29 января 2014 1826 1

Насрутдиновым перекрывают трубу

В Махачкале задержан по подозрению в мошенничестве генеральный директор ОАО «Даггаз» Руслан Абдуллаев
Фото: khersonline.net
Фото: khersonline.net

usahlkaro Рамазан Магомедов Автор статьи

Информация о заключении под стражу Руслана Абдуллаева поступила из Кировского райсуда Махачкалы вечером 28 января. Несколькими днями ранее бизнесмена вызывали на допрос в связи с уголовным делом против арестованного в Москве бывшего вице-премьера Дагестана Магомедгусена Насрутдинова, чья семья контролирует крупные пакеты акций ОАО «Даггаз». Теперь директор этой компании сам стал подозреваемым по той же 159-й статье УК РФ («Мошенничество»), но два дела пока не связаны.

За несколько дней, прошедших с момента задержания Магомедгусена Насрутдинова, обвинение против него было существенно уточнено в части суммы вменяемого мошенничества. Первоначально чиновника подозревали в том, что еще в 2002 году он организовал продажу в пользу ОАО «Даггаз» ряда газораспрелительных сетей по цене 58 млн рублей при реальной стоимости газопроводов в 198 млн рублей. Однако при предъявлении обвинения, как сообщил адвокат Насрутдинова Зураб Алиев, объем недооценки активов был снижен до 17 млн рублей. Что, правда, не лишает вменяемого мошенничества статуса «особо крупного».

О поводе для задержания генерального директора «Даггаза» Руслана Абдуллаева пока не сообщается, однако и в этом случае следователи вполне могли поднять из-под сукна старое дело. Еще в начале 2009 года руководитель следственного управления прокуратуры России по Дагестану Касумбек Амирбеков подал в Верховный суд Дагестана представление, где была описана схема вывода принадлежащих газовикам активов по заниженной стоимости, в организации которой подозревался в том числе Руслан Абдуллаев.

В представлении прокуратуры утверждалось, что в 2005—2006 годах Магомедгусен Насрутдинов (в тот момент — председатель совета директоров ОАО «Даггаз») в сговоре с Русланом Абдуллаевым «путем обмана и злоупотребления доверием» приобрел имущество и земельные участки ОАО «Даггаз», относящиеся к федеральной собственности, по цене намного меньшей, чем реальная. При этом акцентировались родственные связи организаторов схемы: Руслан Абдуллаев доводился зятем генеральному директору ООО «Каспийгазпром» Кериму Гусейнову, который, в свою очередь, был зятем Насрутдинова. Об этом говорится на сайте "КоммерсантЪ" и "Новое дело".

Сам Насрутдинов тогда объяснял, что продажа земельных участков «Даггаза» представляла собой избавление от непрофильных активов в полном соответствии с рекомендациями «Газпрома» и Федеральной службы по тарифам. В результате летом 2009 года арбитражный суд признал законность перехода имущества «Даггаза» в собственность компании семьи Насрутдиновых «Даг-С-газ», а уголовное преследование Руслана Абдуллаева и Магомедгусена Насрутдинова не состоялось.

Правда, последнему пришлось сменить работу, переместившись на должность заместителя гендиректора ООО «Кавказрегионгаз» (ныне ООО «Газпром межрегионгаз Пятигорск»). А Руслан Абдуллаев продолжал занимать пост гендиректора «Даггаза».

Цена независимости

Эта история была далеко не единственным скандалом, в котором был замечен «Даггаз». В определенный момент эта компания оказалась пятым колесом в дагестанской газовой «телеге», и ей регулярно приходилось сталкиваться то с контролирующими госорганами, то с интересами других игроков газового рынка республики.

По сути дела, на этом рынке «Даггаз» был и остается единственным независимым оператором, который не находится под внешним контролем. Это произошло благодаря тому, что в свое время контрольный пакет акций «Даггаза» (51%) был приватизирован, оказавшись в руках трудового коллектива (48% осталось у ОАО «Газпром»).

Затем, как это часто бывало с приватизируемыми предприятиями, акции, принадлежавшие коллективу, постепенно перешли в руки топ-менеджеров компании, в данном случае семьи Насрутдиновых. Согласно последнему списку аффилированных лиц от 31 декабря прошлого года, 17,5% акций «Даггаза» принадлежит Насрутдину Насрутдинову — отцу Магомедгусена Насрутдинова, а еще 18,3% акций — его сыну Динисламу Насрутдинову.

