29 ноября
22 мая 2014 2761 0

Оброк для «Газпрома»

Плачевное состояние федерального бюджета Москва будет «поправлять» за счет граждан
Фото: img.rg.ru
Фото: img.rg.ru

usahlkaro Антон Чаблин политолог, журналист

«Затягивайте пояса потуже!» – таков итог обсуждения бюджета страны за прошлый год и на текущий, которым всю прошлую неделю занималось правительство России. Вроде, и цены на нефть не падают, и газовый контракт с Китаем подписали, а госказна тощает.

Все потому, что на одних углеводородах далеко «уехать» невозможно: в современном технологичном мире основой госбюджета должна быть не сырьевая рента, а реальная экономика. А покуда в России она в зачаточном состоянии, деньги на «затыкание» дыр в бюджете государство по-прежнему будет брать из карманов простых граждан. Так ведь еще с брежневских времен повелось, зачем традициям изменять?!

Деньги были, деньги будут...

Вчера в полдень Дмитрий Медведев провел селекторное совещание с губернаторами о проблеме «сбалансированности консолидированных бюджетов субъектов РФ», а сразу после него – заседание правительства, на котором заслушали отчет об итогах исполнения бюджета за прошлый год. И на обоих совещаниях главной фигурой был министр финансов Антон Силуанов, который в своих докладах обильно сыпал цифрами. А они не могут не вызывать тревогу даже у человека, в вопросах экономики и финансов разбирающегося слабо.

В прошлом году экономический рост в России (прирост ВВП – валового внутреннего продукта) составил 1,3%, при том, что Минэкономики изначально ставил сверхоптимистичный прогноз в 3,7%. Объем дефицита региональных бюджетов (то есть разница между расходами и доходами) составил 642 млрд рублей – это вдвое больше, чем было в 2012 году.

Печалиться о том, что денег в бюджетной системе катастрофически не хватает, еще рано

Государственный и муниципальный долг (объем средств, которые региональные и местные власти занимают, чтобы покрыть бюджетный дефицит) также вырос на четверть. При этом в некоторых субъектах Федерации долг превысил 80% от объема собственных доходов региональной казны (доходов – налоговых и неналоговых – которые власти собирают самостоятельно, не обращаясь к трансфертам из федерального бюджета).

Впрочем печалиться о том, что денег в бюджетной системе катастрофически не хватает, еще рано. Деньги есть, да только их никак не могут использовать с толком отдельные чиновники (то есть распорядители бюджета). По словам Антона Силуанова, к началу нынешнего года на счетах бюджетных и автономных учреждений «зависло» 168 млрд рублей, а на счетах региональных бюджетов – еще 200 миллиардов (как правило, это целевые межбюджетные трансферты).

Можно, кстати, сопоставить с размерами финансовых злодеяний, которые выявила в прошлом году Счетная палата России. Как недавно отчиталась в Госдуме председатель палаты Татьяна Голикова, общая сумма выявленных нарушений бюджетного законодательства составила 722 миллиарда рублей (только нецелевого использования – на почти 4 миллиарда).

Бюджетный кодекс – кодекс рантье

Начиная с 2004 года, вся финансово-бюджетная политика России строится исключительно на рентном принципе. Дату можно назвать уверенно, поскольку именно тогда был создан Стабилизационный фонд (законом №184-ФЗ были внесены соответствующие изменения в Бюджетный кодекс) и введено так называемое «бюджетное правило» – то есть уровень расходов государства определялся исходя из сложившейся в мире цены на нефтяную смесь марки Urals (основа российского углеводородного экспорта).

В 2008 году (после того как Стабилизационный фонд был разделен на две самостоятельных институции – Резервный фонд и Фонд национального благосостояния) в Бюджетном кодексе была закреплена новая норма. Федеральный закон №63-ФЗ разделил все доходы, получаемые федеральным бюджетом, на нефтегазовые (непосредственно связанные с производством и экспортом нефти, газа и нефтепродуктов) и все прочие, которые получили официальное название «ненефтегазовые».

