16 декабря
15 марта 7788 0

Научный раскол в Калмыкии

Ученые обвинили администрацию КалмНЦ в массовых увольнениях сотрудников и развале калмыцкой науки
 Калмыцкий научный центр РАН
Калмыцкий научный центр РАН

usahlkaro Бадма Бюрчиев обозреватель

Инициатор коллективного письма президенту России от имени ученых, недовольных ситуацией в Калмыцком научном центре РАН, старший научный сотрудник Босха Борлыкова была уволена 2 марта из-за отказа подписать так называемый «эффективный контракт». По ее словам, руководство института принуждает сотрудников перейти на неполный рабочий день, «чтобы создать видимость исполнения» майского указа Путина о повышении заработной платы ученых. В свою очередь руководство КалмНЦ заверяет, что переход на новые контракты не связан с поручением президента.И обвиняет оппонентов в намеренной дискредитации как самого института, так и непосредственно его руководителей.

Босха Борлыкова: руководство института устроило травлю

Как рассказала кандидат филологических наук Босха Борлыкова, 1 марта ей пришло уведомление за подписью директора института, в котором сказано, что с Борлыковой будет расторгнут трудовой договор, в случае ее «несогласия на работу в соответствии с новыми условиями трудового договора» (копия есть в распоряжении «Кавполита»).

«28 февраля я была вынуждена вызвать в институт полицию, чтобы зафиксировать, что меня принуждают подписать дополнительное соглашение, с которым я не согласна», – сообщила сотрудница научного центра.

Днем ранее Борлыкова, по ее словам, обратилась в прокуратуру Элисты с жалобой на «формы и методы работы руководства КалмНЦ». «Защита мной своих трудовых прав и свобод всеми способами, не запрещенными законом, привели к моббингу на работе, травле меня на рабочем месте», – говорится в заявлении (копия есть в распоряжении «Кавполита»).

С жалобами в прокуратуру, добавила она, обратились также два сотрудника КалмНЦ, находящиеся в отпуске по уходу за детьми, которым «тоже прислали уведомления о необходимости подписатьдопсоглашения– с угрозой увольнения» (копии заявлений есть в распоряжении «Кавполита»). «Как они собираются увольнять декретников?» – недоумевает Борлыкова.

«Как они собираются увольнять декретников?»

В заявлении на имя прокурора Элисты она отмечает, что одной из основных причин административного давления стал ее отказ «передать работодателю исключительное право на свой научный труд».

«Речь идет о «Сборнике калмыцких народных песен и мелодий XIX века». Эта книга была выполнена не по госзаказу, а в рамках проекта, по которому я получила грант. Но от меня требовали передать институту исключительное право на книгу, причем оформить это предлагалось задним числом. Все подтверждающие документы я передала в прокуратуру», – пояснила Борлыкова.

К подписанию так называемого «эффективного контракта», согласно которому научные сотрудники добровольно отказываются от полной ставки и переходят на шестичасовой рабочий день, Борлыкову, по ее словам, стали принуждать сразу после выхода из декретного отпуска в июле 2017 года.  

«Сначала прислали уведомление, что я должна пройти конкурс, подтверждающий квалификацию. Хотя, по условиям моего трудового договора, в 2016 году наш контракт с институтом стал бессрочным. И в суде руководство КалмНЦ вынуждено было это признать. Но после суда мне вновь прислали какие-то документы на подпись. Я проконсультировалась с юристом. Выяснилось, что дополнительное соглашение, которое мне предлагали подписать, превратило бы мой бессрочный контракт – в срочный», – рассказала Борлыкова.

Она считает, что большинство ее коллег боится выступать против руководства как раз из-за того, что с ними заключены срочные договоры на один год, «которые с неугодными могут просто не продлить». Второй сдерживающий фактор, по ее убеждению, – «все еще не заселенный» дом для молодых ученых, поскольку «каждый надеется, что служебное жилье достанется ему».

Еще одна причина, не позволяющая ученым отстаивать свои права, по мнению Борлыковой, – низкая зарплата, из-за чего «мало кто может позволить себе обращаться в суд».

Из-за низкой зарплаты ученые не могут позволить себе обращаться в суд

Вместе с тем сотрудница института отметила, что прежде чем написать письмо президенту, она и ее коллеги неоднократно обращались во «всевозможные» надзорные органы.

Письмо президенту: наука на грани краха

В письме, направленном президенту РФ 5 января (копия есть в распоряжении «Кавполита»), сотрудники КалмНЦ призвалиглаву государства «принять меры и оградить работников от беспредела», исходящего, как они считают, от администрации учреждения. По мнению ученых, после «массового увольнения» работников института «ситуация в калмыцкой академической науке стала критической».

Авторы обращения связывают положение дел в институте с деятельностью нового руководства учреждения. За два года работы нынешней администрации, утверждается в письме, «уволилось из института более 40 человек, в том числе научных сотрудников – около 30 человек».

