08 февраля 2014 2599 1

Олимпиада в Сочи: конец и вновь начало

Пост-олимпийские ожидания как свидетельство «гастарбайтерского» мышления россиян

usahlkaro Бадма Бюрчиев обозреватель

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков назвал «перманентной забавой» разговоры о возможной отставке правительства после Игр в Сочи и добавил, что он не сторонник «теории водораздела», имея в виду всякого рода ожидания, связанные с окончанием Олимпиады.
 
Обозреватель КАВПОЛИТа попытался разобраться, почему вообще возник этот «водораздел». И пришел к выводу, что российское общество подвержено коллективному неврозу, а сами россияне, по сути, являются гастарбайтерами в собственной стране.  

Жизнь после финиша

«Это такая перманентная забава –– ожидать отставки правительства. Я, честно говоря, скажем так, о слухах этих, конечно, слышал и читал, но никогда ничего не слышал, что могло бы послужить каким-то более или менее серьезным их подтверждением. Я не сторонник такой «теории водораздела», – отметил Дмитрий Песков в интервью «Коммерсантъ-FM».

Пренебрежительный отзыв о «теории водораздела» со стороны пресс-секретаря Путина вполне объясним. Информированный человек имеет возможность заглядывать чуть дальше, чем остальные. Однако само существование этой теории — проблема не надуманная. И она, на наш взгляд, заслуживает внимательного рассмотрения.

Популярность ожидаемых событий после Олимпиады постоянно меняется. Еще недавно в СМИ задавались вопросом «будет ли война на Кавказе после Игр в Сочи?». Сегодня чаще говорится об ужесточении внутренней политики, девальвации рубля, экономическом кризисе. В разное время озвучивались и более «локальные» ожидания — связанные, допустим, с возвращением на новом уровне к «черкесскому вопросу» и даже развязкой событий на Украине.

Возможно, некоторые прогнозы вполне обоснованы, и какие-то из них сбудутся. Однако «теория водораздела» позволяет отвергать все предположения разом, ссылаясь на примеры откровенной конспирологии. Без специальных знаний отличить правду от вымысла бывает довольно сложно.

Кроме того, у «теории водораздела» есть и другая сторона. Так сказать, позитивная. В противовес популярному мнению о том, что после Олимпиады все будет плохо, в последние дни усиленно раскручивалась и альтернативная риторика. Мол, хватит чернить Игры, надо сплотиться, чтобы не ударить в грязь лицом. При этом даже высокопоставленные чиновники не отрицают фактов воровства, но успокаивают тем, что это случается на всех мегастройках мира.

Получается, «теорию водораздела» культивируют не только критики власти, но и ее сторонники: дескать, сначала проведем Олимпиаду, а потом разберемся с коррупцией и прочими нарушениями. 

Занимать ни ту, ни другую сторону мы не будем. Нас интересует проблема в более широком ракурсе: почему Олимпиада стала восприниматься как некая черта, которая должна поделить жизнь на «до» и «после»?

Отложенное настоящее

В психологии есть такой модный диагноз — синдром отложенной жизни. Этому неврозу подвержены те, кто только и делает, что готовится к некой «настоящей жизни»: вот накоплю деньги, и тогда... вот выращу ребенка, и займусь... вот найду работу по душе... Для таких людей мечта — не руководство к действию, а способ укрыться от реальности. Они больше рассчитывают на удачу, невероятное стечение обстоятельств, нежели на свои знания и силы.

В ожидании чуда они готовы жить не своей жизнью — посвящать себя неинтересной работе, прикрываться заботой о близких, даже когда ситуация этого не требует, и так далее. Самые разные отговорки находятся легко. Объединяет этих людей убежденность в существовании некой мифической даты, когда закончится репетиция и можно будет наконец зажить по-настоящему.

Психология, особенно популярная, — довольно туманная дисциплина. Однако термин «синдром отложенной жизни» очень хорошо подходит для описания ситуации с пост-олимпийскими ожиданиями. Если это действительно невроз, то коллективный. И в нашем обществе, похоже, он стал уже хроническим.  

На то, что «отложенная жизнь» – явление социальное, указывает и история вопроса. Говорят, одним из первых на «жизнь-репетицию» обратил внимание Киплинг. Он заметил, что откладывание «главного» на «лучшие времена» присуще англичанам в колониях.

Формально эти британцы находились под юрисдикцией своего государства, но, по сути, жили в чужих странах — с иным укладом, традициями и пр. Они вынуждены были мириться с окружающей средой, утешая себя тем, что все это временно. Командировка когда-нибудь кончится, и тогда наступит то самое «настоящее».

Подобное мышление можно условно назвать «гастарбайтерским». Его отличает отстраненность от настоящего и упование на «светлое будущее», которое чаще всего оказывается иллюзией.

Родом из застоя

В этом смысле гастарбайтером (гость + работник) можно быть и в своем государстве. И дело тут не в метафизическом отношении к реальности: все мы в этом мире гости и пр. Гражданин превращается в гастарбайтера, когда перестает быть хозяином в стране.

