18 сентября
07 апреля 2014 2908 0

Олимпийский пас на Грозный

Чечне обещана тепловая электростанция, которую не удалось построить в Сочи
Фото: world.lib.ru
Фото: world.lib.ru

usahlkaro Роман Венецианов Автор статьи usahlkaro Филипп Громыко журналист

Руководство ООО «Газпром энергохолдинг», стопроцентной «дочки» «Газпрома», приняло окончательное решение о строительстве в Чеченской Республике теплоэлектростанции мощностью 380–400 МВт. Ранее её предполагалось возводить в качестве олимпийского объекта в поселке Кудепста между Сочи и Адлером, но строительство так и не началось. В Чечне проект имеет больше шансов на реализацию, особенно если учесть хорошие связи ее главы Рамзана Кадырова с руководством «Газпрома»

Мощность новой электростанции должна составить порядка 380–400 МВт, строить её доверено «дочке» «Газпрома» ОГК-2, которая на юге России владеет рядом крупнейших энергообъектов совокупной мощностью свыше 4,5 ГВт – Ставропольской и Новочеркасской ГРЭС, а также Адлерской ТЭС. Стоимость электростанции в Грозном составит 24 млрд рублей – это значительно больше, чем заявлявшаяся ранее стоимость строительства Кудепстинской ТЭС в 20 млрд рублей.

Лишние киловатты

Кудепстинская ТЭС оказалась самым проблемным объектом инфраструктуры, запланированным в рамках подготовки к Олимпиаде в Сочи. Проект, анонсированный как  крупнейшая в мире газопоршневая электростанция, трижды менял генподрядчиков, что неоправданно затянуло все сроки начала строительства. Однако уже когда исполнителем проекта была окончательно утверждена группа компаний «ГазЭнергоСтрой», входящая в «Газпром энергохолдинг», в дело вмешались экологи, заявившие, что строительство электростанции недопустимо. Активисты Экологической вахты по Северному Кавказу утверждали, что по проекту в несколько раз превышена предельно допустимая концентрация по выбросам серы и азота, а также звуковым децибелам; кроме того, экологи опасались, что выбросы из труб, расположенных ниже, чем жилые дома на горах, пойдут в их сторону.

Стычки между «зелеными» и милицией на дальних подступах к стройплощадке начались в конце 2012 года. Экоактивисты выставили пикет на месте будущего строительства и не пускали туда тяжёлую технику. Кульминация противостояния произошла в прошлом апреле, когда Минрегион выдал «Газэнергострою» разрешение на строительство Кудепстинской ТЭС. Вскоре после этого на площадке строительства произошла массовая драка между жителями и сотрудниками ЧОП, после чего обеспокоенность происходящим выразила международная правозащитная организация Human Rights Watch, а глава КПРФ Геннадий Зюганов направил в российское правительство запрос на исключение скандальной ТЭС из Программы строительства олимпийских объектов.

Правительство в лице Минэнерго решило не сопротивляться и требование коммунистов удовлетворило – в первую очередь потому, что к тому моменту все сроки строительства были уже сорваны. Прогнозы энергопотребления в Сочинском регионе в пиковые «олимпийские» даты были пересмотрены, хотя и без этого эксперты не сомневались в необходимости в столь крупном энергообъекте, как Кудепстинская ТЭС.

«Ее строительство за уши притянуто к списку “олимпийских строек”, потому что её нет даже в перспективном плане развития города Сочи, – отмечал еще в конце 2012 года заместитель председателя Общественного градостроительного совета Сочи Александр Серяцкий. – Её возведение, согласно расчётам, займёт 20 месяцев, но даже если оно начнётся в ближайшее время, то завершение строительства ожидается в лучшем случае к осени 2014 года, когда все олимпийские баталии давно отгремят».

В то же время к моменту отказа правительства от строительства электростанции уже были вложены немалые средства в закупку оборудования для нее. Поставщиком основного оборудования – 24 газопрошневых агрегатов с КПД 48,6% (считается самым высоким электрическим КПД прямого цикла в мире) – была определена финская компания Wärtsila. Решение исключить Кудепстинскую ТЭС из списка олимпийских объектов застало энергоагрегаты в порту итальянского Триеста.

Но возвращаться обратно в Финляндию им не пришлось, потому что уже в мае прошлого года российские власти заявили, что проект новой ТЭС будет перенесен в один из энергодефицитных регионов России, и уже тогда прозвучало, что это может быть Чечня. На днях глава «Газпром энергохолдинга» Денис Федоров заявил, что Минэнерго приняло окончательное решение в пользу Грозного, работы планируется начать уже в мае этого года.

Иллюзорный профицит

В экспертных кругах решение отказаться от строительства крупной электростанции в Кудепсте было воспринято положительно. По словам отраслевого аналитика Александра Корнилова, проблемы энергетической отрасли на юге России во многом связаны с фрагментарностью региональной сети. Между соседними субъектами очень слабые связи, энергосистемы изолированы друг от друга, поэтому строительство новых объектов генерации может не дать желаемого эффекта.

Особенно значительным был риск того, что многие мощности, заявленные на Черноморском побережье, просто будут стоять недозагруженными и невостребованными. Запуск в эксплуатацию второй очереди Сочинской ТЭС увеличил её мощности с 78 до 160 МВт, а ввод Адлерской ТЭС в Имеретинской долине добавил сразу 360 МВт, что с лихвой покрывает даже пиковые нагрузки крупных форумов. Поэтому экономического смысла не имело строительство не только Кудепстинской, но и предполагавшихся ранее Новороссийской и Туапсинской ТЭС, Краснополянской ГЭС-2.