Минфин ведет раздельный учет этих двух видов доходов, словно бы в стране параллельно существует два госбюджета. Причем отдельной строкой в Бюджетном кодексе (ст. 96.8) была прописана возможность направлять излишек «нефтегазовых» доходов (вырученных от продажи сырья) на «затыкание дыр», возникающих из-за низкого сбора доходов «ненефтегазовых» (то есть отражающих реальное состояние экономики страны).

А они хронически собираются плохо! Вот и в прошлом году из-за замедления экономического роста объем «ненефтегазовых» доходов госбюджета сократился на 454 млрд рублей (386 млрд рублей было недополучено бюджетом из-за не проведенной приватизации госимущества). К счастью, сработала подушка безопасности в виде экспортной выручки.

Из-за необычайно хорошей мировой конъюнктуры вместе с ценами на углеводороды росли и «нефтегазовые» доходы бюджета. И из почти 6,5 млрд полученных «сырьевых» доходов в итоге 769 миллиардов перекинули на покрытие дефицита бюджета и недофинансированные расходы. Но даже при этом хватило не на всё.

По итогам года, доложил премьеру Силуанов, было недоисполнено расходных обязательств на 121 млрд рублей (сумма внушительная, хоть это лишь и 1% от общего объема расходов госбюджета). Проще говоря, эти расходы в бюджете отдельными строками отражены, но денег на них не хватило. Большая их часть – это капитальные расходы по линии Инвестиционного фонда и Федерального дорожного фонда. При этом половину обещанных сумм безвозвратно «обнулили», а вот оставшаяся половина обязательств, пояснил Силуанов, перешла на этот год.

Бронепоезд у черного хода

С начала нынешнего года Антон Силуанов нарасхват: его зовут в правительство, Совет Федерации, Госдуму... Нужно принимать закон об исполнении бюджета за прошлый год, только в этот раз он будет особенно скорбным. Значит, просто констатировать то, что бюджетно-финансовая система России деградирует, – вроде, неправильно. Нужно хоть что-то делать!

Правда, дальше разговоров о том, чтобы хоть как-то снизить зависимость российского бюджета (а значит, и экономики) от сырьевого сектора, дело пока не уходит. Механизмы стимулирования реального сектора пока очень туманны. Ну вот в начале было создано федеральное Агентство кредитных гарантий (со 100%-ным участием государства): 50 млрд рублей из бюджета направляют на гарантийную поддержку субъектов малого и среднего предпринимательства.

Но, во-первых, это лишь половина от требуемой для «малышей» суммы (ежегодно они требуют до 95 млрд рублей гарантий).

Во-вторых, еще неизвестно, как зарекомендует себя новая система господдержки. Татьяна Голикова, обсуждая законопроект в Госдуме, заявила, что и прежний механизм предоставления госгарантий среднему бизнесу под инвестпроекты (появившийся после поручения президента летом 2012 года), работает худовато.

Государственные гарантии – это не конкретная финансовая помощь бизнесу, а нечто виртуальное

Ну и самое главное: нужно помнить, что государственные гарантии – это не конкретная финансовая помощь бизнесу, а нечто виртуальное. Деньги бизнесмен получает в банке, а государство (в лице упомянутого агентства) за него просто поручается.

Так, может, и двигаться нужно не с черного хода, а с парадного? Стимулировать банки к тому, чтобы свои кредиты для малого и среднего бизнеса они делали более доступными. Ведь когда вопрос касается кредитования не частного бизнеса, а бюджетов (читай: власти), меры такого «принуждения» у Минфина находятся. О чем Антон Силуанов также доложил премьеру.

По словам министра, сегодня долги региональных бюджетов покрываются в основном за счет банковских займов, а они очень дороги. Вот и решено, чтобы регионы поэтапно замещали дорогие коммерческие кредиты на более дешевые бюджетные. В бюджете-2014 на эти цели намерены дополнительно истратить 100 млрд рублей (на гарантийную «поддержку» малого и среднего бизнеса, напомню, – вполовину меньше).

