01 марта 2014 608 0

NEWTIMES: Новая геополитика США и Россия: к «великому компромиссу»

КАВПОЛИТ публикует материал портала newtimes.az, посвященный главным интригам в российско-американских отношениях. «Какую геополитическую стратегию выбрала Америка на самом деле?» - главный вопрос материала.

В последнее время все чаще сообщается об ослаблении вмешательства Америки в геополитические процессы в различных регионах мира. Высказываются мысли о том, что она больше не может лидировать в мире. Но надо учитывать, какую геополитическую стратегию выбрала Америка на самом деле. Известные геостратеги и аналитики высказывают свои соображения по этому поводу. Если обратить внимание на эту сторону вопроса, то можно заметить ряд действительно интересных моментов.

Новая стратегия: от борьбы к компромиссу

Складывается впечатление, что в американо-российских отношениях могут произойти серьезные изменения. Несмотря на то, что в связи с этим от официального Вашингтона не поступило конкретных предложений, тот факт, что в СМИ просочилась определенная информация, которая была оценена западными аналитиками, дает основание для таких предположений. Так, вызывают интерес идеи, выдвинутые по этому поводу такими известными специалистами, как Г.Киссинджер, З.Бжезинский и Дж.Фридман. Здесь было бы неправомерно отделять друг от друга два аспекта проблемы.

Дело в том, что российскую политику США аналитики рассматривают во взаимосвязи с политикой в направлении Евросоюза. Примечательно, что отношениям с Москвой в этом контексте дается более высокая по сравнению с Брюсселем оценка.

Так, именно в этом аспекте анализирует известный телефонный разговор заместителя госсекретаря США Виктории Нуланд в связи с Украиной основатель «Stratfor» Джордж Фридман. Согласно распространенной информации, В.Нуланд несколько жестко говорила послу Америки на Украине о недоверии Евросоюзу. Она охарактеризовала эту организацию как слабую и отвела сотрудничество с ней на второй план.

В.Нуланд дала указание послу, чтобы тот действовал самостоятельно и сформировал оппозиционную коалицию. Она также отметила, что это нужно сделать до того, как Россия поймет, что происходит, и начнет принимать соответствующие меры (см.: George Friedman. New Dimensions of U.S. Foreign Policy Toward Russia / «Geopolitical Weekly», 11 февраля 2014 г.).

Свой анализ Дж.Фридман начинает со следующих слов: «Американская внешняя политика в последние годы постепенно меняет свои очертания. Раньше Соединенные Штаты были сосредоточены в основном на исламском мире, и, что важнее, считали применение силы одним из первоочередных вариантов при реализации своей внешней политики… Альтернатива состоит в переходе к стратегии баланса сил...» (см.: предыдущий источник).

На наш взгляд, эти идеи крайне важны в плане изменений, произошедших во внешней политике Вашингтона, наряду с другими факторами, также и потому, что и другие западные аналитики выводят на первый план именно этот момент. Например, Збигнев Бжезинский в интервью порталу «Terra America» в феврале нынешнего года высказал в этом плане интересные мысли.

Он говорил, что на историческом этапе «постгегемонии» (выражение принадлежит самому З.Бжезинский – Newtimes.az) отношение крупных держав друг к другу должно измениться. Крайне необходимы между ними «компромиссные решения» (см.: Збигнев Бжезинский: «Компромиссные решения между главными державами крайне необходимы!» / «Terra America», 17 февраля 2014 г.). Необходимость таких изменений в геополитике он объяснил тем, что военный вариант не отвечает требованиям времени. По словам З.Бжезинский, «поверхностно» думают те, кто защищают в сирийском, иранском и иракском вопросах способ военного вмешательства, оказания давления.

Он признался, что Америка – уже не единственная диктующая сила на Ближнем Востоке. В итоге здесь возникла в определенном смысле «геополитическая пустота». Эту пустоту частично пытаются заполнить Китай, Россия и Евросоюз. Но США все еще остаются наиболее влиятельной силой в регионе (см.: предыдущий источник).