К письму приложен «список уволенных работников». В самом обращении перечисляются имена наиболее авторитетных ученых, ушедших из института в указанный период. Среди них – шесть заслуженных деятелей науки: историки Константин Максимов и Владимир Санчиров, филологи Николай Убушаев и Эллара Омакаева, политолог Нина Очирова и биолог Людмила Ташнинова.

Группа ученых также заявляет, что руководство КалмНЦ «во исполнение майского указа президента России о повышении заработной платы к 2018 году до 200% средней региональной заработной платы вынуждает научных сотрудников переходить на неполный рабочий день».

Во исполнение майского указа президента России научных сотрудников вынуждают переходить на неполный рабочий день

Кроме того, авторы письма обращают внимание на ситуацию с 25-квартирным домом для молодых ученых и специалистов, «который сдан в 2015 году, но по сей день не заселен, более того, в 2017 году разворован».

В заключительной части авторы письма рассказывают о проблемах, связанных непосредственно с научной деятельностью.

По их словам, в КалмНЦ «предали забвению» торжественно открытую в сентябре 2016 года генетическую лабораторию «вместе с дорогостоящей аппаратурой». 

Обратившиеся к властям ученые считают, что «сегодня лингвистическая наука в КалмНЦ РАН стоит на грани окончательного краха», поскольку «нет специалистов должного уровня: 6 лингвистов, известных ученых со знанием языка (1 доктор наук и 5 кандидатов наук) вынуждены уйти из отдела языкознания». 

Лингвистическая наука в КалмНЦ РАН стоит на грани окончательного краха

Кроме того, продолжают авторы петиции, новое руководство института «ликвидировало» отдел джангароведения.

Резюмируя свое обращение, группа сотрудников института констатирует, что методы управления нового руководства привели «к разрушению десятилетиями выстраиваемой системы академических разработок».

Копия обращения к президенту России, подписанная девятью учеными, была направлена главе Калмыкии Алексею Орлову.

Нюдля Очирова: новый договор подписала по незнанию

С кандидатом филологических наук Нюдлей Очировой институт не продлил трудовой договор в прошлом году. Как она утверждает, проблемы с руководством у нее начались «сразу же после назначения нового директора».

При этом, в отличие от Борлыковой, Очирова подписала дополнительное соглашение с КалмНЦ.

«В 2016 году я прошла конкурс, подтвердила квалификацию. Предполагалось, что со мной должны были заключить договор на пять лет, как это было раньше. Но мне предложили контракт на год. Как выяснилось, согласившись на конкурс, я согласилась на новые условия. Пришлось подписать. Но в прошлом году я уже не стала подавать документы на конкурс. И когда истек срок договора, меня уволили», – сказала Очирова.

По ее словам, на нее тоже «постоянно составлялись акты о нарушениях». «Доходило до того, что я просила библиотекарей ставить мне штампы, чтобы подтверждать, что я работала в читальном зале», – добавила Очирова.

Она отметила, что в 2016-2017 годах безуспешно пыталась привлечь внимание властей, в том числе президента страны, к ситуации в институте. «Все жалобы спускаются в ФАНО, оттуда приходят отписки», – сообщила Очирова.

Все жалобы спускаются в ФАНО, оттуда приходят отписки

Ученый уточнила, что оклад научного сотрудника в КалмНЦ при полной ставке был «около 16 тысяч рублей», после перехода на шестичасовой рабочий день он сократился «до 14 800 рублей».

Отметим, что, согласно имеющимся в распоряжении «Кавполита» копиям соглашений, договором устанавливается «надбавка за увеличение работы по госзаказу» – в размере почти пяти тысяч рублей. 

Баира Иджаева: дом для молодых ученых обокрали

В свою очередь младший научный сотрудник Баира Иджаева заявила, что подписала обращение к президенту, поскольку у нее вызывает вопросы ситуация с домом для молодых ученых. 

«Дом сдали в 2015 году и даже создали комиссию, которая распределила жилье. В то время я подходила по критериям. Сейчас уже не подхожу. Поменялось руководство, комиссию расформировали, все ее акты аннулировали. В 2016 году нам сказали собрать документы повторно. Прошел год – воз и ныне там. Мы по-прежнему не знаем, кто из сотрудников и когда получит жилье. Никаких конкретных ответов от руководства на эти вопросы нет», – сказала Иджаева.

По ее словам, осенью прошлого года «появилась информация», что дом обокрали – «вынесли автономное отопление, украли котлы, ванны». «От руководства мы узнали только, что возбуждено уголовное дело. С тех пор никаких новостей», – добавила Иджаева.​

Дом для молодых ученых в 9 мкр Элисты. Фото: Бадма Бюрчиев\ КАВПОЛИТ

Сотрудник КалмНЦ, попросивший не указывать его имя, утверждает, что «практически на всех» сокращенных специалистов «оказывалось психологическое давление» со стороны администрации.

«Я не против молодых ученых, которые пришли вместо уволенных. Но им нужны наставники. Становление ученого проходит не за один год. И многое приходит с опытом, этого не преподают в университете и даже в аспирантуре. Кроме того, у меня возникает вопрос. У нас финансируются конкретные исследования, на каждое из них отводится три-четыре года. Кто закрывает темы уволенных сотрудников – ведь субсидии на них уже выделены?» – отметил ученый.

