17 июля
10 апреля 2015 3417 0

«Небольшой беспредел» по-абхазски

Власти республики начали серию громких судебных процессов, но общество ждет более веских перемен
Фото: pravosudiera.org
Фото: pravosudiera.org

usahlkaro Антон Кривенюк Журналист

О  существовании Вадима Матуа в стране, где каждый знаком с каждым через одно рукопожатие, до сих пор мало кто знал. Малообщительный глава крупнейшей в стране строительной компании во времена правления прежнего президента Александра Анкваба был всегда в тени — но «при всех делах».

Через его «Южную строительную компанию» проходили почти все стройки страны, а их было много: Анкваб возводил детские сады, школы, бассейн и даже новый стадион в центре Сухума.

Правда, у общественности с самого начала почти всегда возникали вопросы к качеству этих строек. К тому же курируемые на высшем уровне проекты находились вне какого бы то ни было контроля и надзора. Поэтому неудивительно, что после смены власти прокуратура проявила повышенный интерес к деятельности ЮСК. И 9 апреля Вадим Матуа был арестован по итогам допросов.

Политический допрос?

Главу ЮСК допрашивали в генеральной прокуратуре 7 апреля в течение нескольких часов. Ему и его зятю Иналу Барганджии инкриминируют экономические преступления – хищение средств в особо крупном размере. По версии обвинения, при строительстве одного из детских садов они присвоили свыше 7 млн рублей бюджетных средств. Это не первое уголовное дело, связанное с «Южной строительной компанией»: ранее дела завели и на других ее сотрудников.

«Дело ЮСК» очень показательно. Можно сделать выводы о многом – о характере взаимоотношений между властью и приближенным к ней бизнесе при прежнем президенте; о том, как и на что тратились российские деньги (понятно, что инфраструктура возводилась за счет финансовой помощи РФ); о многом другом.

Открытие нового детского сада в Сухуме, 2013 год. Фото: abkhazia.mid.ru

Противники нынешней власти утверждают, что в деле очевиден политический заказ. Собственно, об этом говорит и сам Матуа. Он обвиняет власти в том, что после их прихода не завершены проекты, имеющие большое социальное значение.

Но стоит посмотреть на ситуацию с другой стороны. Пришедшие к власти в Абхазии политические силы обещали детальный «разбор полетов» коррупционных схем. Громких уголовных дел пока не так уж и много, и дела вокруг ЮСК — самые громкие на сегодняшний день. 
​Новые власти в Абхазии обещали «разбор полетов». Но пока самым громким уголовным делом становится дело ЮСК

Но то, как развивается процесс вокруг строительной компании, показывает, что значит в абхазских условиях «наводить порядок».

Разбор громких дел

Мы уже сказали, что главный герой этой истории — человек непубличный, малообщительный. Он оставался в тени до того самого момента, пока лично не оказался под угрозой тюремного срока. То есть условия игры, которые выдвигает власть, неожиданны и неприятны для элиты — неважно, по какую сторону баррикад находятся чиновники или предприниматели.

Общепризнанные правила игры заключаются в том, что необходимо договориться и начать все «с чистого листа». В истории с ЮСК, власть, очевидно, пошла «напролом», возбудив дела в отношении первого лица компании — человека, у которого разумеется, найдется поддержка на разных уровнях.

Пару дней назад на сайте оппозиционной партии «Амцахара» был опубликован очень эмоциональный выпад Вадима Матуа, в котором не сказано практически ни слова по сути дела о претензиях прокуратуры, зато очень много нелестных характеристик в адрес президента Хаджимбы.

Материал уже удален с сайта, Матуа явно переборщил с эмоциями. Но мы не об этом. Здесь еще один важный момент. Любой сравнительно высокопоставленный чиновник, сотрудник правоохранительных органов или предприниматель, пользовавшийся поддержкой властей, в нынешних условиях может довольно быстро превратиться в политическую фигуру.