Битва крупных геополитических сил вследствие действия таких факторов представляет большую опасность для человечества. Они должны сотрудничать, «чтобы можно было нейтрализовать турбулентности (это понятие выражает хаос различной природы – Newtimes.az), возникающие на нижних уровнях» (см.: предыдущий источник). Из этих рассуждений З.Бжезинский следует, что крупные державы должны перейти от противостояния к сотрудничеству. Они должны достичь по всем актуальным ныне геополитическим вопросам компромисса. Речь идет фактически об определенных коррективах в американо-российских отношениях.

Два момента активной геополитики: Германия или Россия?

В плане логики поведения Вашингтона нужно отметить один геополитически значимый момент. Явно чувствуется, что США не очень довольны новыми геополитическими амбициями Германии. Правда, ряд российских экспертов оценивают намерение Германия активизироваться в мировой политике как совместный проект США и Германии. Но одна из важных сторон вопроса состоит в том, что Америка не готова признавать Европу в качестве независимого геополитического лидера.

Это объясняется двумя причинами. Во-первых, несколько раз в истории Америка спасала Европу. Во-вторых, на нынешнем историческом этапе для того, чтобы США могли вести борьбу против России и Китая, рядом с ними должна быть Европа. Если Вашингтон и Брюссель будут действовать совместно, может возникнуть самая большая в мире экономическая, политическая, военная, социальная и культурная сила.

А последние шаги Германии не согласовываются с этим подходом. Недавно канцлер Ангела Меркель предложила создать независимую от США коммуникационную систему (см.: Angela Merkel backs EU internet to deter US spying / «The Financial Times», 16 февраля 2014 г.). Канцлер заявила, что хочет обсудить этот вопрос на встрече с президентом Франции Франсуа Олландом. Этот шаг Германии можно оценивать как желание избавиться от информационно-коммуникативной зависимости от Америки. Несомненно, подобная политика Берлина не удовлетворяет Вашингтон. В этом плане меняется геополитическая ценность России для США. Можно предположить, что Америка, чтобы показать Европе ее место, до определенного уровня будет развивать отношения с Россией.

Но неправильно было бы забывать при этом об одном важном моменте, так как главный вопрос связан с изменениями, которые США производят в своей геополитической позиции в целом. В каких вопросах Вашингтон конкретно намерен активизироваться? На наш взгляд, полный ответ на этот вопрос дан в вышеуказанной статье Дж.Фридмана.

Основатель «Stratfor» пишет: «Перехват и обнародование телефонного разговора Нуланд не привел никого в замешательство. Он показал миру, что не Германия, а США идут впереди на Украине. Он также показал русским, что американцы настолько не считаются с другими, что они готовы говорить об этом по открытой телефонной линии. Нецензурный отзыв Нуланд о Евросоюзе и обращение с Россией как с требующей решения проблемой служит подтверждением американской политики. Соединенные Штаты воевать не собираются, но их пассивности пришел конец…» (см.: George Friedman. Указ. статья).

В этих мыслях отражены как ирония, так и содержание американской политики. Выражение «не считаются с другими», с одной стороны, служит переводу отношений с такой крупной геополитической силой, как Россия, на другую плоскость, с другой, – показывает суровое лицо политики, проводимой в отношении государств региона. Так, сам Дж.Фридман отмечает, что Вашингтон сам уже не вмешивается в борьбу, но делает ставку на региональные распри, исторические конфликты. Тем самым он препятствует появлению региональных гегемонов и предотвращает все, что может быть направлено против интересов Америки.

Дж.Фридман пишет: «Новую стратегию можно увидеть в Сирии, где США вместо прямого вмешательства стоят в стороне, позволяя враждующим группировкам тратить друг на друга свои силы и энергию, а также не давая им использовать свои ресурсы на действия, способные бросить вызов американским интересам» (см.: предыдущий источник).

Все сказано достаточно ясно и точно. На деле именно в этом аспекте мы анализировали политику США в нескольких статьях. Но сами американские эксперты признают новые тренды. На фоне таких изменений американо-российские отношения действительно представляют интерес. Но здесь скорее можно вести речь о неопределенности.

0 Распечатать

Наверх