26 ноября
19 сентября 2015 10416 3

О «челобитных» с Кавказа

Почему Элле Памфиловой не так часто жалуются из СКФО?
Фото: livejournal.com
Фото: livejournal.com

usahlkaro Рустам Джалилов Автор статьи

Всероссийский омбудсмен Элла Памфилова вместе с местными правозащитниками и в окружении двух генералов — руководителя Кабардино-Балкарии Юрия Кокова и полномочного представителя президента России в Северокавказском федеральном округе Сергея Меликова — заявила о том, что к ней в аппарат уполномоченного по правам человека приходит относительно мало жалоб с Северного Кавказа: их всего-то немногим более 3% от общего числа обращений.

Боязнь жаловаться?

Памфилова, вероятно, считает, что тамошние омбудсмены очень хорошо трудятся на своем поприще и, видимо, разруливают все наиболее сложные проблемы. Например, 1200 обращений о нарушении прав поступает одному только уполномоченному по правам человека в КБР Борису Зумакулову.

Вместе с тем, по словам Памфиловой, из тех жалоб, что все-таки доносят до нее из СКФО, почти половина посвящена неправомерным действиям силовиков.

КАВПОЛИТ обратился за комментариями к правозащитникам и адвокатам, непосредственно сталкивающимся в своей деятельности с делами и тяжбами людей, чьи права в той или иной степени были нарушены — прежде всего органами государственной власти на Северном Кавказе.

​Если человек не боится обратиться к местному омбудсмену, то не должен бояться обратиться и к федеральному

Боятся ли те, кто страдает от притеснений, жаловаться, доносить информацию, в том числе в Москву? Или единственная преграда — пассивность самого населения? А может, ситуация с правами человека на Северном Кавказе стала страсть как хороша? Еще вариант: люди принципиально не доверяют институту омбудсменов на местах и в Москве, поэтому предпочитают вообще с ними не связываться... 

«Я думаю, что в регионах реже вспоминают федерального омбудсмена и не очень верят в его эффективность, — поделилась с КАВПОЛИТом Варвара Пахоменко, представитель международной правозащитной организации International Crisis Group в России.

— К местному омбудсмену можно прийти ногами, поговорить. Да и местным активистам-правозащитникам проще связаться с региональным уполномоченным по правам человека, чем с федеральным».

«Если человек не боится обратиться к местному омбудсмену, то не должен бояться обратиться и к федеральному. Бывает, конечно, что некоторые хотят идти напрямую в Москву. Есть и те, кто вообще боится жаловаться. Чечня — самый яркий пример.

Наконец, имеются и принципиальные противники жалоб государству и правозащитникам — это исламисты», — перечисляет Пахоменко.

Отписки вместо помощи

Но могут ли граждане вообще надеяться, что их обращения к омбудсменам — местным или в Москву — дадут результат? Особенно актуален этот вопрос для тех, чьи родные и близкие были убиты в спецоперациях и числятся «боевиками и террористами».

«Даже те, кто обращается в Москву за помощью, не получают кардинального ответа на свои вопросы. В большинстве случаев жалоба или обращение спускаются обратно на места и ставятся под контроль тех же самых силовиков или следственных органов.

А иногда просто поступает отписка, типа, что ваше обращение принято к рассмотрению, дано поручение, отправлено туда-то и т.д.», — рассказала адвокат из Нальчика Инна Голицина, защищавшая интересы многих северокавказских «сидельцев», в том числе и обвиняемых по «делу 58-ми».

Она, по ее собственным словам, практически не сталкивалась с ситуациями, когда те или иные чиновники от правозащиты на местах или в Москве оказывали содействие в решении какой-либо задачи.

