12 февраля 2014 1490 3

Особое мнение: Марксистам и нацистам просьба не беспокоиться

Размышления о новом законопроекте
Фото: slavyanskaya-kultura.ru
Фото: slavyanskaya-kultura.ru

usahlkaro Орхан Джемаль журналист

КАВПОЛИТ напоминает, что мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.

Газета «Известия»  сообщила о новом законопроекте: «Запретить содержание подозреваемых и осужденных за преступления экстремистской и террористической направленности в следственных изоляторах и колониях». Предложение поступило от «Общероссийского народного фронта». То есть от депутатов, прошедших в Думу как единороссы. По их мнению, «такие преступники должны содержаться исключительно в тюрьмах, чтобы уменьшить возможность распространения экстремистских идей среди криминального контингента».

Сама по себе эта новость удивительной публицистической силы. Государство проиграло идеологическое противостояние с экстремистами и террористами, и никакие духовные скрепы не спасли. Основной лагерный контингент мотает срок за хранение наркотиков. Там есть, конечно, и воры, грабители, убийцы, но нынешний среднестатистический заключенный процентов на 60-70 «чалится» за наркоту.

То есть сел за «косяк» шпанистый паренек с рабочих окраин, ну, или за отнятый на улице телефон, а там ПОЛИТИЧЕСКИЕ! (Вспоминаются сразу же кадры из фильма о юности Нестора Махно, как Батька еще мальчишкой набирался анархистского уму-разуму в камере, куда попал за разбойное нападение). И эта встреча несет такие риски, что необходимо ее сделать невозможной настолько, что сложившейся практики и должностных инструкций мало, надо запускать всю бюрократическую машину и менять законы и даже правовые принципы.

Сначала о принципах. В России существует несколько режимов лишения свободы: поселение, общий, усиленный, строгий и тюремный. По возрастающей, в зависимости от тяжести содеянного. Тюремный – для самых-самых. Теперь же к таковым можно будет отнести и ведущих кухонные разговорчики, пишущих посты в ЖЖ. Говорящие лишнее будут сидеть так же, как профессиональные киллеры. Инакомыслие перекочевало в категорию тяжких и особо тяжких преступлений.

Теперь о сложившейся практике. Если кто думает, что сейчас на зоне политические свободно разгуливают среди бытовиков и мелкой криминальной шушары, то он глубоко заблуждается. На практике осужденные по террористическим/экстремистским статьям большую часть срока проводят в ПКТ (помещение камерного типа), своего рода тюрьма в колонии, куда можно отправить хоть на год за то, что зек лежал днем на кровати, или носит неуставные ботинки, или поучаствовал в драке. Политический отправляется туда как нарушитель дисциплины, через год выходит (не на свободу, а в обычный барак), и еще через неделю отправляется опять в ПКТ за какое-нибудь нарушение формы одежды.

И вот этой изоляции политических от обычного контингента оказывается недостаточно, они все равно распространяют экстремизм-терроризм. Для этого и понадобился закон, так как для содержания в так называемой крытке, то есть на тюремном режиме, нужно соответствующее решение суда.

Настолько политических не боялись ни товарищ Сталин, вполне себе проводивший массовые чистки, ни Цари-батюшки, последним четырем террористы-экстремисты попортили много крови и в прямом смысле этого выражения, и в переносном.

​«Лица, представляющие экстремистские религиозные течения и осужденные за преступления террористического характера, проявляют особую активность в местах лишения свободы... адепты экстремистских течений, имея более высокий уровень образованности, способны увлечь радикальной идеологией значительные массы заключенных».

Каков же теперь масштаб проблемы, неужто страшнее, нежели тогда? Известия цитируют авторов нового думского почина: Согласно приведенной в пояснительной записке статистике, за преступления террористического и экстремистского характера в пенитенциарных учреждениях в прошлом году находилось 1680 человек. Из них в следственных изоляторах — 537, в тюрьмах — 24, в исправительных колониях — 1119. То есть большинство экстремистов содержится в условиях, где нет особых препятствий для пропаганды их идей. При этом они, конечно, не упомянули, что это на 819 тысяч заключенных вообще. Иными словами, опасными признаны гомеопатические дозы экстремизма/терроризма.


