22 февраля 2014 2814 1

Новые кавказские эмираты

У Абхазии есть перспектива стать нефтедобывающей страной. Правительство «за», общество «против»

usahlkaro Антон Кривенюк Автор статьи

Лет через двадцать Абхазия имеет все шансы ассоциироваться не только с туризмом, но и с добычей нефти. О возможных ее запасах у восточных берегов Черного моря было известно еще полвека назад. Теперь же, в теории есть шанс ее еще и добывать. Правительство страны очень хотело бы воспользоваться этой возможностью. Ибо нефтедобыча может стать не просто источником пополнения бюджета, она может стать решением всех проблем республики.
В интервью КАВПОЛИТУ министр экономики Давид Ирадян сказал о том, что возможные доходы сопоставимы с сегодняшним уровнем всех собственных доходов бюджета Абхазии. «Исходя из очень грубого прогноза возможных запасов нефти, ежегодная сумма налоговых платежей только за добычу составит порядка 3 млрд рублей. Это в настоящий момент соответствует размеру собственных доходов госбюджета. И это только за добычу, не говоря уже о налоге на прибыль и других налогах», - говорит Ирадян.

Кто ищет нефть, тот ее найдет

Изыскания неподалеку от абхазского побережья ведутся  уже три с половиной года. Сейчас готовится новое соглашение, которое даст возможность заняться поисками нефти в морской акватории востока Абхазии. Вся эта деятельность выгодна уже сейчас. Компания «РН-Шельф», «дочка» Роснефти,  является одним из крупнейших налогоплательщиков в Абхазии.

Если даже допустить, что нефть все-таки здесь, на Черном море добывать не будут, то многолетние исследования все равно принесут неплохую прибыль. Поэтому можно предположить, что все участники процесса заинтересованы в его почти бесконечном продолжении.

Разведка нефти – это дорогая инфраструктура, рабочие места, личные интересы конкретных людей в менеджменте «Роснефти». За возможность обеспечить деятельность на территории Абхазии, российский гигант платит немалые деньги в казну. А можно допустить, что платит он не только в бюджет. То есть, такой незамысловатый, взаимовыгодный контракт.

Народ «против»

С другой стороны есть общественное мнение, которое пока свою позицию по нефтяному проекту до конца не сформулировало, но скорее «против», чем «за». Президент Александр Анкваб, который, очевидно, очень заинтересован в проекте, хотел бы попробовать обойтись без  общественного обсуждения, которое способно любой проект загнать в тупик.  И тут есть интрига. Весь вопрос в том, на каком уровне будут обсуждаться нефтяные соглашения – на уровне правительства или парламента?

Министр экономики Давид Ирадян напоминает о том, что правительство действует в полном соответствии с законом. «Решение о предоставлении лицензии принято на основании Закона "О недрах" и Закона "О континентальном шельфе и исключительной экономической зоне".  Законы, я напомню, не правительство принимает, а парламент. Если правительство принимает какое-либо решение в соответствии с его полномочиями, то, полагаю, обвинять его в этом нет никаких оснований» – исполнительная власть заинтересована в том, чтобы сосредоточить все инструменты по реализации нефтяного проекта в своих руках и обойтись в этом деле без несговорчивого парламента, в котором представлена оппозиция, да и вообще много «не сторонников» действующей власти.

Оппоненты это отлично понимают. «Есть большие сомнения в правомочности подписания правительством постановления о передаче Гудаутского участка шельфа «Роснефти» на 45 лет и обоснования подобных решений ссылками на закон "О недрах". Мне кажется крайне важным внести в срочном порядке изменения в закон "О международных договорах", чтобы исключить подобные мутные прецеденты, когда такие глобальные для страны вопросы будут пытаться увести из под влияния парламента», – член Общественной палаты Алхас Тхагушев инициировал общественное обсуждение проекта.  Он считает, что парламентское обсуждение больших проектов  сбалансирует разные интересы и в лучшем случае сделает такие проекты более открытыми для общества.

Обеспокоенность скептиков легко понять. Если первое соглашение с «Роснефтью» подразумевало лишь поиск и оценку, то второе – не только это, но и разведку и в случае обнаружения нефти, добычу. «Роснефть» несколько лет проводила дистанционное изучение Гудаутского участка. Результаты оказались достаточно позитивными. Теперь  необходимо перейти к следующему этапу поиска и оценки – бурению. Это колоссальнейшие вложения – на миллиарды рублей. И тут у инвестора возник резонный вопрос – мы вкладываем огромные деньги, но закон не гарантирует нам получение права на добычу в случае открытия месторождения. Резонно, я считаю. Поэтому поступило обращение выдать совмещенную лицензию», – говорит министр экономики Абхазии Давид Ирадян.