На Северном Кавказе, на первый взгляд, ситуация похожая: регион является энергопрофицитным. Однако положительный электробаланс в СКФО имеет тенденцию к снижению. Если в 2005 году энергопрофицит Северного Кавказа составлял с 3189 млрд кВт-ч, то в 2008 году – уже всего 1029 млрд кВт-ч. К тому же этот профицит обеспечивается за счет всего одного региона – Ставропольского края. В республиках же, по данным недавнего исследования «Энергетика Северного Кавказа: проблемы и возможности», из ежегодно потребляемых 13,7 млрд кВт-ч на собственную генерацию приходится всего 45%.

Кроме того, в перспективе, в принятой в 2010 году стратегии социально-экономического развития СКФО до 2025 года, в связи с существующим потенциалом роста спроса на электроэнергию в 2,5 – 3 раза, в округе может возникнуть энергодефицит, что ограничит развитие приоритетных отраслей. Поэтому вопрос о наращивании собственной генерации для Северного Кавказа является принципиальным, и проекты ввода новых энергомощностей (в первую очередь в гидроэнергетике) сегодня реализуются во многих республиках.

Единственными регионами СКФО, где отсутствует собственная энергогенерация, являются Чечня и Ингушетия. В стратегии СКФО в перечне перспективных проектов и мероприятий по ее реализации содержатся два пункта по обеспечению Чечни собственными энергообъектами – строительство каскада ГЭС на реке Аргун и строительство ТЭС в Грозном. 

твитнуть цитату
Единственными регионами СКФО, где отсутствует собственная энергогенерация, являются Чечня и Ингушетия

На момент составления стратегии эти пункты (равно как и многие прочие проекты на дальнюю перспективу) во многом рассматривались как «хотелки» региональных властей, а не как реальные проекты. Однако в течение последних месяцев они приобрели признаки реальности. В сентябре прошлого года правительство Чечни заявило о начале строительства ГЭС на реке Аргун , а теперь подтвердились и планы по созданию в Грозном тепловой генерации.

Отложенная индустриализация

Сейчас Чечня получает электричество главным образом из энергодефицитного Ставропольского края, но при этом уровень тарифов в Чечне значительно ниже, чем на Ставрополье. Так, по данным портала Newtariffs.Ru, стоимость 1 КВт-час электроэнергии в Чечне с начала этого года утверждена на уровне 2,13 рубля, а в Ставропольском крае одноставочный тариф для населения составляет 3,43 рубля за киловатт-час.

твитнуть цитату
Сейчас Чечня получает электричество главным образом из энергодефицитного Ставропольского края, но при этом уровень тарифов в Чечне значительно ниже, чем на Ставрополье

В то же время в Чечне сегодня практически нет крупных промышленных потребителей электроэнергии – создание в республике масштабных производств уже давно находится на уровне планов. Однако в последнее время инициативы по индустриализации Чечни заметно активизировались, а это означает, что вопрос о наличии собственных энергоисточников для республики уже в ближайшее время может стать чрезвычайно остро.

В начале года глава республики Рамзан Кадыров провел в Грозном встречу с президентом черкесского автозавода «Дервейс» Хаджи-Муратом Деревым и главой Московского индустриального банка Абубакаром Арсамаковым, где обсуждались планы по созданию в Чечне крупного автопроизводства мощностью до 100 тысяч автомобилей в год. Продолжением этого разговора стала инициатива чеченского правительства по созданию особой экономической зоны промышленно-производственного типа «Аргун – Черкесск – Ставрополь», о которой стало известно в начале марта. На днях правительство Чечни также сообщило о работах по созданию индустриального парка «Грозненский», где планируется разместить производства мебели, стройматериалов и прочей продукции.

Пообещать не значит выполнить?

Планы по строительству в Грозном ТЭС стоимостью 24 млрд рублей неизбежно заставляют вспомнить о непростой судьбе другого мегапроекта в сфере ТЭК на территории Чечни – нефтеперерабатывающего завода «Роснефти». Этот проект был обещан республике еще в 2010 году, но только в конце прошлого года «Роснефть» объявила тендер на разработку проектной документации для предприятия.

Логично предположить, что подобная история может приключиться и с электростанцией. Однако не стоит забывать о том, что отношения Рамзана Кадырова с руководством «Газпрома» не в пример лучше, чем с «Роснефтью», которую глава Чечни неоднократно отчитывал за падение добычи углеводороводов в республике, недоплаченные налоги,  невыполнение социальных обязательств, затягивание вопроса о строительстве НПЗ и т.д. И если информация о личных официальных встречах главы республики с президентом «Роснефти» Игорем Сечиным практически отсутствует, то с главой «Газпрома» Алексеем Миллером Рамзан Кадыров регулярно поддерживает связь, последняя их встреча состоялась в октябре прошлого года.

А на региональном уровне связи Рамзана Кадырова с «Газпромом» прослеживаются в хороших отношениях главы Чечни с черкесской семьей Арашуковых, имеющей решающее влияние на газовую отрасль на Северном Кавказе. Младший представитель этой династии Рауф Арашуков, сын «газового короля» Северного Кавказа Рауля Арашукова (ныне – советник президента ОАО «Газпром межрегионгаз»), считается другом Рамзана Кадырова.

С фигурой главы Чечни связывают и примирение давнего конфликта между Арашуковыми и Деревыми – еще одной влиятельной черкесской бизнес-династией, после чего и появился упомянутый выше проект строительства в Чечне огромного автозавода. И если принять во внимание эти обстоятельства, то можно предположить, что собственная энергогенерация в Чечне появится быстрее, чем собственная нефтепереработка.   

0 Распечатать

Наверх