В последние годы «Даггазу» фактически приходилось вести борьбу за выживание на рынке. Такая ситуация сложилась потому, что управление газотранспортными активами, которые в 2002 году достались компании, осуществлял не сам «Даггаз», а ООО «Дагестангазсервис» (по данным «СПАРК-Интерфакс», стопроцентная «дочка» санкт-петербургского ОАО «Газпром газораспределение»), которая арендовала газопроводы у «Даггаза».

Отношения между этими двумя компаниями были конфликтными – «Даггаз» регулярно подавал в отношении «Дагестангазсервиса» арбитражные иски по факту неоплаты аренды газопроводов и время от времени их выигрывал. В частности, в декабре 2009 года Арбитражный суд Республики Дагестан постановил взыскать с «Дагестангазсервиса» в пользу «Даггаза» более 43 млн рублей основного долга.

Конфликт вновь обострился в 2012 году, уже когда Магомедгусен Насрутдинов был министром в правительстве Дагестана. По данным годового отчета «Даггаза», невыполнение «Дагестангазсервисом» обязательств по аренде газопроводов привело к тому, что из запланированной выручки в 225 млн рублей «Даггаз» получил только 46 млн, и в результате «Даггаз» закончил год с крупным убытком — 60,57 млн рублей.

В прошлом году судебные разбирательства продолжились, но теперь «Даггаз» подключил к ним самого крупного игрока газового рынка Дагестана – ООО «Газпром межрегионгаз Пятигорск», которое, собственно, и поставляет газ в республику.

Логика иска «Даггаза» была следующей. «Газпром межрегионгаз Пятигорск» выступает поставщиком газа на всей территории Дагестана и собирает деньги за газ со всех потребителей, а в конечную стоимость газа заложен тариф на его транспортировку – следовательно, в тарифе заложена и доля «Даггаза», который является собственником газопроводов.

На этом основании «Даггаз» заявил о необоснованном обогащении «Газпром межрегионгаза Пятигорск» на сумму почти 190 млн рублей, но в октябре прошлого года Арбитражный суд Ставропольского края этот иск не удовлетворил. В декабре прошлого года «Даггаз» подал по этому делу апелляционную жалобу в 16-й арбитражный апелляционный суд в Ессентуках.

Конфликт с «Газпром межрегионгазом Пятигорск» разворачивался не только в судебных стенах. 25 октября прошлого года, за несколько дней до вынесения решения ставропольским краевым арбитражем, коллектив «Даггаза» опубликовал в махачкалинском еженедельнике «Черновик» открытое письмо в адрес президента Дагестана Рамазана Абдулатипова, с требованием  «прекратить противоправные действия, чинимые ООО “Газпром межрегионгаз Пятигорск” в отношении ОАО “Даггаз”». В этом документе среди прочего утверждалось, что объем «злостных, целенаправленных неплатежей контрагента» уже превысил 380 млн рублей.

Осталось правильно посчитать

На фоне радостных реляций ряда СМИ о поимке очередного дагестанского коррупционера осталось незамеченным короткое официальное сообщение, что до 1 марта каждый субъект СКФО должен подписать с ОАО «Газпром» акты о подтверждении объемов задолженности за газ.

Такое решение было принято на совещании в Москве, которое провел полпред президента в СКФО Александр Хлопонин 21 января – через два дня после задержания Магомедгусена Насрутдинова. Видимо, как раз для участия в этом совещании и вылетел в Москву задержанный вице-премьер Дагестана.

Здесь можно вспомнить, что именно Магомедгусен Насрутдинов неоднократно подвергал принципиальному сомнению те суммы задолженности за газ по Дагестану, которые озвучивались газпромовскими структурами. Как утверждали источники в окружении бывшего вице-премьера, он вновь планировал изложить свою точку зрения на совещании у Александра Хлопонина, и если следовать этой версии, то задержание и последующий арест Насрутдинова выглядят как превентивная мера. Ведь суммы, стоящие на кону, давно приобрели астрономический характер.