Причем бюджетные кредиты будут выдаваться регионам «дешевле», чем под 1 процент годовых. «Мы не заинтересованы в каких-то там доходах от этих кредитов, а субъектам нужно послабление в долговой нагрузке», – заявил Силуанов. Причем, заверил он председателя кабмина, что и коммерческие банки после переговоров с Минфином оказались готовы снизить ставки для кредитуемых у них региональных властей: ключевая ставка Центробанка плюс 1,25% годовых (на сегодняшний день это 8,45%).

Сверлите дырочки на ремнях

Вообще, о том, как сегодня плохо живется региональным бюджетам, Антон Силуанов говорил необычайно много. И почти ни слова о жалостливом состоянии бизнеса и реального сектора экономики. Поэтому и все меры, которые предлагает Минфин, – это послабления в бюджетной политике, направленные в первую очередь на обеспечение «социалки».

Во-первых, регионам соизволили не «дотягивать» зарплаты бюджетникам до 100% от средней по экономике, как было предписано в «майских» указах президента. Уже сейчас региональные власти воют и стонут от непосильного бремени социальных расходов (КАВПОЛИТ рассказывал об этом в статье «Россия как осажденная крепость»), вот им и разрешили довести зарплаты учителей с врачами лишь до 95%-ного уровня. «Цену» такой щедрой экономии Антон Силуанов премьер-министру назвать не смог, но можно понять, что речь идет о десятках миллиардов рублей.

Во-вторых, регионы теперь будут меньшими суммами участвовать в софинансировании расходных обязательств, которые оплачивает федеральная казна. Это, как правило, капитальные вложения по целевым программам (по строительству детсадов, школ, лечебных учреждений, спортивных объектов). Минимальный порог софинансирования, говорит Силуанов, составит 5%, причем будет действовать такая «чрезвычайная» норма как минимум два-три года (видимо, министр искренне надеется, что потом-то экономика России как попрет!).

В-третьих, сокращается количество разнообразных льгот. Регионы будут обязаны провести «ревизию» учрежденных ими налоговых льгот (сегодня их «цена» составляет 1 млрд рублей) и от неэффективных отказаться, не говоря уже про полный запрет на введение новых. Напрячься стоит и получателям социальных льгот (в том числе натуральных): по словам Силуанова, сейчас готовится очередная порция поправок к пресловутому 122-му федеральному закону (о «монетизации» льгот), цель которой – сделать выплаты более адресными.

«Чтобы бюджетные средства шли именно нуждающимся гражданам, а не всем подряд, как это обычно у нас и происходит», – поддержал министра Дмитрий Медведев. Сказано-то правильно, но как это всегда бывает на деле в государстве Российском, чересчур ретивые чиновник на местах вместе с водой выплеснут и ребенка, по-максимуму урезав любые социальные обязательства бюджета. А Москва на такую исполнительность будет смотреть благосклонно: мол, во как экономят! 

​А с кого же еще сегодня деньги в тощий бюджет брать, как не с населения?

А с кого же еще сегодня деньги в тощий бюджет брать, как не с населения?! Недаром Антон Силуанов снова подтвердил установку на то, что правительство намерено вводить имущественный налог с физических лиц на кадастровой основе. «Это позволит увеличить доходную базу бюджетов и более справедливо осуществлять налоговую нагрузку на объекты недвижимости», – говорит министр.

Красиво говорит, а вот как на самом деле обстоит дело с этим налогом, КАВПОЛИТ также подробно описывал в статье «Политический «кадастр»: драть будут в три шкуры, порой безо всякого финансово-экономического обоснования. В общем, снова повторю фразу, с которой начал статью: товарищи, затягиваем пояса. А еще лучше – новые дырочки на ремнях загодя просверлите.

2 Распечатать

Наверх