22 января 2014 1638 0

Нухажиев: «Имаму наркотики подкинули»

Чеченский омбудсмен обратился к Бастрыкину и Чайке по факту нарушений прав Курман-Али Байчорова
Фото: kavkaz-uzel.ru
Фото: kavkaz-uzel.ru

usahlkaro Рустам Джалилов Автор статьи

В защиту имама Кисловодска, заместителя муфтия Ставропольского края Курман-Али Байчорова, о неправомерном уголовном преследовании которого КАВПОЛИТ писал уже не раз, выступил чеченский обмудсмен Нурди Нухажиев.

Пресс-служба  уполномоченного по правам человека в Чеченской республике сообщила, что Нурди Нухажиев обратился к руководителю Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину с просьбой принять меры по факту нарушения сотрудниками правоохранительных органов прав заместителя муфтия Ставропольского края, имама кисловодской мечети Курман-Али Байчорова. Аналогичное обращение чеченский правозащитник направил и в адрес Генерального прокурора России Юрия Чайки.

Нухажиев считает, что наркотики Байчорову были подброшены, а уголовное дело сфабриковано оперативниками.

Помимо этого, при производстве предварительного расследования в отношении имама кисловодской мечети сотрудниками правоохранительных органов г. Кисловодска были допущены грубейшие нарушения требований норм Уголовно-процессуального кодекса РФ.

В связи с этим омбудсмен просит руководителя СК РФ и Генпрокурора поручить проверить доводы защиты Байчорова и принять меры в соответствии с действующим законодательством.

Со слов защиты достоверно известно, что в пристегнутые наручниками руки Байчорова были втерты наркотики, чтобы в последующем снять смывы и «обнаружить» на них следы наркотических веществ.

В последующем сотрудники, задержавшие Байчорова сфальсифицировали материал о неповиновении сотрудникам ДПС в поселке Мирный.

Данное обстоятельство не может соответствовать действительности, поскольку на этом посту его знают практически все, как имама мечети и как заместителя муфтия Ставропольского края. Выдуманная сотрудниками правоохранительных органов история о якобы оказанном Байчоровым неповиновении выглядит совершенно нелепо.

Адвокат Байчорова Алауди Мусаев цитирует своего подзащитного:

«Они меня вытащили из машины, начали заламывать руки, я им представился в это время заместителем муфтия Ставропольского края. Человек в маске и гражданской одежде мне ответил: «Вот и сядешь со своей мечетью». После этого напавшие на меня люди стали оскорблять меня, муфтият и даже ислам, выражаясь нецензурной бранью.

Вначале они закрутили мне за спину руки и надели на них наручники, одели на голову пакет, а поверх пакета — какую-то шкуру. Затем меня затолкали в автомобиль, как я понял по высоте платформы, это был УАЗ. Автомобиль тронулся и поехал, причем поехал, судя по тряске, по пахоте и ухабам.

Где-то через 40 минут автомобиль остановился, меня привезли на пост ДПС «Мирный» и завели туда. Пакет с моей головы не снимали, а лишь чуть приподняли, чтобы я мог дышать.

Затем в течение более часа со мной разговаривал человек в гражданской одежде в маске. Он предлагал мне согласиться с тем, что у меня изымут кармана, и «взять это на себя». Он грозился, что в противном случае у моей жены найдут «пояс шахидки» и взрывчатые вещества. Кроме того, этот человек говорил о «незавидной участи» моих детей.

Вместе с этим время от времени мой собеседник выражал недовольство строительством мечети и распространением ислама в крае.

Всё это закончилось тем, что на пост пригласили ещё каких-то людей, и у меня при досмотре якобы изъяли наркотики. Позднее мне было предъявлено обвинение в незаконном обороте наркотических средств.

Для меня как для верующего человека, имама мечети и заместителя муфтия то, что сделали эти люди — не просто преступление против закона, но и тягчайшее оскорбление. Я не только никогда не хранил, не перевозил и не употреблял наркотики, я был и остаюсь ярым противником наркотиков и любых других дурманящих голову веществ. На каждой проповеди я призывал тысячи прихожан мечети сторониться наркотиков и алкоголя, говорил о грешности этого.

Полагаю, что силовики, решившие нейтрализовать меня, не просто объявили меня преступником, но и намеренно выбрали столь подлый способ, чтобы оказать на меня максимальное психологическое давление и подорвать  авторитет перед прихожанами».

Как заявил КАВПОЛИТу адвокат, если верить процессуальным документам и рапортам сотрудников полиции, на посту ДПС у н.п. Мирный в момент «остановки автомобиля под управлением Байчорова» находились, кроме сотрудников ДПС ОГИБДД ОМВД России по Предгорному району Ставропольского края, также сотрудники 1 ОРЧ полиции ГУ МВД России по СКФО (дислокация в г.Нальчик) и сотрудники СОБР ГУ МВД России по ЦФО (дислокация в г. Нальчик).

«Такая компания не вполне традиционна для поста ДПС. Очевидно, бойцы специального отряда быстрого реагирования под руководством оперуполномоченного ГУ МВД России по ЦФО Хандетского Р.В. выполняли конкретную задачу, именно они захватили имама Курман-Али Байчорова в Кисловодске и доставили его к посту ДПС, — проинформировал Алауди Мусаев.

- Кроме того, понятым при производстве с Байчоровым К.-А.И. целого ряда процессуальных действий выступил Базык Владислав Владимирович, который, по его собственному признанию, на протяжении долгого времени выступает «дежурным» понятым у сотрудников ДПС в Предгорном районе Ставропольского края и подписывает любые документы.

Именно Базык В.В. и Кравцов В.В., якобы следовавший с ним в одном автомобиле, выступили при фальсификации административного и уголовного дел против Байчорова К.-А.И. «очевидцами» того, как Байчоров якобы отказывался открывать капот на требование сотрудника ДПС, как у Байчорова якобы был изъят пакет с наркотическим веществом и т.д.

Подобных следов фальсификации в уголовном деле против Байчорова К.-А.И. ещё великое множество. Все изложенные мной обстоятельства могут быть объективно проверены и подтверждены».

Адвокат полагает, что в действиях лиц, незаконно задержавших имама мечети Кисловодска и заместителя муфтия Ставропольского края, имеются признаки преступления — незаконное задержание и фальсификация доказательств по уголовному делу.

Имам Курман-Али Байчоров пользуется безупречной репутацией глубоко верующего и благочестивого человека и религиозного деятеля. Он пропагандировал высочайшие ценности ислама, призывал молодежь края к мирному созиданию и трезвому образу жизни, занимался благотворительностью.

Об этом свидетельствуют все те, кто знает имама.

«К сожалению, в последнее время имам попал в немилость к силовикам Ставропольского края по причине, которая до обидного проста: он ратовал за возведение минарета для кисловодской мечети, а местные власти были категорически против.

На этой почве в начале октября 2013 года у имама Байчорова случился конфликт с прокурором Кисловодска, это, вероятно, и определило его дальнейшую судьбу», — поясняет жена Байчорова Фатима Алиева.

«Несмотря на все ранее допущенные нарушения, а также несмотря на то, что мой муж уже третий месяц содержится под стражей, надеюсь, что несмотря на огромное количество событий в мире и в нашей стране,  наша беда не забудется, и неравнодушные люди будут оказывать нам возможную помощь в её разрешении», — надеется супруга заключенного.

1 Распечатать

Наверх