть, в Чечне – на одну шестую…

Однако соизмеримого падения темпов строительства (точнее, ввода жилья) не произошло. Более того, Росстат зафиксировал прирост во всех регионах СКФО: в упомянутых уже Ингушетии, КЧР и Ингушетии – более чем в полтора раза. В целом же за первый квартал в округе ввели в строй 937 тысяч «квадратов» жилья (из них 702 тысячи построены индивидуальными застройщиками). В сравнении с прошлым годом — рост в полтора раза!

Почему же такой перекос между объемами жилья и прибылями девелоперов? Просто все более значительная часть этого рынка уходит в «тень»: если в прошлом году индивидуальные застройщики возвели 27% всего жилья, то в нынешнем – уже 33%. Куда испарилась статистически не фиксируемая разница?! Вторая причина: в начале года заканчивали уже те проекты, которые были заложены в «жирные» докризисные времена. Новых строек, похоже, ждать не стоит.

Еще хуже ситуация обстоит с промышленностью. Напомню, обрабатывающие производства показали почти 23-процентный рост выручки (с 62 до 76 миллиардов в целом по СКФО). А вот индекс производства (то есть объемы реально произведенной продукции) выросли лишь в двух субъектах – Ингушетии и Чечне. Но абсолютные цифры столь малы, что погоды в масштабах округа не делают. Зато на Ставрополье обрабатывающая отрасль снизилась на 7%, в Северной Осетии – на 20%, а в Карачаево-Черкесии и вовсе почти на 30%. Кстати, именно КЧР стала и антилидером по темпам снижения промышленного производства – минус 21% (в Северной Осетии – минус 17%).

Стоят заводы – сокращаются и реальные денежные доходы населения: если на начало апреля прошлого года они составляли 17,074 рубля, то в нынешнем – уже 15,860 (снижение на 7%). Феноменально стремительным оказалось падение в Ингушетии – минус 7000 рублей, или 40%. Ну и в довершение наиболее печальная цифра: к началу апреля армия безработных (официально зарегистрированных!) на Северном Кавказе составила почти 200 тысяч человек, из которых ровно половина – в Чечне. Так закончился ли кризис? Тот, который не на бумаге, а в головах…

1 Распечатать

Наверх