В июне прошлого года на совместном совещании правительства Дагестана и руководства работающих в регионе структур «Газпрома» говорилось, что общий объем газовых долгов республики составляет 19 млрд рублей, причем из них 16 млрд приходится на долги населения. В материале «Дагестанской правды», посвященном этому заседанию, упоминается, что кто-то из присутствовавших прокомментировал эту информацию многозначительной репликой: «Это нарисованные цифры».

Помимо Магомедгусена Насрутдинова, такую точку зрения могли разделять и другие члены правительства Дагестана. Например, недавно отправленный в отставку министр промышленности республики Ризван Газимагомедов еще в ноябре 2012 года говорил, что граждане в большинстве своем платит за газ, а долги образуют газовые компании, и в том, что у поставщиков газа наблюдались жульнические схемы, нет вины населения.

О появлении несуществующих долгов, вызывающих возмущение людей, Ризван Газимагомедов упомянул и на прошлогоднем совещании. Однако Рамазана Абдулатипова, который также на нем присутствовал, это явно не удовлетворило – он тогда посоветовал выяснить правду в суде, но этот призыв оказался риторическим. Так или иначе, теперь ни Насрутдинова, ни Газимагомедова в кабинете министров Дагестана больше нет.

Что касается дальнейшей судьбы «Даггаза», то она может оказаться незавидной. В прошлогоднем письме сотрудников компании утверждалось, что компания на тот момент задолжала по налогам и обязательным платежам более 140 млн рублей, а по зарплате – более 45 млн рублей. А теперь она еще и фактически лишилась руководителя.

Кроме того, можно вспомнить, что семье Насрутдиновых принадлежат в Дагестане и другие серьезные активы – компания «Даг-С-газ», крупный оператор рынка сжиженного газа в республике, торговый центр «Апельсин» в Карабудахкентском районе, винно-коньячный и пивоваренный комбинат «Каспий» и др.

Впрочем, еще в момент задержания Магомедгусена Насрутдинова высказывалась версия, что это временная акция и вскоре чиновника могут выпустить. Но даже если это и произойдет, то явно не раньше, чем будет утвержден размер дагестанских долгов за газ. Ждать осталось недолго —  до 1 марта. Если, конечно, этот срок будет выдержан.

0 Распечатать

Ассан Ага-Дадашхвари 07 февраля 2014, 23:42

Вообще надо разбить все кланы в бандестане, где каждый житель знает, кто и на какие шиши жирок нагулял..., народ знает, но "не знают" прокуроры и другие службы государевы, которые по роду службы обязаны пресечь этот бардак , порождающий терробандитизм. Потому федеральному центру надо ооочень много попотеть, чтоб довести до конца зачистку власти от предателей. К примеру, проезжая из Махача в Каспийск. постоянно задавался вопросом, чей это памятник в кустах на проспекте Насрудинова..., окаца это дед нынешнего лефортовского сидельца, который при коммуняках был министырем СХ ДАССР. Выходит. если за всю советскую историю в РД было более сотни министырей, то логично назвать их именами улицы и поставить в добавок на этих улицах памятники. За какие заслуги? В селах народ пребывал и пребывает в нищете. при коммунистах народ сельский вообще был на правах крепостных.... так за какие заслуги???? А заслуги вот какие - М-Гусейн просто-напросто купил у левашистов лицензию на улицу своей фамилии и на установку памятника..., - деньги ничто, понт дает все!!!!! АРГо просто обязан навести в городах РД порядок, провести ревизию по улицам. переименованным в постсоветский период. Так же считаю незаслуженным переименование пр.Кирова в Гамидова.., это тоже результат межклановой войны, после которой левашисты передали по наследству должность от погибшего брата к младшему. И это происходжило с госдолжностью, как тогда должен относиться народ к такой власти? редикализация это один из ответов на такое глумление над здравым смыслом. И все это происходило на глазах Кремля, потакавшем этим всем безобразиям. Имеется все-таки надежда, что после Сочи, за клановиков в бандестане возьмутся по-серьезней. Другого пути просто нет, т.к. кланы нкиогда не будут способствовать развитию и умиротворению , кланы по-своей преступной природе будут паразитировать и разрушать доверие к власти в обществе, со всеми позорными последствиями, которые происходят и в наши дни.

0

Оставить комментарий:

Наверх