10 августа
07 апреля 2015 2495 1

Несложившаяся Грузия

Иванишвили вновь делает выпад против Маргвелашвили, а между тем внутриполитические проблемы в Грузии множатся
Фото: Shakh Aivazov / AP
Фото: Shakh Aivazov / AP

usahlkaro Надана Фридрихсон международный обозреватель

«Экономика Грузии может очень резко прибавить, если восстановятся нормальные отношения с Россией. Но здесь должна быть инициатива за Грузией. Грузинские власти должны обратить внимание на социально-экономическое положение страны и понять, что без решения этих проблем, они дальше двигаться не могут».

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин в интервью КАВПОЛИТу рассказал, почему Грузия нуждается в России, в чем природа конфликта Иванишвили и Маргвелашвили, и почему президенту Грузии надо посочувствовать.

— В очередной раз возник конфликт между Иванишвили и Маргвелашвили. На этот раз «серый кардинал» упрекнул президента Грузии в том, что он переехал в резиденцию, построенную Михаилом Саакашвили. Как вы считаете, насколько серьезен конфликт? В чем его истинная природа и до чего он может довести?

— Я не стал бы придавать какого-то принципиального значения этим конфликтам. Грузия – это очень нестабильное полугосударство, где институты власти и общества так и не сложились. Поэтому управляется оно с помощью различных частей правящей элиты, которые без конца будут что-то делить и на кого-то ориентироваться.

В Грузии до сих пор нет единой национальной политики, единого взгляда на будущее страны, на отношения с соседями… Все это является результатом неких междусобойчиков и борьбы за власть.

Этот процесс, на мой взгляд, будет бесконечен, и рассматривать какие-то действия всех этих политиков в качестве долгосрочных результатов я бы, в принципе, не стал.

Ну не поделили они, условно говоря, дворец, имеющий отношение к бывшему президенту... А что до этого, все проблемы были решены? Конечно нет — как при Шеварднадзе, так и после него.

— Вот тут и возникает странность. Иванишвили заявил, что Маргвелашвили играет против своей команды, которая сделала его президентом. Когда были выборы Иванишвили лоббировал кандидатуру Маргвелашвили, а теперь у них конфликт. И как раз неясно, что они не поделили?

— Это обычная житейская история. Я бы даже сказал, что это традиция, причем не только для Грузии, а вообще для политики. Было бы удивительно, если «второй», который становится на какие-то первые роли, чувствовал бы благодарность или ответственность … В политике такое вообще крайне редко бывает. Так что эти все противоречия совершенно закономерны.

«Грузия – это очень нестабильное полугосударство, где институты власти и общества так и не сложились» 

— С учетом внутриполитической ситуации в Грузии и внешнеполитической обстановки — например, карьера Саакашвили в Киеве и его заявления, что он вернется в Грузию — как вы думаете, конфликт Иванишвили и президента может в конечном итоге аукнуться Грузии серьезными социально-политическими потрясениями?

— Это непременно случится, но не только из-за Саакашвили. Саакашвили как политик, который способен консолидировать какие-то ресурсы, себя исчерпал. Он может в лучшем случае озвучивать какие-то идеи, которые ему уже не принадлежат и никогда не будут им реализованы.

Что касается Грузии, да там будет очередной кризис. Причем это произойдет достаточно быстро. Дело в том, что ни одна из проблем Грузии, на самом деле, не решена. Грузия выбрала для себя курс – превратить кавказскую республику с огромным количеством внутриполитических и внутриэкономических проблем в европейское государство. Но так не бывает.

Из-за этой несбыточной фантазии Шеварднадзе – Саакашвили сейчас Иванишвили придется расхлебывать все это, какой бы разумный проект он ни предложил. Все то, что он сейчас говорит, – это попытки стабилизировать ситуацию после того как Саакашвили довел страну до точки.

— Но при Саакашвили все-таки у нации была идеология, пусть антироссийская, но она сплачивала большинство. Реализовывались реформы. Почему «Грузинская мечта» не смогла сохранить хотя бы реформаторские успехи Саакашвили?

— Я не совсем согласен с тем, что у нации была мечта и реализовывались какие-то реформы. «Верхушечные» реформы делали Саакашвили и достаточно узкая часть элиты. Нации было абсолютно наплевать на него, потому что я видел неоднократно ту часть общества, которая вообще игнорировалась, которая не получала заработные платы, жила на какие-то мелкие деньги в неотапливаемых помещениях, без света и т д.   

«При Саакашвили часть общества не получала зарплату, жила в неотапливаемых помещениях, без света…»

Какие-то косметические вещи – борьба с коррупцией на дорогах – конечно, нравились. Но не более того. Все, что делал Саакашвили, затрагивало достаточно узкие слои общества. И это реформами назвать можно с большой натяжкой.

Если слово «полиция» стало писаться латиницей, наверное, это не реформа. У нас тоже полицию одели в другую форму, назвали полиция, но она лучше милиции работать не стала.

— Бытует версия, что природа конфликта Иванишвили с президентом в том, что Маргвелашвили, по сути, сторонник Саакашвили, и он подыгрывает «националам» и экс-президенту. Исходя из этого, насколько велики шансы Саакашвили вернуться в Грузию? Может, не в качестве президента, но политика.

— Я как раз считаю, что эта теория имеет право на существование, не потому что роль Саакашвили значительна (Саакашвили в прошлом, все, это уже отжившая фигура), а потому что есть определенная часть элиты, ориентированная, как и прежний президент, на такой национал-европеизм.

Это есть, это часть грузинского общества, но она не основная, во-первых. И во-вторых, на этом не построишь страну. Это может быть лозунг, это может быть кому-то симпатично, кому-то нет, но все это никак, ни в коей мере не соотносится с той катастрофической, в общем, социально-экономической ситуацией Грузии.

