14 ноября
02 июня 2014 2358 0

Неправильная победа

Чем плоха для Абхазии отставка президента Анкваба
Фото: interfax.ru
Фото: interfax.ru

usahlkaro Антон Крылов политолог, журналист

В воскресенье вечером президент Абхазии Александр Анкваб заявил об уходе в отставку. Оппозиция празднует победу. Но хороша ли эта победа для республики?

Революция в экспресс-формате

События развивались крайне стремительно. Во вторник, 27 мая, начали приходить сообщения из Абхазии о том, что протестующие захватили администрацию президента. На следующий день в Сухум экстренно прибыли помощник президента России Владислав Сурков и заместитель секретаря Совбеза Рашид Нургалиев.

В течение двух дней они занимались челночной дипломатией, встречаясь и разговаривая с обеими сторонами конфликта. Неизвестно, ставили ли они себе цель "спасти" Анкваба или нет. Скорее, всего – нет.

31 мая парламент Абхазии проголосовал за внеочередные президентские выборы 24 августа.

И, наконец, 1 июня Анкваб заявил о собственной отставке "в целях сохранения стабильности в стране". Исполняющим обязанности президента стал спикер Народного собрания Валерий Бганба, которому теперь уже бывший президент передал символ власти – гербовую печать, несмотря на то что днем ранее противился этому решению.

В понедельник, 2 июня, в отставку подал председатель правительства Абхазии Леонид Лакербая вместе со всем кабинетом министров. Исполняющим обязанности премьера стал его заместитель, министр финансов Владимир Делба.

Таким образом, меньше чем за неделю Абхазия осталась без руководства исполнительной власти, а летом вместо того, чтобы зарабатывать на туристах, абхазы будут заниматься избирательной кампанией, которая явно будет напряженной и совсем не декоративной. 

Летом абхазы вместо того, чтобы зарабатывать на туристах, будут готовиться к выборам 

Эксперты ожидали?

Государственный переворот в Абхазии стал безусловным сюрпризом для интересующейся политикой публики, чьё внимание было привлечено к событиям на Украине. Эксперты дружно заявили, что "напряжение росло" и "ситуация была взрывоопасной". Но ни одного публичного экспертного комментария, где предсказывалась бы нынешняя ситуация, в период с 26 апреля по 26 мая в Рунете найти не удалось.

На КАВПОЛИТЕ 29 апреля была опубликована статья, в которой говорилось: "В Абхазии сложная экономическая и социальная ситуация. В стране все меньше денег и все больше проблем. Но пока еще очень далеко до революционной ситуации. Но главное даже не в этом. Уровень компетенции, интеллектуальный багаж оппозиции примерно равен возможностям и способностям правящей нынешней элиты. Оппозиция, обвиняющая власть в неспособности решить фундаментальные проблемы развития страны, сама не в состоянии предложить идеи. Почему «сход»  такой оппозиции должен собрать больше полутысячи человек?"

6 мая главный редактор газеты "Чегемская правда" Инал Хашиг говорил: "Я думаю, что, если соберется пять тысяч человек, это будет достаточно большой успех для оппозиции. В этом случае сход плавно перетечет в долгоиграющий протест, и я не исключаю того, что власть возьмут в осаду, чтобы добиться уступок". 

14 мая три эксперта, опрошенных "Кавказским узлом", рассказали о причинах недовольства оппозиции, о вероятном участии России в конфликте, о предполагаемых действиях оппозиции. Но никто не спрогнозировал скорый уход Анкваба в отставку. 

21 мая в ходе встречи с Владиславом Сурковым Рауль Хаджимба рассказывал о том, как сильно в Абхазии любят Россию, но ни слова о планируемой оппозицией отставке президента сказано не было. 

И, наконец, 26 мая, накануне начала событий, председатель организации ветеранов Отечественной войны народа Абхазии "АРУАА" Виталий Габния "заверил, что никакого силового захвата комплекса правительственных зданий не будет, а те, кто попытается это сделать, поставит государственность Абхазии под угрозу". 

Тем не менее захват произошел, и Габния был совершенно прав, когда говорил, что подобные действия ставят государственность Абхазии под угрозу.

Прямая демократия и устойчивость государства

Государство на первый взгляд кажется чем-то очень крепким и незыблемым, но любой житель постсоветского пространства среднего и старшего возраста, а также любой житель Украины любого возраста скажет, что это лишь видимость.

Распад Советского Союза произошел крайне неожиданно для всех – и экспертов, и тем более граждан. Даже в августе 1991-го, когда центробежные процессы уже зашли крайне далеко, практически у всех оставалась надежда, что Союз сохранить удастся — пусть за вычетом Прибалтики.

Уничтожение государства Украина произошло еще быстрее — сначала протест против приостановки евроинтеграции, потом протест против разгона протеста против приостановки евроинтеграции, потом протест ради протеста... потом сто с лишним трупов, бегство президента и начало распада страны.