Помимо новости о запрете общего содержания заключенных, «Известия» цитируют пояснительную записку. Увлекательнейший документ, из которого становится понятным, кто же конкретно уложил на лопатки государство в идеологической борьбе. «Лица, представляющие экстремистские религиозные течения и осужденные за преступления террористического характера, проявляют особую активность в местах лишения свободы... адепты экстремистских течений, имея более высокий уровень образованности, способны увлечь радикальной идеологией значительные массы заключенных».

Иными словами, речь идет о ваххабистах, салафитах, политическом исламе – выбирай термин на вкус. О чем речь, понятно и без эмоциональных ярлыков. Товарищи леваки, нацики и либеральные болотные узники могут не надувать щек. Это не вас боится государство, это не ваши идеи как пожар охватывают зоны, речь о радикальных мусульманах.

Теперь мне даже любопытно, как законотворцы будут выкручиваться, прописывая в законе, что нацисты-марксисты – это не страшно, давить надо только исламистов.

С другой стороны, допустим мысль в духе «адвоката дьявола», а чего стебаться над идеологическим поражением режима, если со стороны силовиков-государственников проблема изоляции политических выглядит так же обосновано, как разделение рецидивистов и первоходов. Чем меньше дурного влияния, тем лучше.

Тут стоит отметить, что не худо бы законотворцам представлять, каков в действительности механизм «распространения радикальных идей в колониях». А то иной раз кажется, что в их единоросских головках действительно нет ничего, кроме кадров про Махно, где стайка интеллигентов в камере научила хлопца специально читать, чтоб подсунуть ему теоретиков социализма, … а в итоге Гуляйполе.

Статья Вячеслава Моше Кантор об отношениях к нацизму.

​Теперь мне даже любопытно, как законотворцы будут выкручиваться, прописывая в законе, что нацисты-марксисты - это не страшно, давить надо только исламистов.

Еще 10 лет назад ситуация в зонах была совсем иной. Поток террористического и экстремистского контингента, спровоцированный второй чеченской войной, не только не распространял свои идеи, но, напротив, встречался в зоне, враждебной всеми категориями заключенных. Но первые ручейки слились в полноценные реки и исламисты стали позиционировать себя в тюремном социуме как «масть», то есть связанная солидарностью группа, живущая внутри себя по своим понятиям, подогнанным под шариат, заставляющая считаться с собой как черноходов (сторонников тюремного традиционализма), так и козлов (активистов, сотрудничающих с тюремной администрацией). В некоторых зонах у мусульман есть свой, автономный от воровского, общак.

«Распространение радикальных идей» – это в первую очередь превосходство общины, существующей в экстремальных условиях, готовой расширяться и при этом защищать своих членов. Строго говоря, это демонстрация на практике главного радикального принципа. С группой, организованной как джамаат (религиозная община), не может справиться даже такой противник, как государство.

В последние годы бывали комичные ситуации: в одной из хантымансийских зон администрация вступила в переговоры с мусульманской общиной на предмет смены имама, «а то через неделю приедет большая проверка из Москвы, а у нас имам зоны — террорист». С одной стороны, администрация не хотела слишком давить и провоцировать эксцессы перед проверкой, с другой стороны, джамаат пошел на компромисс и избрал нового имама, сидящего за хранение наркотиков.

Именно то, что тюремные джамааты проявляются как «масть», делает бессмысленным новый тюремный почин единоросских депутатов. Распространяют идеи не отдельные люди, осужденные по статье 282 (экстремизм), а «масть», большинство в которой скоро будет таким же, как и вообще на зонах, то есть осужденные по статье 228 (хранение наркотиков). Забавная игра цифрами.

И хантымансийская история как раз и показывает – община готова иметь и тех, и других лидеров.

Безусловно, на «распространение идей» изоляция религиозно-политических никак не скажется, но для оперативной и следовательской работы это клад.

Вы когда-нибудь задумывались, что такое преступления экстремистской и террористической направленности? Так, на обывательском уровне, все вроде бы понятно. Это термин, пришедший из оперативной практики, но все преступления кодифицированы по уголовным статьям. Каков список статей, входящих в понятие «преступления экстремистской и террористической направленности»?

На Кавказе так могут сказать и про 222-ю (хранение огнестрельного оружия). Хотя Федеральный закон «О внесении изменений в статьи 1 и 15 Федерального закона "О противодействии экстремистской деятельности”» от 27 июля 2006 года № 148-ФЗ относит к экстремистской деятельности (экстремизму) деятельность организаций, СМИ, физических лиц по планированию, подготовке и совершению: а) против основ конституционного строя (ст. 274–282); б) против общественной безопасности (ст. 205, 2051, 2052, 208, 212, 213); в) против порядка управления (ст. 317, 318); г) против личности (п. «е» ст. 111, 112, ч. 2 ст. 130); д) против конституционных прав (ст. 136).