​Большая часть тех, кто обращается, — это люди, которым уже терять нечего, либо... совсем наивные

«Единственный раз, когда я обратилась и мне помогли, — это инцидент с обвиняемым по делу о нападении на Нальчик Будтуевым. "Красный крест", к которому я обратилась, реально помог в его розыске и прочем. Действительно, они мне в тот период оказали очень серьезную помощь на первоначальном этапе. Но "Красный крест" — международная организация, независимая от тех институтов, что есть в России, — отметила наша собеседница. — На моем пути не было, чтобы действительно кто-то взялся за вопросы, кардинально, серьезно их решил. По делу Кодзокова также было обращение к Памфиловой, но просто была отписка и все. Письмо ей направили, но никоим образом вопрос не был решен.

Я с удовольствием воспользовалась бы ее ресурсом, скажем так, для какого-то курирования, например, вопросов той же самой экспертизы, от которой зависит очень много в восстановлении истины по этому делу.

Я надеюсь, что на следующей неделе вопрос с экспертным учреждением все-таки определится, найдем наиболее надежную организацию, которая потянет эту экспертизу. И, может быть, обращусь повторно к Памфиловой с тем, чтобы она предоставила свое сопровождение делу Кодзокова. Но каков будет результат, честно говоря, не знаю».

​«Я не буду утверждать, что правозащитная работа омбудсменами не ведется. Она, конечно, ведется. Но при этом я — при всем уважении к ним — реальной поддержки ни от кого никогда не видела. Может быть, просто я недостаточно активно обращалась в подобные организации, рассчитывала только на себя,на свои силы. Но вы знаете, по моим наблюдениям, большая часть тех, кто обращается, — это либо люди, так сказать, доведенные до крайности, которым уже терять нечего, либо... совсем наивные», — резюмирует Голицина. 1 Распечатать

Evil Terminator 20 сентября 2015, 10:27

Чиновник он и есть чиновник , видить и слышит только то , что желает
слышать и видеть , тот который платит ей зарплату !
А жалоб с Кавказа мало , потому что жаловаться на правителей , чиновников и силовиков Кавказа себе дороже , к тому же небезопасно
для жизни !

2
Tarlan 20 сентября 2015, 10:57

Это всё от того, что Конституция- "гарантирует" ПРАВА, закон - "различает" и "разделяет" Права, силовики -"определяют" целесообразность прав, суды по их наводкам "раздавливают" права, государство- все больше отторгает себя полномочия по защите и активны в "подавлении и усечении" ПРАВ Граждан. Все они "правы" и у всех свои права в которых нет места правде отдельно взятого человека. Прав не тот, кому гарантированы Права по Конституции, а тот, кому государство предоставило больше прав над правами других. Этим и отличается римское право от Свода Прав установленных Всевышним в Писаниях для человечества. Человек по Божьему праву под Покровом Бога и под Его Ответственой защитой. По римскому праву человек под покровом государства и под его Безответственной защитой. Ибо здесь человек отделён от Государства законом, защишающим его незыблемые устои своего политического устройства от прав, предоставляемых человеку Конституцией. То есть речь идет о разных правовых измерениях в оценках и квалификацииправовых деяний людей. В первом случае: человек от Духа Божьего и извечно наделен Светом прав и свобод и Отвественности перед Богом за свои деяния. По божьему праву Отвественен не только подсудимый, но и судья, и обвинитель и палач!Во втором случае: человек продукт эволюции дикой Природы и только образование государства выводит его из "дикости" и может быть наделён или ограничен в правах по определению государственной "целесообразности". В таком ракурсе права ни государство, ни суд, ни обвинитель, ни палач, не несут никакой отвественности ни перед обвиняемым, ни перед Богом! По римскому праву нет место Богу в Правосудии. Памфилова -лишь винтик в системе механизма часов башен власти и по её заявлениям не могут быть сверены ни пульс самочувствия народа, ни точность определения МИНУТЫ ИСТИНЫ. Она и ее служба всего лишь декорация большого театра, под названием: "Жизнь и хлеб под ПОКРОВАМИ" -пределов власти.

0
найка давида 20 сентября 2015, 15:15

Бессмысленно жаловаться Памфиловой, не того уровня чиновник...

2

Оставить комментарий:

Наверх