В Абхазии всё произошло намного спокойнее и гуманнее — жертв не было, президент принудительно-добровольно подписал заявление об отставке, преследовать его пока что никто не собирается (хотя никто не может гарантировать, что этого не произойдет в будушем).
​Анкваб принудительно-добровольно подписал заявление об отставке, преследовать его пока что никто не собирается 

Внешней угрозы Абхазия также не испытывает благодаря присутствию российских войск.

Проблема в том, что государство — это, прежде всего, институты. А любое проявление "народной демократии" эти институты расшатывает.

В мире существуют государства, где правительственные и парламентские кризисы редки, и выборы в подавляющем большинстве случаев происходят регулярно, как записано в законе. В мире также есть немало государств, где мало какому парламенту или премьеру удается доработать до официального окончания срока своих полномочий. В первую очередь приходят в голову Италия и Израиль.

Несмотря на наличие сепаратистов на севере страны и регулярные митинги, перерастающие в столкновения с полицией, в устойчивости итальянского государства сомнений нет.

Израиль вообще находится в состоянии перманентной антитеррористической операции, перемежаемой войнами. Но и там внеочередные выборы ни разу не сказались на безопасности государства.

А вот там, где власть меняется не через выборы, а через методы "народной демократии", по сути мало чем отличающейся от военного переворота, ситуация крайне плачевная.

Именно поэтому в западных странах, даже после крайне массовых студенческих протестов 1968 года, не было никаких "народных правительств" и прочих "атрибутов народовластия".

На восстановление разрушенных институтов гражданского общества уходит слишком много времени и сил, которых у нормального государства без внешней поддержки может банально не оказаться. А любая внешняя поддержка — это зависимость, благотворительность в международной политике не распространена, как бы в этом ни пытались убедить своих читателей украинские СМИ.

Любая помощь обусловлена теми или иными геополитическими интересами. С Украиной ситуация более-менее ясная, что же ждать Абхазии?

Покровительство или?

Абхазия без российской поддержки существовать не может — это, в общем-то, аксиома. Если российские войска по тем или иным причинам будут вынуждены покинуть страну, через несколько часов на их место придут грузинские. 
​Абхазия без российской поддержки существовать не может 

Россия же поддерживает Абхазию не из-за большой любви к абхазам и не из-за ненависти к грузинам — большинство россиян вряд ли отличат грузина от абхаза, а вино "Апсны" от "Хванчкары".

Просто России не нужны военные базы НАТО в нескольких километрах от летней резиденции Владимира Путина. Проект независимой Грузии, как и проект независимой Украины, изначально был построен на антироссийской риторике (а на чем еще их строить?), именно поэтому были поддержаны и Южная Осетия, и Абхазия. Хотя, безусловно, участие России на государственном уровне в конфликтах начала 90-х на бывшей грузинской территории было преувеличено так же, как сейчас преувеличивается роль России в гражданской войне на Украине.

Поэтому, с одной стороны, абхазы могут сколько угодно позволять себе эксперименты с народной демократией, увеличивая и уменьшая полномочия президента, передавая их парламенту и возвращая обратно. Никто к ним не вторгнется, а Россия официально от участия в абхазской политике самоустранилась.

С другой стороны, отсутствие порядка крайне негативно скажется и на без того не самой сильной абхазской экономике — инвесторы не любят беспорядков. Не любят их и отдыхающие. Именно поэтому в Крыму в тот период, когда полуостров был украинским, все выступления крымских татар происходили исключительно в межсезонье, чтобы не отпугнуть туристов.

В этом сезоне тем российским туристам, кто не поддастся на массовую рекламу Крыма и решит по тем или иным причинам отдохнуть в Абхазии, придется стать невольными наблюдателями за ходом избирательной кампании и голосования. Вряд ли шумные митинги и громкие выступления политиков — это то, что люди хотят от летнего отдыха. 
​В российском руководстве есть относительный консенсус относительно ненужности вступления Абхазии в состав России

Впрочем, вероятные проблемы с этим и последующим сезоном — далеко не самое страшное. Если революцию удалось осуществить один раз — её будут пытаться сделать и снова, и снова — чему опять-таки примером Украина.

Да и самой Абхазии есть что вспомнить — в 2004 году, после того как Хаджимба в течение долгого времени отказывался признать победу Багапша, народные выступления продолжались довольно долго.

Кто бы ни победил на выборах 24 августа, над ним всегда будет висеть дамокловым мечом возможность новой революции. Это крайне плохо сказывается на психологическом состоянии чиновников — и вместо усиления демократии они в подобных ситуациях обычно выбирают войну с оппозицией на полное уничтожение.

"Король умер — да здравствует король" — этот французский лозунг символизировал несменяемость государственной власти. "Революция победила — да здравствует революция" — этот лозунг символизирует смерть государства.

Сейчас в российском руководстве есть относительный консенсус относительно ненужности вступления Абхазии в состав России. Но если революция в Абхазии станет перманентной, если сторонам не удастся удержаться от применения насилия, то о государственном суверенитете можно будет забыть надолго, если не навсегда.

Хотят ли этого празднующие сейчас победу абхазские оппозиционеры? 

0 Распечатать

Наверх