Денег мало, и их  всегда не хватает

Добыча нефти, по существу, единственный «свет в конце туннеля» для абхазских властей, которым критически не хватает денег на все – социалку, строительные проекты и многое другое. В ближайшие годы страна будет получать из России финансовую помощь в размере одного миллиарда рублей в год. Не капля в море, но принципиальных проблем не решить. А главное, социальная напряженность может вызвать политический катаклизм.


твитнуть цитату
Добыча нефти, по существу, единственный «свет в конце туннеля» для абхазских властей, которым критически не хватает денег на все – социалку, строительные проекты и многое другое

А вот нефтяные деньги дали бы возможность на какое-то количество лет «пролететь» над проблемами, не реформируя экономику. Также можно было бы сохранить стабильность в обществе без каких-либо системных изменений. Никаких других шансов наполнить страну деньгами, у абхазских властей нет.

Произойдет ли катастрофа?

Общественное обсуждение нефтяного проекта происходит в основном в Фейсбуке, где участники споров пытаются ответить на вопрос, насколько опасной нефтедобыча может быть для экологии Абхазии. Международные исследования показывают, что такая опасность неочевидна.

Блогер Ахра Смыр считает, что проблемы с экологией в связи с нефтедобычей в Абхазии, если и возникнут, то в первую очередь у соседей. 

 «Акваторию добычи вроде бы обозначили. На каком расстоянии от берега будут стоять платформы? Попадают ли они в зону действия Основного черноморского течения (ОЧТ)? Если да, то тревогу бить должны жители российской части черноморского побережья. Потому что ОЧТ движется вдоль всего побережья Черного моря на удалении 15-25 км от берега, (в районе Абхазии — 3-5 км). Это поток основного черноморского течения, шириной до 40 миль, идущий против часовой стрелки со скоростью до 5 км/ч.

Генеральную схему течений Черного моря, представляющую собой два огромных замкнутых круговорота, называют «очки Книповича» по имени ее первого автора. Так вот, на периферии во многих районах моря регулярно возникают вихри-круговороты диаметром до 50-100 км с вращением вод по часовой стрелке (антициклоны). Эти вихри постоянные, их несколько — керченский, сочинский, батумский, крымский, болгарский и синопский (в Турции).

В случае экологической катастрофы на платформе, расположенной на удалении от трех и далее километров от берегов Абхазии, все, что ни выльется на поверхность моря, окажется сначала в Сочи, затем размажется по всему побережью Краснодарского края, вольется в ОЧТ, и затем не знаю уж какая часть этой грязи вернется на место происшествия, пропутешествовав по одной из глазниц "очков Книповича"».

Туризм или нефть?

Но, вероятно, есть издержки другого плана. Не в последнюю очередь, имиджевые. Экономическая специализация Абхазии определилась уже очень давно – это туристический регион, в котором пальмы, море, ущелья, но не нефтяные вышки. Никакой активности в плане развития курортного потенциала правительство не демонстрирует. Понятно, почему. Туризм наполняет в первую очередь кошельки населения, и уже потом – бюджет. То есть, курорты не столь привлекательны для срочно ищущих деньги властей Абхазии.

С другой стороны в Абхазии далеки от совершенства институты управления, нет полноценной экономики и есть элита, которой очень не хватает ресурсов, из которых можно извлечь ренту. Соответственно, поиск глобального проекта осуществляется не только для того, чтобы наполнить бюджет, но и создать преференции для соскучившейся по деньгам элите. И в этом смысле, нефтяной проект ничего позитивного населению Абхазии не даст – прежде в стране нужно создать другую институциональную среду и модернизировать систему управления.

Впрочем, пока непонятно, как будет развиваться абхазский нефтяной проект. По слухам, дочка «Роснефти», компания «РН-Шельф» может вообще свернуть работу в стране, считая завышенными финансовые аппетиты государства. Еще десять лет назад возможность добывать нефть на абхазском побережье интересовала американские компании, намеревавшиеся добывать ее в Грузии. Однако пока черноморское побережье не превращается в «Кавказские Эмираты», и вопрос добычи нефти в Абхазии остается открытым.

0 Распечатать

Magomed 23 февраля 2014, 00:42

шляпа

0

Оставить комментарий:

Наверх