Алексей Подберезкин. Фото: viperson.ru

— Что нужно предпринять Иванишвили и правительству Грузии во главе с Гарибашвили, чтобы остановить сценарий возможных потрясений?

— Речь идет о том, чтобы превратить Грузию в относительно самодостаточное государство. В первую очередь в социально-экономическом плане. А это означает экономическое развитие, которое так или иначе было связано с Россией.

По тому разделению труда, которое сложилось за последние 200 лет, Грузия была связана, кстати сказать, и с Арменией, и с Азербайджаном, но прежде всего, с Россией. Взять хотя бы энергетику, но не только.

На самом деле, многие предприятия, например, по производству марганца, работают на российский рынок. Так что здесь нет другого пути, надо восстанавливать экономику, и нужно восстановить конституционные и бизнес-связи с Россией.

Но любое продвижение по этому пути будет означать проблему политического отношения к Абхазии и Южной Осетии. А значит, надо преодолеть этот сезон и идти на развитие экономических связей, что для определенной части грузинской интеллигенции и политической элиты очень трудно.

Поэтому нынешнему президенту, конечно, хочется посочувствовать, но у него другого варианта нет. Надо развивать отношения с Россией и бывшими советскими республиками. Это не означает, что Грузия отказывается от европейского курса, от ориентации на США, отнюдь. Но придется как-то скорректировать свою внешнюю политику.

— Но локально бизнес-контакты все-таки развиваются. Недавно, например, «МегаФон» и Silknet реализовали совместный проект. Но я так понимаю, вы подразумеваете в более глобальном плане разворот в сторону России? Например, рассмотреть евразийский проект?

— Конечно, потому что сейчас, так или иначе, это определяющий вектор. Другое дело, что сочетать евразийский проект с проектом «еэсовским» трудно, но по большому счету можно. Дело вот в чем, настоящая экономика Грузии основывается на достаточно крупных предприятиях, которые были ориентированы на российский рынок, вот в чем проблема.

Если Грузия хочет, чтобы экономика заработала, ей нужно развивать не только частные компании, но и те компании, которые будут поставщиками бюджета, поставщиками рабочих мест и инструментами для решения крупных проблем. А это все, так или иначе, связано с бывшим рынком СССР.

Если Грузия пойдет на это, сразу результата не будет. Но, например, сотрудничество в области энергетики поможет Тбилиси обеспечить страну теплой водой и светом. И это одно стоит, конечно, многих-многих лет разговоров о евроинтеграции.  

«Сотрудничество Грузии с Россией в сфере энергетики стоит многих лет разговоров о евроинтеграции»

— На сегодняшний день Россия в экономическом кризисе, в том числе из-за санкций. Многие эксперты сейчас говорят, что если с Ирана снимут санкции, то, по сути, Москва и Тегеран могут поменяться местами. Как вы думаете, в этих условиях России будет что предложить Грузии?

— России всегда есть, что предложить Грузии, а Грузии всегда есть, что предложить России, потому что те кооперационные связи, которые складывались столетиями, особенно в советские времена, были направлены на то, чтобы экономически связать различные регионы между собой.

Поэтому не надо, может быть, что-то новое делать, надо просто восстановить то, что было. И в этом смысле это никак не связано с Ираном и санкциями против Ирана. Тем более я не думаю, что санкции против Ирана будут сняты быстро, и что это каким-то образом сильно повлияет на рынок нефти или будет связано с санкциями против России. Я так не думаю.

Кстати, Иран для России хороший пример того, как можно даже в изоляции развиваться. Это трудно, но развиваться можно в условиях даже более жестких санкций, чем те, которые сейчас наложены на Россию.

Поэтому я думаю, что для того, чтобы развивать отношения и поднимать экономику, Грузии, прежде всего, надо ориентироваться на Россию и бывшие советские республики. Вот эту проблему сейчас надо решать. А все остальное будет решаться по ходу.

Нужно урегулировать проблему с железнодорожным, морским, воздушным сообщениями. Налаживать культурно-политические связи, потому что огромное количество грузин, я думаю, что больше половины всей Грузии, сейчас работают в России. Соответственно, перевод финансовых средств в Грузию и переезд этих людей, продление им права на работу и многие вещи...

То есть экономика Грузии может очень резко прибавить, если восстановятся нормальные отношения с Россией. Но здесь должна быть инициатива за Грузией, и те политические препятствия, которые существуют, должны быть убраны.

Если совсем коротко: премьер должен обратить внимание на социально-экономическое положение страны и понять, что без решения этих проблем, он дальше не может двигаться.

— Если в Грузии будет реализован все-таки негативный сценарий, начнутся волнения, «экспорт Майдана», как сейчас принято говорить, на ваш взгляд, что будет делать Россия в этой ситуации?

— Я уверен, что Россия ничего делать не будет ни против «майдана» в Грузии, ни за «майдан». Россия не будет вмешиваться. Но очевидно, что если грузинская элита не захочет развиваться нормально, а продолжит искать какие-то виртуальные пути выхода из сложившейся ситуации, кризис будет неизбежен.

0 Распечатать

Levan Kapanadze 07 апреля 2015, 21:27

Скажите вашему "эксперту" что Грузия сама себя обеспечивает эл. энергией, более того экспортирует в соседные страны, в том числе и в Россию.

Пример как можно развиваться с Россией мы видим в Армении, там катастрофа, в Грузии хотя и не очень высокий уровень жизни, но у нас соблюдаюися права человека, коррупции нет, гос институты работают в отличии от других стран бывшего совка. У нас правильный путь, мы должны следовать ей.

1

Оставить комментарий:

Наверх