То есть объективно любые «косяки» в прежней деятельности — неважно, в каком качестве — можно очень быстро конвертировать в политический капитал. 7 апреля, когда Матуа находился на допросе в генеральной прокуратуре, у здания быстро собралась толпа людей и еще больше дорогих иномарок – это все группа поддержки опального предпринимателя. 

​Пока Матуа допрашивали, у здания Генпрокуратуры собралась толпа и дорогие иномарки – группа поддержки предпринимателя

Отсюда следующий момент. Расследование важных дел неизбежно будут сопровождать политические скандалы. Каждая такая история — это большая проблема для властей и бонусы для оппозиции. Любое вполне себе хозяйственное дело превращается в политическое.

Генеральная прокуратура Абхазии. Фото: sputnik-abkhazia.ru

Далее: мощные акторы хозяйственной, экономической и политической жизни могут аккумулировать и непубличную поддержку политического класса. Известно, что еще в прошлом году, когда проблемы у ЮСК только начинались, за эту компанию (и за «Черноморэнерго», против руководителей которой тоже были возбуждены уголовные дела) вступились влиятельные фигуры из оппозиции, предложившие властям сделку — прекратить критику готовившегося тогда к подписанию нового российско-абхазского договора взамен на прекращение преследования «Черноморэнерго» и ЮСК.

Кстати про «Черноморэнерго»: здесь мы можем отследить еще один важный момент – технологический. Уголовные дела в отношении руководителей компании развалились в суде, как считают специалисты, из-за низкого уровня работы следствия.

Сегодня в судах рассматривается много громких дел, но далеко не факт, что по большинству из них будут вынесены приговоры. Защита объективно сильнее обвинения, которому опять-таки, как считают специалисты, не хватает компетенции часто даже для того, чтобы грамотно составить документы.

По делу ЮСК суд рассматривал жалобу адвоката с требованием признать возбуждение уголовного дела против Матуа и Барганджии незаконным и необоснованным, так как следователь генеральной прокуратуры при его оформлении нарушил ряд статей действующего законодательства.

Одним словом, разбор громких дел по коррупции может стать источником и репутационных издержек для властей, так как эти дела после громких политических скандалов, очень вероятно, будут еще и разваливаться в судах.

Разрозненные верхи

«Дело ЮСК» – самый громкий политический скандал в Абхазии. Но речь идет об экономических преступлениях. В это же время в суде рассматривается еще одно дело — об убийстве российского предпринимателя Сергея Клемантовича.

Один из обвиняемых – депутат парламента страны. Процесс может иметь серьезные политические последствия для страны в целом. Но внутри Абхазии это дело — так же, как и другие — может трансформировать политическое поле.

«Власть» в республике — это широкий круг людей и интересов, которые могут входить друг с другом в противоречия. Известно о том, что в политических кругах, которые можно назвать сегодня «правящими», нет единой оценки и общего отношения, в том числе и к «делу Клемантовича».

К нему в той или иной степени могут иметь отношение многие влиятельные персоны, и в ходе судебного процесса кулуарная возня способна изменить некоторые конфигурации политического поля. Это еще одна почва для последующих кризисов.

«Небольшой беспредел»

Одним словом, «наведение порядка» по-абхазски — это тяжелейший процесс, который власть может пройти, серьезно потеряв в электоральном весе. Все прежние лидеры, также обещавшие навести порядок  и рассадить коррупционеров по камерам «с видом на море», потом вынуждены были примириться с существующим положением дел.

С другой стороны, президент Анкваб, отказавшись «навести порядок», потерял власть. Рауль Хаджимба и команда его единомышленников стоят перед сложной задачей. Очистить поле от коррупционеров, а иногда и уголовников можно только через серию политических кризисов, последствия которых непредсказуемы.

Если же пойти другим путем и создать новое «корпоративное соглашение» с элитой, велик риск потерять власть до следующего выборного цикла. Коррупция лишает страну развития, а общество не готово жить в условиях «небольшого беспредела».  0 Распечатать

Наверх