В этом списке, например, статья 318 (Применение насилия в отношении представителя власти). По-простому говоря, «дал менту по зубам». Это экстремизм? И кто это определяет? Суд? Следователь? Прокурор? Опер?

Простой ответ «в зависимости от мотивации и обстоятельств дела» не подходит. Разберем гипотетическую ситуацию: мент получил бутылкой по башке в ходе кабацкой потасовки, это экстремизм? А если в деле будет справка, что обидчик мента – соблюдающий мусульманин, это более экстремизм, чем обидчик, к примеру, атеист? А если в ходе предшествующей перебранки обидчик сказал менту «алкаш», будет ли это означать, что разбивая голову менту, он навязывал окружающему обществу принципы шариата? И наконец, кто решит, отправится этот человек в колонию за мордобой или в тюрьму?

1 Распечатать

Halida Hamid 19 февраля 2014, 16:53

Правильно Орхан обозначил стремление властей: "Марксистам и нацистам просьба не беспокоиться". Этот закон даже в страшном их сне не коснется. Они социально близкие для властей элементы. Вся подоплека этого законопроекта, которая прямым текстом не написана, но подразумевает, по моему глубокому убеждению, применение единственно к одним гражданам в России, независимо от национальной принадлежности. Будь ты хоть русский, чукча или татарин. Главное, чтобы тебя не посадили по "исламским" статьям. Т.е. за исповедание исламской веры. Исповедание этой веры служит властям московского Кремля основанием для фабрикации около десятка уголовных статей - ваххабит, салафит, хизбут-тахрировец, таблиговец, такфирист, нурсист, нурджалар, джихадист, исламский радикал, исламский экстремист и все это с подбросом оружия, наркотиков, со скрытыми, тайными "свидетелями" (получившие в последнее широкое применение фабрикантами из ФСБ, СУ СК, МВД РФ в перечне "доказательств"). И вот эти-то мусульмане, загремевшие в колонии с жуткими, чудовищными сроками, которые даже фашист Сталин и уж тем более Гитлер мусульманам не давали, СТРАШНО ОПАСНЫ московскому Кремлю Юргенсов/Путиных/Медведевых/Сатановских. Ибо, попадя в колонии и сидя с убийцами, насильниками, ворами, грабителями, их исповедание исламской веры делает чудеса: вчерашние убийцы, насильники, воры и грабители начинают внимать Исламскому призыву, т.е. разъяснениям о СУТИ исламской веры т.н. «экстремистов и террористов» и, принимая МАССОВО в системе УФСИН, исламскую веру, становятся мусульманами. Вся подоплека данного законопроекта «об усилении режима содержания экстремистов и террористов» кроется исключительно вышеописанной причине. В исламе власть московского Кремля видит угрозу для своего насквозь прогнившего иудео-православного режима. Власти мало, что они фактически отправляют в систему УФСИН убивать по сфабрикованным делам мусульман, им их надо убивать, оградив в ПКТ, в штрафизоляторы, в беспросветные тюремные камеры: "Чтобы мусульмане не влияли на очеловечивание вчерашних убийц, насильников, воров и грабителей".

0
Halida Hamid 19 февраля 2014, 17:01

"Читай внимательно материал, а уж потом исписывайся". Это ко мне относится. Пролетела через материал и увидела выражение "законопроект будет касаться радикальных мусульман". Уверяю, друзья, что радикальными сейчас становятся по установке властей, ведущие государственную политику антиисламизма, любые практикующие исламскую веру мусульмане, посещающие регулярно мечеть. За исключением из этого списка "традиционно носящих чалму и чапаны муфтиев, хазратов и их приближенных кругов мусульман, льющих воду на мельницу спецслужбам, т.е. ссученных".

0
Do Ray 24 ноября 2014, 21:36

Насколько я понял, они хотят законодательно утвердить то, что уже давно имеет практику на местах. Как впрочем и обозначил Орхан.
Если не ошибаюсь в 60-ые прошлого столетия какие то умники решили рецидивистов отделить от первоходок. Результат был прямо противоположным.

0

Оставить комментарий:

Наверх