С одной стороны, к этому приводит убежденность, что от него ничего не зависит. С другой – внутреннее, иногда вытесненное в подсознание неприятие подобного положения дел. В «отстраненном» обществе преобладают сетования на несправедливость судьбы и бесконечные ожидания поворотных моментов в истории.

Мы уже проживали период, когда пассивность настолько охватила общество, что эта эпоха получила название «застой». Надо сказать, «застой» – не аномалия, а логичное завершение советского времени. Страна советов с первых дней своего существования столкнулась и проблемой иждивенчества масс. В СССР постоянно велись кампании по борьбе с бесхозяйственностью, несунами, прогульщиками и прочим «разгильдяйством и бездорожьем». Недаром в 1961 году пришлось даже вводить уголовную статью за тунеядство. 

Углубляться в тему не будем, но отметим, что причиной «застоя» стал сам принцип социально-экономического устройства, при котором государственные интересы были поставлены выше личных. Партийная номенклатура, обещавшая построить коммунизм, получила всю полноту власти. Но столкнулась с непредвиденным эффектом. Вместо безропотного и исполнительного общества появилась масса безучастных граждан, которые просто-напросто переложили на государство ответственность за свои судьбы.

Жить так было удобнее, поскольку реальность выглядела временами ужасной, временами – абсурдной. Однако где-то в глубине души советский человек понимал, что он не только перекладывает на государство тяжесть ответственности за себя и свою семью, но и поступается чем-то очень важным во имя обещанного властями светлого будущего. Негласный договор заключался не бескорыстно. По сути, гражданин инвестировал личную свободу с расчетом получить взамен свободу полную и долгосрочную — если не для себя, то для своих потомков.

Крах Советского Союза объясняется многими причинами. И далеко не последнюю роль здесь сыграли обманутые ожидания. Каждая пятилетка должна была приближать рай на земле, однако действительность разочаровывала. Чем все закончилось, хорошо известно.

Справедливости ради надо отметить, что далеко не все в СССР воспринимали реальность отстраненно. Однако даже идейные коммунисты мирились с «тяготами и лишениями» ради светлого будущего. То есть жили той самой отложенной жизнью. Так что этот синдром стал отчетливо проявляться в обществе именно при социализме. 

Между Сциллой и Харибдой

И все же советский человек был меньшим «гастарбайтером» в своей стране, чем современный россиянин. В СССР существовали известные всем правила игры. И тот, кто их принимал, чувствовал себя достаточно комфортно.

Сегодня старые правила более не актуальны, новые еще не устоялись. Разочарование в демократии привело к формированию политической системы, во многом схожей с советской. При этом в экономике Россия вступила на рыночный путь в то время, когда глобальный капитализм стал обретать черты тоталитаризма.

Транснациональные корпорации навязывают избыточное потребление, создавая реальность, в которой массы руководствуются иррациональным выбором. Эти феномены достаточно подробно описаны, не будем на них подробно останавливаться. Смысл в том, что человек общества потребления должен много работать, чтобы много тратить. Со временем корпорации полностью подчиняют его жизнь своим интересам.  

На первый взгляд, глобальный капитализм, в отличие от социализма, не призывает жить отложенной жизнью. Напротив, банки наперебой предлагают кредиты, чтобы потребитель мог «не отходя от кассы» реализовать свои желания. Но на самом деле, это еще один вариант эксплуатации того же синдрома. Подспудно клиентам внушается, что обязательно наступят лучшие времена, когда можно будет без проблем вернуть долг.

В России с готовностью приняли старую «веру» в светлое будущее в новом обличии. Симптоматично, что лидерами по степени закредитованности у нас являются именно малообеспеченные граждане (по оценкам аналитиков, это половина экономически активного населения страны).

Таким образом, сегодня россиянин оказался между Сциллой и Харибдой. С одной стороны – ренессанс советского режима, с другой – столкновение с тоталитарностью глобального капитализма.

К внутреннему неприятию несправедливости мира и убежденности в собственной беспомощности прибавилось внушение извне – реклама некой иной реальности. Кто-то реализует тоску по новой жизни в религии, кто-то полагается на удачу (достаточно вспомнить популярность игорных заведений), а кто-то ждет долгожданного поворота в истории. Именно поэтому с окончанием Олимпиады связано столько конспирологических теорий.

Но, как верно было кем-то замечено, конспирология – мировоззрение рабов. Неслучайно синдром отложенной жизни психологи называют еще и «синдромом слуги».

Привычка заглядывать далеко вперед объясняется не прозорливостью россиян и не любовью к головоломкам, а хроническим страхом взглянуть в глаза действительности. Понедельник, как известно, начинается в субботу. Мы уже начали жить в пост-олимпийской реальности. Тем, кому не терпится узнать, что будет после Олимпиады, стоит внимательно присмотреться к тому, что происходит сегодня. Векторы развития событий обозначены давно и довольно четко. Не нужно строить никаких иллюзий. Чтобы излечиться от синдрома отложенной жизни, следует научиться жить здесь и сейчас: перестать быть слугой внешних факторов и превратиться наконец в хозяина собственной судьбы. 

3 Распечатать

Наверх