«Обстановка в институте крайне нездоровая»

Ведущий исследователь по истории ойратов Владимир Санчиров вышел на пенсию в сентябре 2016 года. При нынешнем руководстве института, по его словам, он проработал «месяцев семь-восемь». Обстановку в КалмНЦ историк характеризует как «крайне нездоровую».

«Работоспособный коллектив, который создавался при прежнем руководстве, – развален. Большая часть дееспособных сотрудников вынуждена была уйти. А другая часть – молча подчиняется дирекции. Я-то уже и сам собирался на пенсию. Но мне жалко тех, кто остался. Вместо того, чтобы посвятить себя научным занятиям, им приходится тратить время на склоки, интриги и прочее», – сказал Санчиров. 

Ученым приходится тратить время на склоки, интриги

Известный монголовед и тибетолог Эллара Омакаева уволилась из КалмНЦ в июне 2016 года – по ее словам, из-за административного давления.

«Я работала в институте с 1982 года. И никогда даже не пыталась никуда уйти, хотя у меня всегда были предложения. После смены руководства на меня стали составлять всякие акты. Не знаю, чего добивалось своим давлением новое руководство. Но они, видимо, не думали, что я решусь на увольнение», – заявила Омакаева.

Она также рассказала, что перед уходом из института возглавляла отдел языкознания и занималась подготовкой «Академической грамматики калмыцкого языка», «Нового калмыцко-русского словаря» и «Толкового словаря языка калмыцкого героического эпоса «Джангар».

«В отделе языкознания работало восемь человек. Сейчас там осталось двое – они аспиранты. Темы по языкознания не выполняются. Работу над «Толковым словарем эпоса «Джангар» я начала в 2014 году, это была моя идея, концепция. Молодые ученые продолжают работу. Но самостоятельно они не смогут довести ее до ума», – отметила Омакаева.

Администрация: установленный режим не связан с майским указом президента

В ответе на журналистский запрос, датированном 22 февраля, дирекция КалмНЦ заявляет, что «информация о «массовом» увольнении из института научных сотрудников не является достоверной».

Руководители КалмНЦ утверждают, что в 2016-2017 годах «из учреждения уволилось 17 научных сотрудников, из них восемь в пенсионном возрасте».

«Научные работы, которыми занимались в период своей работы в учреждении уволившиеся сотрудники, были своевременно закончены или продолжают разрабатываться другими научными сотрудниками», – заверяют в КалмНЦ.

Далее в ответе на запрос говорится, что «перевод сотрудников на неполный рабочий день произведен учреждением в соответствии с требованиями действующего трудового законодательства… без какого-либо давления на сотрудников со стороны администрации».

Перевод сотрудников на неполный рабочий день произведен без давления на сотрудников со стороны администрации

«Установленный режим неполного рабочего времени никаким образом не связан с повышением заработной платы научных сотрудников до 200%. Данный указ президента РФ выполняется учреждением за счет средств, полученных в качестве субсидии от правительства РФ», – подчеркивают представители научного центра.

По поводу 25-квартирного дома для молодых ученых в ответе на запрос сказано, что «фактически, несмотря на юридически состоявшийся ввод объекта в эксплуатацию, дом не завершен, а именно отсутствует внутренняя отделка помещений (настил полов, заключительная отделка стен и потолков помещений дома)».

«В связи с отсутствием финансирования от ФАНО России, так и собственных внебюджетных средств в необходимом объеме (более 6 млн по ценам 2016 года – прим. ред.) работы по внутренней отделке помещений не осуществлены», – поясняют руководители КалмНЦ.

Дом для молодых ученых не завершен из-за отсутствия финансирования

Администрация института подтверждает, что лаборатория генетических исследований в настоящее время не работает, «в связи с увольнением в январе 2017 года научного сотрудника, руководившего этим направлением».

«В силу уникальности данной научной области на рынке труда не имеется кандидатов на должность», – добавляют представители института.

Что касается судьбы отделов языкознания и джангароведения, то, как следует из ответа на запрос, на конец 2015 г. они в структуре не значились, имелись отдел фольклора и джангароведения и отдел теоретической и экспериментальной лингвистики. Затем отдел фольклора и джангароведения был переименован в отдел фольклора, который, в свою очередь в марте 2017 года «вошел в структуру отдела монгольской филологии».

ФАНО: обращайтесь в суд

Коллективное письмо калмыцких ученых администрация президента направила на рассмотрение в ФАНО. 2 февраля оттуда пришел ответ на имя Борлыковой (копия есть в распоряжении «Кавполита»).

Специалисты ФАНО рекомендуют «при наличии фактов нарушения трудового законодательства» обращаться «в федеральную службу по труду и занятости, в комиссию по трудовым спорам либо в суд».

К рекомендации «обратиться в государственную инспекцию труда» сводится также ответ, направленный Борлыковой из администрации главы Калмыкии (копия есть в распоряжении «Кавполита»).

1 Распечатать

Наверх